1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Закаев не будет выдан России

Бомбардировки Грозного не антитеррористическая операция, а причинение смерти воюющим солдатам - не убийство.

default

Лондон, 13 ноября.

Оглашение вердикта по делу Закаева в историческом зале суда на Боу Стрит вызвало небывалый ажиотаж. Судебный зал не смог вместить всех желающих, даже многим представителям прессы не хватило места. Многим из тех, кто пришел поддержать Закаева, пришлось сначала пройти процедуру проверки на предмет безопасности на входе, а затем ждать весточки из зала в фойе. Одна из британских коллег, специализирующаяся на освещении судебных процессов, сказала, что интерес к сегодняшнему событию в магистратском суде является беспрецедентным. А служба безопасности сообщила, что небывалое число посетителей объясняется большим наплывом заинтересованных в деле россиян.

Финальное заседание по делу Закаева заключалось в пространном заявлении судьи Тимоти Уоркмена. Он описал суть обвинений, которые Россия выдвинула против Ахмеда Закаева. Напомню, что правительство России обвиняет эмиссара Масхадова в 13 тяжких преступлениях, среди которых убийства, пытки и захваты заложников. Все эти преступления якобы были совершены в 1995 и 1996 годах на территории Чечни. Далее судья дал подробные объяснения по обстоятельствам, которые привели его к окончательному решению по этому делу. И в конце-концов был объявлен вердикт, заключающийся в отказе правительству России в экстрадиции Закаева.

Война в Чечне – не антитеррористическая операция

На основании свидетельских показаний Уоркмен пришел к выводу, что Россия добивалась выдачи члена правительства президента Масхадова из-за его чеченской национальности и политических убеждений. Судья объяснил, что события в Чечне в 1995 и 1996 году в международном праве классифицируются как внутренний вооруженный конфликт. Причинение смерти солдатам в условиях боевых действиях по закону не являются убийством. Судья не согласился с мнением одного из свидетелей, что бомбардировки Грозного должны рассматриваться как антитеррористическая операция. Уоркмен заявил, что показания свидетелей Рыбакова, Рыбкина и де Ваала убедили его. Российское правительство действовало против Закаева с целью исключить его из чеченского мирного процесса и дискредитировать как умеренного политика. А опрос свидетеля Дошуева в свою очередь подтолкнул Уоркмена, как он выразился, «к неизбежному выводу», что российские власти готовы подвергать свидетелей пыткам.

Судья считает, что и сам Закаев мог стать в России жертвой пыток из-за своих политических взглядов. Тимоти Уоркмен постановил, что Закаев имеет право на защиту со стороны Великобритании и не может быть возвращен для суда в России.

Джон Рассел – один из экспертов защиты - назвал вердикт суда знаковым: «Это – поворотный момент. Я думаю, что сегодня выиграло не только чеченское гражданское общество, но и российское гражданское общество. Мы не можем закрывать глаза на такое неприкрытое злоупотребление исполнительной властью и нарушение основополагающих норм демократии в России».

Счастливый Закаев вышел из здания суда под руку с правозащитнтцей Ванессой Редгрейв, которая оказывала ему моральную и материальную поддержку на протяжении всего процесса. За ними шли многочисленные сторонники с плакатами в его защиту. Редгрейв сказала несколько триумфальных слов прессе. Затем полиция проводила их к машине, и Ахмед Закаев впервые мог почувствовать себя в Британии полностью свободным.

Евгений Некряч, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА (Лондон)

Контекст