1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Заповедник европейской диктатуры

19.12.2002

«Геббельс может быть спокоен. Умерший учитель держит за горло ныне здравствующих в Беларуси учеников. И они действуют по принципу: чем больше ложь, тем она правдоподобнее. Вся внутренняя политика Беларуси состоит из большой лжи, манипуляции общественным мнением. На этом держится режим Лукашенко», -

говорит председатель Объединённой гражданской партии Анатолий Лебедько.

В 2004 году европейский континент будет выглядеть иначе, чем он выглядит сегодня. ЕС прирастет десятью новыми государствами. Все они разные, но объединяет их общая приверженность демократическим принципам в политике и рыночной экономике. Белорусское же руководство такие изменения пугают. Границы ЕС подойдут вплотную к границам Беларуси, а вместе с ними, как говорит белорусский лидер, придет и враждебный блок НАТО.

О том, как видит Беларусь свое «новое» западное соседство, как развиваются отношения со «старыми» соседями на востоке, и что думают обо всем этом сами белорусы мы и поговорим сегодня.

В один из моих последних визитов в Беловежскую Пущу - один из красивейших природных заповедников в Европе, расположенный на границе Беларуси и Польши, экскурсовод с сожалением отметил, что скоро даже белорусские зубры не смогут навещать своих родственников по другую сторону границы - в Польше: «Ведь теперь они все – шпионы НАТО. Теперь даже зубр зубру – волк». В Беловежской Пуще к расширению ЕС готовятся и люди: строят новые пограничные заграждения. «Скоро граница снова будет на замке», - шутят местные жители.

Это своего рода закон природы: если в одном месте границы убирают, то в другом их непременно возведут. В данном случае возводят их в Беларуси. И уже не первый год. И это не только проволочные заграждения и распаханная полоса земли. Независимые комментаторы называют это «бетонной стеной упрямства и отторжения всего европейского как вредного и опасного». Над укреплением фундамента этой стены, не покладая рук и трудится Александр Лукашенко.

Когда он в 1996 году впервые «поиграл мускулами» перед Европой, выселив западных послов из их резиденций под Минском, главы дипломатического корпуса в знак протеста покинули пределы Беларуси. А вскоре была принята ответная мера: президенту и большинству его Кабинета запретили въезд на территорию западных государств. Возобновилось противостояние. Беларусь сконцентрировала свою внешнюю политику на отношениях с ближними соседями, в основном с Россией. А Европу Лукашенко обвинил в использовании двойных стандартов и заявил, что Беларусь прекрасно выживет и без капиталистического мира. Но после конфликта с Путиным в сентябре этого года отношения с «большим братом» дали глубокую трещину.

Напомню, что конфликт этот был связан с категоричным заявлением российского президента о том, что совместное государство возможно только в том случае, если Беларусь войдёт в состав Российской Федерации на правах губернии. Такого удара по белорусской независимости Лукашенко не ожидал. Ведь это заявление перечёркивало мечту белорусского лидера о славянском союзе, который со временем должен был перерасти в некое подобие ЕС на востоке Европы.

«Можно было выдерживать любую длительную осаду со стороны Запада, имея сильный эшелонированный тыл в лице РФ. Но когда и там возникли проблемы, тогда у Лукашенко сложилось ощущение, что он обставлен флажками со всех сторон»,

- говорит Анатолий Лебедько.

Не пустили Лукашенко и в Европу. Чешское правительство отказало ему в визе для участия в конференции государств-членов НАТО. Мол, «бархатная революция» и «бархатная диктатура» - не одно и то же. Трудно сказать, желал ли Лукашенко спустя много лет возобновить диалог с Европой, но своей основной цели - поддразнить Россию - он не добился. Скорее наоборот: на этот раз Беларусь оказалась практически в полной международной изоляции.

Говорит Анатолий Лебедько:

«Очень важно использовать правильную терминологию. Надо говорить о самоизоляции. И это осознанный выбор Александра Лукашенко. Потому что самоизоляция дает ему возможность стопроцентного контроля над ситуацией в Беларуси. Открытие Беларуси перед внешним миром ликвидирует этот тотальный контроль. Поэтому мой прогноз – Лукашенко не пойдет ни на Запад, ни на Восток, он будет усиливать самоизоляцию, потому что для него это один из немногих шансов продлить свое политическое долголетие».

