Заложники в битве за хлопок | Центральная Азия - события и оценки | DW | 19.09.2006
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Заложники в битве за хлопок

В этом году правительство Туркмении поставило перед хлопкоробами задачу собрать 2 миллиона 200 тысяч тонн...

В этом году правительство Туркмении поставило перед хлопкоробами задачу собрать 2 миллиона 200 тысяч тонн сырца. Президент республики С.Ниязов в ходе поездки по Ташаузскому велаяту обязал своих подчиненных обеспечить сбор по велаяту более 615 тысяч тонн хлопка. Однако о том, готова ли отдать столько хлопка земля и заинтересованны ли в сборе высокого урожая фермеры в Туркмении, глава государства ничего не говорил. Хотя руководству республики, как об этом не раз сообщали бывшие высокопоставленные туркменские хозяйственники и экономисты, сумевшие бежать за рубеж, хорошо известно, что условий, необходимых для выполнения такого плана по хлопку не создано. Как передал корреспонденту "НВ" Оразу Сарыеву на условиях анонимности фермер из Ташаузского велаята:

НН: Государство дает арендатору технику, выделяет воду для орошения и обещает удобрения, но требует собрать с каждого гектара 50 центнеров, а я на моих 10 гектарах не смог собрать и 20 центнеров. Почему? Земля старая, не отдыхает. Я уже пять лет сею на ней только хлопок. Значит, нужно много удобрений, а даже то, что выделено согласно лимиту, на деле получить невозможно. В этом году и Марыйский химзавод и Тедженский завод минеральных удобрений работают с сильными перебоями. Полив надо удвоить, но такой возможности нет. Дренажная система, не обновлявшаяся за годы независимости, фактически в запустении. Далее, мой хлопок-сырец государство берет за 1000 манат за кило, если я недобрал до норматива. Эти деньги не то, что не окупают моих затрат, их не хватает даже на оплату использования техники. То есть выходит, что я, как 90% других арендаторов – должники перед государством. Нам все равно, много мы хлопка соберем, или мало, мы так и так в долгу. За прошлогодний урожай деньги еще не получены. Моя семья выращивает зелень, чтобы получить хоть какой-то доход. Другие выращивают скот.

Президент только что заявил, будучи у нас, в Ташаузе, что арендатора никто не держит, что он может свободно продать свой товар на товарно-сырьевой бирже, но только кто меня туда просто так пустит? Даже если я смогу сдать норматив государству и рассчитаться с долгами за использование гостехники и так далее, при свободной продаже излишков от меня потребуют свидетельство о сдаче на хлопковую базу сырца высшего качества. А там за такую справку берут взятку, а иначе скинут вес за влажность, за недостаточное качество и так далее. А если будешь "выступать", то тебя вообще на биржу не пустят. Тогда твое место в тюрьме.

Как сообщает корреспондент "НВ" Ораз Сарыев, схема движения сырца после того, как комбайнеры от дайханского объединения, а затем школьники и служащие соберут на поле арендатора хлопок, и сам арендатор сдаст его на базу, такова: сырец направляется на завод, где волокно сортируется по группам. Часть его хранится там, а часть уходит на текстильные фабрики для дальнейшей переработки. После сдачи товара арендатор видит только бумаги, удостоверяющие, сколько он сдал хлопка и какого качества. Копия этих бумаг поступает в дайханское объединение, которое в соответствии с ними производит расчет с фермером, включающий и плату за использование государственной техники. Государство продает хлопок на товарно-сырьевой бирже по цене от 12 до 15 миллионов манат за тонну.

Итак, те работники, которые должны были бы в наибольшей степени быть заинтересованы в урожае и для которых это – основной труд, в выполнении плана смысла для себя не видят. Поэтому в поля направляются рабочие, служащие, студенты и школьники. Более того, солдат срочной службы также направляют на уборку хлопка. Их всех доставляют на эту работу принудительно, и трудятся они под дулами автоматов охраняющих поля милиционеров и солдат, а МНБ контролирует охраняющих. Трудящиеся занимаются ручным сбором и подбором хлопка. Каждый участник этой битвы за урожай должен собрать норму: не менее 50 килограмм, однако если взрослым – рабочим и служащим, удается сдавать до 30 килограмм, то ученики школ приносят не более 20 кило – об этом корреспонденту рассказал представитель администрации Ходжамбазского этрапа Лебапского велаята. И хлопка для этого не хватает, и желания собирать нет. Как утверждает этот источник, президент дал указание завершить сбор хлопка к 19 октября, то есть к празднованию 15-летия независимости республики, и каждое хозяйство держит для показа одного - двух арендаторов, которым помогает всем возможным, дабы отчитаться перед президентом, а остальные перебиваются кое-как. Всего по республике фермерских хозяйств, которые реально имеют доход, можно насчитать с десяток, не больше. Среди фермеров лишь 30% пока получили от государства деньги за прошлогодний урожай. Общий план выполняется лишь на 45-50%, говорит источник.

Что касается использования детского труда, то, как утверждает сотрудник системы школьного образования Лебапского велаята, условия труда тяжелые, особую опасность представляет для детей антисанитария – часты случаи заболеваний дизентерией и гепатитом. Таких школьников отправляют обратно, к родственникам, остальные под караулом педагога, сотрудников милиции и военных остаются в полях. Часто подростки стараются сбежать, и, если им это удается, администрация района создает комиссию с участием педагогов, милиции и военных, они разбиваются на группы и осуществляют поиск по окрестным селам. Директора школ подают администрации списки сбежавших.

НН: Если бы забирали только старших детей, мы бы не так волновались, но ведь и маленьких ведут. Арендаторы, как заложники, а теперь и дети. Уже месяц, как всех учеников отправили кого в Ших-Мансурский массив, кого в Хаузханский. И это из Мары. А можете представить себе, что творится в отдаленных районах Марыйского велаята! –

- говорит "НВ" житель Мары.

Жительница Туркменабада в Лебапском велаяте утверждает, что детей в полях кормят комбикормом, и власти отлично знают об ужасных условиях, в которых находятся школьники. "Как им не знать, когда дети собирают хлопок на полях самих хякимов и их родственников! Думаете, Ниязов не знает об этом"?

Остается вопрос: почему, если хлопка на полях не достаточно, все равно на уборку отправляется столь много "вынужденных помощников"? Как объяснил "НВ" один из специалистов, американские комбайны, которые столь активно закупает государство, могут эффективно работать лишь в условиях больших по площадям полей и лишь тогда, когда хлопок полностью созревает. А глава государства требует начинать сбор урожая гораздо раньше, чем это обусловлено природой. Поэтому "помощники" вручную собирают хотя бы тот хлопок, который имеется.