1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Запад не готов предоставить России право вето

В западноевропейских столицах, в том числе и в Берлине, весьма сдержанно отреагировали на российский проект Договора о европейской безопасности. Эксперты видят в нем попытку Москвы подорвать позиции НАТО.

Советский мемориал в берлинском Тиргартене

Чем ответить Берлину на новые мирные предложения Москвы?

Идею построения новой архитектуры европейской безопасности президент России Дмитрий Медведев впервые озвучил в июне 2008 года, когда приезжал с визитом в Берлин. Тогда немецкие наблюдатели не придали ей большого значения. Во-первых, предложение напоминало прежние, еще горбачевские проекты общеевропейского дома, а во-вторых, было недостаточно конкретным. А потом случилась война на Южном Кавказе, отношения России с Западом, в частности, с Германией, сильно ухудшились, и стало не до братаний в порыве обеспечить стабильную безопасность в Европе.

Дмитрий Медведев и Ангела Меркель в июне 2008 года

Первый раз с новой инициативой Медведев выступил во время визита в Берлин в июне 2008 года

Период охлаждения отношения оказался недолгим, диалог довольно быстро был восстановлен. После этого Москва представила уже вполне конкретный, юридически отточенный проект нового Договора о европейской безопасности, но реакция в Берлине на него по-прежнему сдержанная.

Вестервелле и Россия

Россия идет, следуя призыву президента Медведева, "вперед", но каким-то очень уж самобытным путем, не совсем понятным немецким политикам. В Берлине знают, что с большим восточным соседом объединенной Европе лучше не ссориться, выгоднее иметь его в партнерах, но на чрезмерно доверительные отношения в ЕС не рассчитывают.

Не замечен в повышенном интересе или особых симпатиях к России и новый министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle). Он по совместительству еще и председатель либеральной Свободной демократической партии, представители которой особенно сильно озабочены положением с правами человека в России и были самыми острыми критиками судебного процесса над экс-главой "ЮКОСа" Михаилом Ходорковским.

Гидо Вестервелле и Сергей Лавров

Гидо Вестервелле после переговоров с Сергеем Лавровым в Москве

Вестервелле пока не выработал собственной стратегии в отношении Москвы и в ходе своего недавнего визита в российскую столицу воспроизводил тезисы своего предшественника на посту главы МИДа, социал-демократа Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier):

"Мы видим в России, - говорил немецкий министр после встречи со своим коллегой Сергеем Лавровым, - стратегического партнера не только в вопросах экономики и торговых отношений. Мы нуждаемся в партнерстве и во всех других сферах: в деле защиты климата, энергетике, вопросах европейской безопасности, прежде всего, это касается сокращения вооружений или разрешении международных конфликтов, таких как, например, с Ираном", - отметил Вестервелле.

Обходительно-дипломатичное высказывание, но не более того. И представленный вскоре после его отъезда из Москвы конкретный проект Договора о европейской безопасности Гидо Вестервелле пока никак не прокомментировал.

Оценки аналитиков

Представитель германского МИДа всего лишь скупо заметил, что "российское предложение будет проанализировано в конструктивном духе", но выносить окончательную оценку "еще преждевременно". Немецкие же наблюдатели оценивают московский проект как упакованную в сухие международно-правовые формулировки попытку Москвы ослабить роль НАТО в европейской политике безопасности и не допустить присоединения к Североатлантическому альянсу стран, которые Россия относит к сфере своих интересов. Речь, в первую очередь, идет о Грузии и Украине.

Запуск американской ракеты ПВО Patriot

Что считать угрозой национальной безопасности?

С точки зрения аналитиков, государства Европы, если они пойдут на пакт с Россией, окажутся в состоянии конфликта с их же собственными обязательствами, вытекающими из членства в НАТО. Они обращают внимание также на вторую статью проекта договора о евробезопасности, согласно которой его потенциальные участники обязуются воздерживаться от действий или мероприятий, "существенно затрагивающих безопасность одного или нескольких участников договора".

При этом не уточняются критерии, по которым можно было бы судить, что именно следует расценивать как мероприятие, существенно затрагивающее интересы чьей-либо безопасности. Каждая страна, по замыслу Москвы, сможет, очевидно, по своему усмотрению решать, что для нее опасно - система ПРО вблизи ее границ, или, допустим, публикация в зарубежной печати сведений, порочащих честь и достоинство ее президента или премьер-министра.

Как заявил в Москве Гидо Вестервелле, с Кремлем следует вести диалог по вопросам европейской безопасности, но ни Германия, ни другие страны Запада, очевидно, не готовы предоставить России право вето в делах НАТО, в том числе, вопросах расширения блока, которое бы она фактически получила в том случае, если бы московский проект Договора о европейской безопасности стал реальностью.

Интересы Запада

Вернер Хойер

Госминистр в МИД ФРГ Вернер Хойер

Госминистр в МИД Германии Вернер Хойер (Werner Hoyer) в интервью Deutsche Welle заявил, что в принципе понимает позицию Москвы, считающей устаревшими и недостаточными некоторые элементы существующей системы европейской безопасности, которые в 90-е годы были важными и считались успешным итогом прежних переговоров. Многие из стран бывшей советской сферы влияния давно уже вступили в НАТО и Евросоюз, так что российскую точку зрения Хойер предлагает учитывать.

"Но русские допускают ошибку, если рассчитывают создать новую европейскую архитектуру безопасности в обход существующих структур, таких в особенности, как ОБСЕ. Мы, разумеется, ни в коем случае не заинтересованы ни в пересмотре роли НАТО, ни в исключении наших североамериканских партнеров из европейской архитектуры безопасности", - заявил Вернер Хойер.

Стоит отметить, что госминистр в немецком внешнеполитическом ведомстве - это фактически второе лицо после его руководителя.

Автор: Никита Жолквер, Берлин
Редактор: Вячеслав Юрин

архив

Контекст