Зачем Казахстану Иран и уран | Центральная Азия - события и оценки | DW | 28.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Зачем Казахстану Иран и уран

Астана стремится стать посредником в переговорах вокруг иранской ядерной программы. Пока попытки достичь компромисса между Ираном и ООН не увенчались успехом. Подробности у DW.

Переговоры между шестеркой и Ираном в Алма-Ате

Переговоры между "шестеркой" и Ираном в Алма-Ате

Очередные переговоры между Ираном и "шестеркой" международных посредников (постоянные члены Совбеза ООН плюс ФРГ), ищущих выход из продолжающегося с середины 2000-х годов конфликта между Тегераном и ООН вокруг иранской ядерной программы, завершились в Алма-Ате 27 февраля. В отличие от предыдущих раундов, проводившихся в Москве, в Стамбуле и в Багдаде, на сей раз участники по крайней мере договорились о продолжении - и тоже в Алма-Ате, в апреле нынешнего года. Случайно ли то, что выбор места проведения пал на Казахстан, и к чему стремится руководство этой страны, предлагая ее в качестве площадки для крайне сложных переговоров, в которых пока не предвидится хеппи-энда?

Астана стремится занять особую позицию

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш

По мнению немецкого эксперта по Центральной Азии Михаэля Лаубша (Michael Laubsch) никто из реалистов не надеялся, что переговоры в Алма-Ате вдруг завершатся принятием конкретного плана, который устроит все стороны. Тем более в июне в Иране - президентские выборы. До их проведения ждать каких-либо подвижек со стороны Тегерана не стоит. "Но выбор этой страны в качестве места для переговоров объясняется не только ее месторасположением: между Европой и Ираном - где участникам будет удобно встречаться. Скорее, дело в том, что Казахстан как модератор переговоров, который за кулисами может сгладить остроту противоречий, устраивает и Запад, и Россию с Китаем, и Иран", - сказал эксперт в интервью DW.

По его словам, Астана стремится занять особую позицию в мировой политике. Это - роль посредника, причем не только между Западом, Россией и, возможно, Китаем, что обусловлено географией, но и между исламским и неисламским мирами. "Астана сохранила хорошие отношения с Тегераном, с Западом у нее тоже последовательно развивающиеся контакты, не говоря уже о России и Китае. И переговоры по иранской ядерной программе этот статус укрепляют", - отмечает Михаэль Лаубш.

Внимание к Казахстану как к переговорной площадке в первую очередь определялось тем, что он демонстрирует приверженность идее контроля над ядерными вооружениями, считает российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. "Двадцать лет назад он это показал отказом от обладания ядерным оружием, а сравнительно недавно - выдвижением инициативы по размещению на территории страны международного банка отработанного ядерного топлива, которое под контролем МАГАТЭ могут использовать страны, развивающие мирную ядерную энергетику", - отмечает Аркадий Дубнов. В его глазах этот довод делает претензии Казахстана на роль "ядерного посредника" весьма серьезными.

Банк ядерного топлива как аргумент и инструмент

Хотя, напоминает эксперт, тут произошла незадача: накануне начала переговоров в Алма-Ате стало известно, что в Усть-Каменогорске, вопреки прежним планам, не будет создан банк ядерного топлива по причине опасений местного населения и отсутствия на Ульбинском металлургическом заводе, где должен был размещаться склад отходов, соответствующих помещений. "Но, не думаю, что это сообщение серьезно повлияет на имидж Казахстана как удачного посредника в переговорах, связанных с контролем над ядерным вооружением", - сказал в интервью DW российский эксперт.

Есть у Казахстана и конкретный интерес в участии в переговорах по иранской ядерной программе, продолжает Михаэль Лаубш разговор об идее Астаны создать в Казахстане банк ядерного топлива. "В перспективе Астана готовится к тому, что если этот банк будет создан, то Ирану можно предложить брать оттуда необогащенный уран для нужд его мирной ядерной энергетики, а через бюро МАГАТЭ в Вене осуществлять контроль за такими поставками. Таким образом, Казахстан, являющийся одним из ведущих экспортеров необогащенного урана в мире, займет одно из центральных мест в мировом трансфере ядерного топлива", - объясняет немецкий эксперт. По его словам то, что в Алма-Ате прошли небезуспешные переговоры, прибавляет в глазах мирового сообщества доверия не только к казахстанской политике, но, опосредованно, и к казахстанской экономике, а это играет на руку местной атомной промышленности.

Два победителя без проигравших

В результате, считает Аркадий Дубнов, переговоры в Алма-Ате выявили двух победителей и не обнаружили проигравших. Иранская сторона дала возможность Казахстану продемонстрировать, что его миротворчество имеет реальные шансы на успех, хотя сама ни на йоту не сдала своих позиций. Она продолжает утверждать, что Иран не станет прекращать производство 20-процентного обогащенного урана, и не закроет завод по обогащению урана Фордо - то есть как раз то, что перед выборами так хотят услышать многие иранские избиратели.

Аркадий Дубнов

Аркадий Дубнов

При этом иранская делегация заявила, что предложения "шестерки", озвученные Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон, более взвешенные, чем прежние, а это дает основание для продолжения переговоров. "Ни в Москве, ни в Стамбуле, ни в Багдаде переговоры продолжения не предполагали, так что "шестерка" может считать, что не проиграла. А Казахстан тоже вышел победителем, поскольку на его площадке была достигнута такая подвижка, и следующий раунд также должен пройти в Алма-Ате", - подводит итог Аркадий Дубнов.