1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Закрытый процесс над имамом

Во вторник начался судебный процесс над имамом Рухиддином Фахруддиновым

Во вторник в городе Чирчике, что под Ташкентом начался закрытый суд над бывшим имамом Рухиддином Фахруддиновым. Имам Рухиддин Фахруддинов обвиняется по десяти статьям уголовного кодекса Узбекистана, среди них терроризм, посягательство на конституционный строй страны, диверсия, незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций и множество других. Правозащитники считают дело известного имама полностью сфабрикованным и политически мотивированным.

Во вторник здание Чирчикского суда по уголовным делам было оцеплено. Ни одного родственника подсудимого на суд не пустили

-Нам свидания с ним не дают. 11 месяцев его уже не видели. А теперь еще и на суд не пустили.

Единственный человек со стороны подсудимого, который смог принимать участие в суде – адвокат Ирина Микулина. Вот что она рассказала родственникам после первого судебного заседания:

-Начну с того, что заседание судебное судья объявил закрытым. В зале сидят оперативные работники МВД.

На суде Адвокат Ирина Микулина заявила:

-Я сказала, что Рухиддин не ознакомился с материалами уголовного дела. Сказала, что они обязаны дать ему ознакомиться с делом. Мало того, что вы такой процесс затеяли закрытый, почему здесь нет отца, нет матери, так еще этого нет. Почему суд закрытый, разве речь идет об изнасиловании или речь идет о государственных секретах?- спросила я на суде. Я попросила объявить перерыв и ознакомить нас с материалами уголовного дела. Сейчас Рухиддина отвезут в следственный изолятор города Чирчика. И я туда поеду знакомиться с материалами дела.

Еще в 1998 году, по данным правозащитников, власти Узбекистана стали преследовать многих религиозных деятелей, среди них был имам Рухиддин Фахруддинов. Вскоре он покинул Узбекистан и проживал в Казахстане, в своей стране его объявили в розыск.

По официальным данным в ноябре 2005 года бывший имам и его соратники были арестованы органами КНБ Казахстана в Чимкенте и передан в СНБ Республики Узбекистан. На деле же, считает правозащитник Сурат Икрамов, имам и его соратники были похищены в Казахстане узбекскими спецслужбами. Родители подсудимого рассказывают:

-Его в Чимкенте арестовали и привезли сюда. Целым месяц мы там его искали, не знали где он. Ничего такого он не сделал. Они все обманывают.

-Его обвиняют в том, что он во время, когда был имамом учил читать намаз, изучать религиозные обряды.

Как говорит правозащитник Сурат Икрамов, на протяжении последних 8-ми лет, имя имама Рухиддина Фахруддинова фигурировало во всех уголовных делах, касающихся религиозного экстремизма. Во всех "обвинительных заключениях" рассмотренных следственными органами МВД, СНБ и прокуратуры, по данным правозащитника, личность имама выдавалась за лидера религиозного течения "Ваххабизм" в Узбекистане. На деле же, уверен правозащитник, представитель партии «Эрк» Акзам Тургунов, все дело в его высоком авторитете религиозного деятеля:

-Сейчас в Узбекистане идет тенденция арестовывать грамотных, умных людей. Рухиддин в детстве был вундеркиндом, чрезвычайно талантливым ребенком. Сейчас чрезвычайно грамотный человек. Знает пять языков. Узбекский, русский, арабский, французский, английский. Они боятся таких людей, потому что за ним пойдет основная масса населения.

А вот что рассказали родственники подсудимого:

-Он очень честный, правдивый человек. В свое время ему предлагали работать с правоохранительными органами, а он отказался.

Правозащитники уверены, власти не хотят привлекать внимание общественности к судебному процессу по делу Рухиддина Фахруддинова именно по той причине , что дело было сфабриковано. По мнению представителя партии «Эрк» Акзама Тургунова, именно поэтому суд проходит в закрытом режиме, в городе Чирчике, а не в Ташкенте:

-Не всякий может приехать сюда, чтобы наблюдать за процессом. Большинство людей вообще остались не информированными об этом процессе. Правоохранительные органы хотят закончить процесс без присутствия наблюдателей, правозащитников и даже родственников.