1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Заметки с иранского пляжа

На берегу Каспийского моря вблизи Бандар-и-Анзали - жаркая погода. Порывы ветра раздувают полотнище плаката: он требует от посетителей пляжа неукоснительно соблюдать законы шариата и сообщать полиции о любом нарушении.

default

Жизнь по законам шариата привлекает далеко не всех иранских женщин.

На берегу Каспийского моря вблизи портового города Бандар-и-Анзали - жаркая погода. Порывы горячего ветра раздувают широкое полотнище плаката, который требует от посетителей пляжа неукоснительно соблюдать законы шариата и докладывать полиции о любом нарушении этих строгих правил.

Впрочем, нарушать их никому не приходит в голову. Большинство женщин, несмотря на жару, укутаны в чёрную чадру, оставляющей открытой лишь глаза и кисти рук. На страже порядка чинно стоят полицейские в светло-зелёной униформе. За безопасностью на воде, как и на многих других пляжах мира, следят мускулистые юноши.

"Ненавижу паранджу"

Отыскать сюда дорогу без помощи Марии и Ройи, часто бывающих здесь, было бы не просто. Обе женщины приехали в Бандар-и-Анзали в отпуск из Тегерана. Вместо чадры на них длинные светлые платья, головы покрыты платками. "Ненавижу паранджу", - говорит Ройя.

Столичные отпускницы охотно отвечают на вопросы. Каждой - 30 лет "с хвостиком". Обе давно в разводе. У Марии - четверо детей, у Ройи - двое. Женщины имеют не самое лучшее мнение об иранских мужчинах. Собеседницы сетуют на то, что власти Ирана принуждают женщин носить чадру, и мужчинам это только на руку. Куда лучше, говорят обе, живётся женщинам в Азербайджане, до которого отсюда - около 200 километров. И Мария, и Ройя готовы уехать туда в любую минуту, была бы только возможность. У них её пока нет.

Женщины – в одну сторону, мужчины – в другую

"Мужской" и "женский" секторы пляжа обычно отделены друг от друга пластиковыми щитами, уходящими в море на расстояние до 50 метров. Но сегодня дует сильный ветер, на море - большие волны, а потому щиты отсутствуют, и весь пляж хорошо просматривается. Женщины купаются, не снимая чадры. Мужчины раздеваются до плавок.

Тем временем к нашей компании присоединились три девушки, которые до этого прогуливались вдоль берега. Все три - студентки факультета физики. Живут и учатся в городе Решт - столице провинции Гилан. Родились после 1979 года, когда в Иране под руководством аятоллы Хомейни произошла исламская революция. Девушки рассказывают, что в начале июля они участвовали в студенческих акциях протеста, писали на стенах лозунги "Долой мулл!". Жизнь по канонам шариата их явно не привлекает. Запрет алкоголя - ещё куда ни шло, гораздо хуже - отсутствие дискотек и танцплощадок, других общественных мест, где можно было бы развлечься.

Когда работы нет – мужчины и женщины равноправны

Общее мнение молодых иранок высказала во время недавней акции протеста в Берлине одна из иранских иммигранток: "Я надеюсь, что народ моей страны обретёт свободу и демократию, без того, чтобы заставлять женщин выходить на улицу с покрытой платком головой. А каждая женщина сможет работать".

Из колонок стереоустановки пляжной закусочной звучит современная иранская поп-музыка. Закусочная почти пуста. Лишь два парня, уютно примостившись на коврике, покуривают кальян. Мнение участницы берлинской демонстрации не разделяют отдыхающие пляжа на побережье Каспийского моря. По их мнению, о равноправии полов в Иране говорить можно, особенно если речь заходит о поиске работы. "Потому что работы нет - одинаково для женщин и для мужчин", - поясняет Ройя.

"Заберите нас в Германию"

Забрать студенток с пляжа пришли их мамы. На мамах - всё та же чёрная чадра, хотя и не наглухо застёгнутая. Мамы хвалят "добрые времена" шаха Мохаммеда, стремившегося повернуть страну лицом к Западу, и почти не верят в скорый конец всевластья исламского духовенства. "Заберите нас с собой в Германию на вашем "Мерседесе", - говорит одна из них на прощание и широко улыбается.

Контекст