Западный эксперт о государственном вмешательстве в экономику России | Рынок и человек | DW | 14.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Западный эксперт о государственном вмешательстве в экономику России

13.07.2005

Сегодня мы поговорим о государственном регулировании экономики и о внешнеторговой статистике. Организация экономического сотрудничества и развития опубликовала доклад, в котором подвергла весьма резкой критике Россию: она остаётся слабым государством с сильными чиновниками. Один из авторов этого доклада поделится с нами своими соображениями о нынешнем состоянии российского народного хозяйства. А затем эксперт немецкого статистического ведомства объяснит, почему в Германии резко вырос импорт из России, и расскажет, какое место она занимает ныне среди внешнеторговых партнёров ФРГ.

Тон докладов западных экономистов, занимающихся Россией, в последнее время становится всё более скептическим. Это - новая тенденция после нескольких лет весьма хвалебных отзывов о реформах президента Путина. Неделю назад я познакомил вас с основными тезисами исследования, подготовленного экспертами Международного валютного фонда – они обеспокоены бюджетной политикой Кремля и ростом инфляции. А сегодня речь у нас пойдёт о докладе организации, объединяющей 30 ведущих промышленно-развитых стран мира. Это Организация экономического сотрудничества и развития – сокращённо ОЭСР. Так вот, ОЭСР основной упор делает на пробуксовке реформ и на отсутствии у Кремля экономической стратегии. С подробностями – Марина Борисова.

Проанализировав развитие России за последние 15 лет, эксперты ОЭСР пришли к выводу, который один из авторов доклада Билл Томпсон сформулировал весьма лаконично.

«Можно сказать, что за это время Россия действительно стала страной с рыночной экономикой».

Теперь предстоит решать задачи иного характера, подчеркивает Билл Томпсон, старший экономист по СНГ, Восточной и Южной Европе в штаб квартире ОЭСР в Париже. Одна из важнейших задач – реформирование государственного аппарата.

«Здесь надо сказать, Россия далеко не уникальна. Те проблемы с госслужбой и с работой административного аппарата, о которых мы сегодня говорим в России, на самом деле, очень широко распространены и в других странах, в которых доходы на душу населения сравнимы с аналогичным показателем в России. Это первый момент – что Россия не уникальна. Но это везде самый тяжелый участок реформы, по той простой причине, что эта реформа, которая обязательно будет осуществляться теми институтами, которые подвергаются реформе. То есть госслужба, в конце концов, должна реформировать саму себя. И во всех странах это достаточно сложный процесс».

Несмотря на то, что, Россия, на первый взгляд, проходит все естественные стадии развития рыночной экономики, более пристальный анализ заставляет западных экспертов насторожиться.

«Мы с начала прошлого года видим явное замедление темпов экономической реформы. В общем-то, в прошлом году, когда многие ожидали большого прогресса в области структурных реформ после выборов, мы же видели абсолютно противоположное. Во-первых, был некий паралич правительства, и даже государства в целом после реорганизации органов исполнительной власти весной. Но дальше, могу сказать, что мы не видим никаких восстановлений темпов работы в области структурных реформ».

Речь тут вовсе не идет об усилении государственного вмешательства в экономические процессы - авторы доклада как раз против этого и выступают.

«Наш доклад действительно выступает против излишнего регулирования, но мы не думаем, что государство должно просто уйти с рынка и оставить экономику в покое. Проблема состоит в том, что надо построить институты, которые будут способны осуществлять качественное регулирование экономической деятельности».

Западный рецепт соблюдения баланса, по сути, достаточно, прост.

«Во-первых – ограничивать возможности вмешательства чиновников в дела частного бизнеса. Во-вторых – давать очень четкие критерии в тех случаях, когда государственного регулирования все равно должно иметь место. Я должен сказать, что когда мы пишем о том, что государственное вмешательство в экономику сейчас является одной из наиболее серьезных проблем, это не означает, что мы не видим никакой роли для государства в развитии экономики. Наоборот, мы прекрасно понимаем, что качественное, прозрачное, стабильное регулирование, стабильные правила игры, которые реально осуществляются и применяются, необходимы. Проблема именно в том, чтобы ограничивать возможности произвола».

А он, по наблюдению экспертов ОЭСР, скорее нарастает и становится все более очевидным тормозом для экономики. В результате, даже благоприятные внешние условия – взлет цен на нефть – не стимулируют развитие народного хозяйства.

«Я очень обеспокоен, потому что даже те сектора, которые в прошлом году должны были бы реагировать очень положительно на изменения условий внешней торговли, они тоже ухудшили свои результаты».

И даже в тех отраслях, где наметились положительные сдвиги, например, в сфере железнодорожного транспорта, - зримых успехов пока мало.

«Во-первых, надо сказать, что реформа в области железнодорожного транспорта, на наш взгляд, далеко не закончена. Мы действительно очень высоко оцениваем ту работу, которая была сделана за последние несколько лет, но реформа железных дорог началась достаточно поздно и потом прошла достаточно быстро. И у моих коллег есть опасения, что процесс может остановиться на полпути».

Аналогичная картина наблюдается, по мнению Билла Томпсона, и в другой принципиально важной для России отрасли.

«В энергетике уже, конечно, давно принят пакет законов по реформе, и давно идет процесс реорганизации РАО ЕЭС, но там есть очень много задержек с принятием конкретных решений со стороны государства. Я вижу два параллельных процесса: корпоративная реорганизация РАО ЕЭС идет достаточно быстро, а в процессе, который связан с работой правительства и принятием решений по поводу создания новых институтов и правил, вот здесь мы наблюдаем постоянные задержки».