О возможных последствиях разногласий между лидерами России и Беларуси говорит председатель Белорусского Народного Фронта Винцук Вечерка:

«Лукашенко и Путин находятся в глубоком конфликте, но, вместе с тем, Россия имеет свои интересы в Беларуси, которые обусловлены экономически, а также традицией имперского мышления. Этим объясняется то, что Путин ни разу не покритиковал Лукашенко за состояние с демократией и правами человека. Он пытался вывести его на чистую воду в том, что касалось соединения с Россией. Но никоим образом Путин не давал понять, что эти два государства могут быть просто добрыми соседями, не входя друг в друга и не возводя всяческих политических надстроек. Иногда говорят, что Лукашенко после этого конфликта станет горячим поборником белорусской независимости. Ничего подобного – не станет. Я думаю, что он начинает чувствовать, что теряет свой электорат, ему понадобятся инъекции адреналина для своего электората. Будут какие-то шоу, он уволит премьер-министра, посадит парочку министров публично перед экранами камер».

Бывший руководитель миссии ОБСЕ в Беларуси Ханс-Георг Вик считает, что потеря популярности Лукашенко среди белорусов напрямую связана с расширением Европейского Союза. По его мнению, невозможно искусственно сдерживать процесс объединения Европы, и в этом отношении у авторитарного режима нет никаких шансов.

Вик:

«Расширение ЕС в определенном смысле взбудоражило Беларусь. Люди увидели, что Польша, Литва и другие прибалтийские республики имеют перед собой более светлое будущее. Это вселяет в них надежду. Советский менталитет сменяется европейским. Доверие к западным странам на востоке Европы с расширением ЕС значительно выросло. Основным требованием Европы по отношению к Беларуси является создание гражданского общества. Это предполагает сильные общественные структуры и независимые средства массовой информации. В этом мы и пытаемся помочь Беларуси. Мандат миссии ОБСЕ включал в себя консультации, или поддержку в этом процессе – именно этим миссия и занималась. Он был подписан странами-членами ОБСЕ и руководством Беларуси и изменить его никто не может».

По мнению Анатолия Лебедько сейчас у Беларуси есть уникальный шанс стать полноценным игроком на мировой политической арене. Но для этого России и ЕС необходимо объединить усилия.

Лебедько:

«Лукашенко пытается использовать старый римский принцип «разделяй и властвуй»: пытается найти хорошие организации, которые относятся к нему лояльно и плохие организации. Важно, чтобы сейчас была выработана единая, скоординированная политика в отношении белорусского режима, в которую были бы включены и Европейский Союз, и Совет Европы, и ОБСЕ и, возможно отдельные политические игроки, как, например, Россия. Сегодня Путин очень сильно мотивирован, чтобы идти в Европу и иметь позитивный имидж. Он хочет, чтобы его воспринимали, не как недавнего руководителя спецслужбы, а как российского лидера. Он хочет, чтобы США покупали российскую нефть, он хочет войти в ВТО с сохранением определенных преференций для России. И это можно использовать по отношению к Беларуси. Если у российской политической элиты будет ощущение дискомфорта в том, что они поддерживают режим с имиджем последнего диктатора Европы, то, возможно, и Россия станет субъектом позитивного воздействия на ситуацию в Беларуси. И я подчеркну, что Россия – не страна-экспортер демократических ценностей, но она может при определенных условиях быть субъектом позитивного воздействия на ситуацию в Беларуси».

Но оптимизм западных политиков и белорусской оппозиции слишком далек от реального положения дел в Беларуси, считают критики. Громкие слова и призывы к демократическим изменениям не находят понимания у большинства населения. Оппозиция уже давно перестала представлять народ. Ей важно лишь «красоваться» на Западе. А так называемый «диалог демократической оппозиции с Европой» - настолько же тупиковая ветвь развития международных отношений, как и общение с официальными белорусскими структурами. Так считает, например, Ирина Жихар, заместитель белорусской организации «Трудящихся женщин». Основную проблему белорусского общества сегодня Ирина Жихар видит не в международной изоляции, а в пережитках тоталитарного прошлого и стремлении нынешнего белорусского руководства вновь вернуться к советской структуре центрального управления, когда никто ни за что не отвечает, и все ждут указаний сверху.