Еще хуже ситуация в газовой сфере.

«А в области газовой реформы мы почти ничего не видим. Газовая промышленность, на наш взгляд, остается, может быть, самой нереформированной отраслью промышленности России».

По мнению экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, решения, которые принимаются в настоящий момент в газовой отрасли, лишь в отдаленной мере напоминают последовательную экономическую политику.

«Мы, конечно, будем приветствовать либерализацию рынка акций «Газпрома», которая должна произойти после покупки контрольного пакета государством, но мы постоянно подчеркиваем, что, на наш взгляд, это решение - хорошее решение, но это решение все равно не затрагивает основных структурных проблем газовой отрасли. То есть, государство получит контрольный пакет – 51% акций «Газпрома», потом мы увидим либерализацию рынка акций, что хорошо, но я не вижу, как это даже косвенным образом повлияет, например, на положение независимых производителей газа. Я не вижу в этом кардинальных изменений в политике «Газпрома» в отношении покупки непрофильных активов, в отношении управления системой магистральных трубопроводов и так далее. С нашей точки зрения, решения по поводу рынка акций - хорошее, но, в общем-то, с точки зрения развития промышленности в целом это дело вторичное».

Получается, что русское «авось» остается неотъемлемой чертой экономической политики России, что явно изумляет парижского эксперта.

«Сейчас уже июль, и могу сказать, что я не знаю, какие важнейшие приоритеты экономической политики правительства на 2005 год».

Однако без четких приоритетов в промышленной политике и без структурных реформ российская экономика, столь бурно развивавшаяся в последние годы, вскоре может выдохнуться, отмечает в заключение Билл Томпсон, старший экономист по СНГ, Восточной и Южной Европе Организации экономического сотрудничества и развития.

«Рост экономики зависит все больше и больше исключительно от роста частного потребления, это значит, что жизненный уровень населения действительно повышается. Это очень хорошие новости. С другой стороны, рост, который так зависит от роста потребления, долго, я думаю, продолжаться в России не может, без возобновления инвестиций и роста производства в ключевых секторах промышленности».

А теперь от российской экономики перейдём к российской внешней торговле – и посмотрим на неё глазами немецких статистиков. На дворе уже июль, но статистики – люди степенные и обстоятельные, они по многу раз проверяют и перепроверяют собранную информацию, а потому официальные итоги внешнеторговой деятельности Германии в первом квартале нынешнего года Статистическое ведомство ФРГ опубликовало лишь сейчас. И первое, что сразу же бросилось в глаза, - это резкий, на целых 56 процентов, рост импорта из России. Что случилось? Я позвонил в Висбаден, где находится Статистическое ведомство ФРГ, и попросил прояснить ситуацию. Почему германские закупки в России в начале этого года увеличились по сравнению с первыми тремя месяцами прошлого года более чем наполовину? Мой собеседник - заведующий отделом внешнеторговой статистики Альбрехт Крокоу.

Чтобы ответить на этот вопрос, надо взглянуть на структуру немецкого импорта из России. Он более чем на две трети состоит из нефти и газа. А они в исследуемый период значительно подорожали. Так что столь заметное увеличение импорта связано с ростом цен на нефть и газ, но не только: физические объёмы тоже выросли.

Хотя далеко не так существенно, как цены. В абсолютных цифрах итоги первого квартала выглядят следующим образом: Германия закупила в России энергоносителей и других товаров на 5 миллиардов евро. Много это или мало? Как известно, всё познается в сравнении. Итак, общий объём импорта в Германию составил за тот же период 142 миллиарда евро. Таким образом, несмотря на резкий рост импорта из России в первом квартале, её доля в общих объёмах немецких закупок за рубежом по сравнению с 2004 годом принципиально не изменилась.

В процентном отношении импорт из России составил в 2004 году 3 процента от всего немецкого импорта. В свою очередь, поставки немецких товаров в Россию составили 2 процента от общего экспорта Германии.

Если составить список крупнейших внешнеторговых партнёров Германии, то Россия в 2004 году по импорту занимала 13 место, а по экспорту – 14-е.

Результаты первого квартала свидетельствуют, таким образом, о том, что Россия имеет в этом году шанс войти в дюжину, а то и десятку крупнейших поставщиков Германии – если, конечно, цены на энергоносители вскоре не упадут. А кто же является главным экспортно-импортным партнёром ФРГ?

Важнейшим торговым партнёром Германии традиционно является Франция, причём и по импорту, и по экспорту. По итогам прошлого года французские товары составили 9 процентов от всех закупок Германии за рубежом. А поставки во Францию достигли 10 процентов от всего экспорта Германии.

… говорит Альбрехт Крокоу. Но вот – вторая маленькая сенсация статистического отчёта за первый квартал: впервые за длительное время Нидерладны обогнали Францию как важнейшего поставщика товаров для Германии. С января по март немецкие импортёры закупили в маленькой Голландии товаров на 12 миллиардов 800 миллионов евро. Это на 200 миллионов больше, чем было импортировано из Франции, и в два с половиной раза больше, чем в то же самое время было куплено в России.

Ну что ж, сегодняшний макроэкономическо-статистический выпуск радиожурнала „Рынок и человек“ подошёл к концу. Я прощаюсь с вами и напоминаю, что следующий раз в увлекательный мир экономики мы с вами окунёмся ровно через неделю. Кстати, ровно через неделю речь у нас пойдёт о новой стратегии французского концерна Renault: он одновременно вышел на российский и западноевропейские рынки с супердешёвым автомобилем Logan – и тем самым резко обострил конкурентную борьбу между автостроителями. Так что до встречи!