Жихар:

«Перекосы сознания – длительная работа. Школа демократии - очень длительная работа. Нас тоже раздирают человеческие противоречия. Вот когда мы это преодолеем, тогда у нас будет другой, нормальный президент».

Мы еще в 1998 году перешагнули порог алкоголизации. Около 9 литров на душу населения в месяц. Внутренняя проблема – самая страшная. Как можно повысить производительность труда, если человек говорит: «а я не хочу» - что с ним делать? Раньше компартия говорила: «надо». Они все знали. А когда она ушла, люди поняли, что их-то жить не учили, думать не учили. Они выросли с этикой человека, что карьера- это плохо, или сказать: «я хочу зарабатывать много денег» - это тоже плохо. Единственное, что заставит людей выйти на улицу – это отсутствие денег и возможности заплатить. Когда люди реально почувствуют, что им нужно платить за квартиру на уровне своей зарплаты и украсть больше негде, тогда они выйдут. Но это бунт. На таких вещах «вылазят» военные с очень «жесткой» харизмой, и неизвестно, чем все это может кончиться. У нас масса таких людей, мы Курапатами занимались. Приходили бабули и дедули и говорили: Сталина на вас нету».

Другая, не менее важная проблема белорусского общества – это отсутствие диалога между властью и человеком. Пресса в Беларуси, по мнению Ирины Жихар, будь то официальная или независимая, отражает мнение политиков, а не простых людей. Политическая борьба в Беларуси превратилась в самоцель, а звание гражданина стало разменной монетой.

«Закрываются независимые газеты и не растут тиражи тех, что остались независимыми. И это говорит о том, что люди устали от политики. Не то чтобы устали, просто знают: политики делают свое дело, и их это не касается. Люди живут своей жизнью, политика живет своей жизнью. И это самая большая проблема, потому что рождается нигилизм».

Анатолий Лебедько также признает, что в пылу политической борьбы население Беларуси превратилось в, своего рода, пассивных зрителей, которые не всегда понимают, что смысл этой борьбы – их благо.

Лебедько:

«Я смотрю оптимистично в будущее белорусской оппозиции, хотя у нас есть проблема коммуникации с населением страны. Но люди готовы воспринимать предложения оппозиции. Главный вопрос: решит ли оппозиция, каким образом разорвать информационную блокаду. Если мы это решим, то я абсолютно уверен в стотысячных митингах, которые будут на улицах Минска, Гродно и Могилева. Сегодня рейтинг поддержки Лукашенко - 20%. Есть разочарование, другое дело, что пока люди не связывают надежду с какой-то из конкретных политических сил».

Здесь Анатолий Лебедько абсолютно прав: в рядах белорусской оппозиции, да и в правительстве нет человека, который мог бы составить конкуренцию Александру Лукашенко. А многие белорусы, говорит Ирина Жихар, даже не знают имени своего премьер-министра, столь незначительна его роль на фоне президента. О какой уж тут политической культуре может идти речь. Тем не менее, Ирина Жихар считает, что оппозиция имела достаточно возможностей предложить свою программу белорусскому народу. Поэтому пришло время иной альтернативы:

Жихар:

«Мне кажется, в этой ситуации только женщина переиграет Лукашенко, сможет бороться до конца. Практика показывает, что мужчины слишком слабы. Никто из мужиков в оппозиции не пошел до конца. Годами договаривались. Но кто-то же должен поставить точку. Не договорились, тогда я начинаю сама. Как только появится такая женщина, она сама к нам придет, потому что мы из тех людей, которые занимаются делом».

В начале 21 века в мире осталось не так много уголков нетронутой человеком природы. Один из них – Беловежская Пуща. Еще меньше осталось в Европе стран, где демократические изменения никак не могут прижиться в местном политическом климате. Беларусь в этом смысле уникальная страна: с уникальной естественной и политической флорой и фауной. Может быть, есть смысл в том, чтобы обьявить Беларусь последним заповедником диктатуры в Европе, и тогда от туристов отбоя не будет, да и бюджет валютой пополнится?

Автор: Сергей Мигиц