1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Загадочная немецкая душа: гномы, Фауст, колбаса

Что является воплощением немецкой души? В чем она выражается наиболее ярко: в операх Вагнера, любви к порядку, садовых гномах?

На эти и многие другие вопросы отвечает толстенная (560 страниц) книга - со множеством иллюстраций и выбитым золотом на суперобложке названием "Немецкая душа". Написали ее двое казалось бы, совершенно несовместимых авторов: Теа Дорн (Thea Dorn), журналистка из Гессена, телеведущая, автор нескольких театральных пьес с детективным сюжетом, и полный тезка оперного классика Рихард Вагнер (Richard Wagner). Он почти на 20 лет старше, родился и вырос в Румынии, среди этнических немцев. Как они могли писать вдвоем на такую тему? Ведь у них, наверное, совершенно разные представления о немецкой душе?

Оказывается, не такие уж разные. Во всяком случае, соавторы сумели привести к общему знаменателю 64 понятия. Выбор, разумеется, субъективный, но что-то совершенно очевидно. Какие-то понятия даже вошли неизменными в иностранные языки: Kindergarten (детский сад) или, например, Gemütlichkeit (уют, с уклоном в обывательский, мещанский уют). К типичным воплощениям и символам загадочной немецкой души Дорн и Вагнер отнесли также любовь к порядку (оказывается, даже канцелярскую папку-скоросшиватель придумал немец), Ганзу, мировую скорбь, садовых гномов и, конечно же, пиво.

Немец, перец, колбаса

Кроме пива, одним из несомненных "аксессуаров" немецкой души авторы книги считают колбасу. Немцев не случайно называют на многих языках мира "колбасниками". И вовсе не случайно появилась на русском дразнилка "Немец, перец, колбаса!" Более 1500 сортов колбас и колбасных изделий продаются сегодня в Германии: вареная, сырокопченая, ливерная, кровяная, ветчина, сосиски, сардельки...

Ни одно семейное торжество, ни один пикник, ни одна ярмарка и выставка не обходятся без жареных или вареных сосисок, причем в каждом регионе Германии предпочитают свои. Тюрингские, нюрнбергские, кобургские и так далее отличаются также рецептурой и строго регламентированными размерами. Скажем, в тюрингскую кроме майорана, соли и перца добавляют тмин, баварские белые сардельки обязательно подают с калачом и сладкой горчицей, кобургские жареные колбаски могут достигать 32 сантиметров, тогда как нюрнбергские - максимум 8-9 сантиметров длиной.

Сосиски-карри

Те самые сосиски-карри

Популярнее всего не только у немцев, но и у приезжающих в Германию туристов, - жареные сосиски под соусом карри. Они давно стали культом. 800 миллионов таких сосисок съедают ежегодно, около 70 миллионов из них - в одном только Берлине. В столице Германии есть даже музей сосиски-карри. Имя придумавшей это, в общем-то, простое блюдо (жареную колбаску поливают специальным соусом из томатной пасты или кетчупа с порошком карри) жительницы Берлина Херты Хойвер (Herta Heuwer) увековечено на мемориальной доске, установленной на том самом месте, где стоял ее ларек.

Зигфрид отдыхает

Но сводить духовные пристрастия немцев только к еде и питью было бы, конечно же, неправильно и несправедливо. Значительно больше воплощений немецкой души, описанных в их книге, относятся к пище духовной. Специальные главы посвящены музыке, философии, книгопечатанию, изобретенному, как известно, немцем Гутенбергом (Johannes Gutenberg), мистицизму, движению Реформации - тут постарался немец Мартин Лютер (Martin Luther), мужским хорам, Лесу (именно так, с большой буквы), Баухаузу, Рейну, доктору Фаусту...

Надо сказать, что авторы не просто перечисляют какие-то более или менее интересные факты, показывающие, как именно то или иное понятие символизирует загадочную немецкую душу. Дорн и Вагнер пошли по другому пути: о разных "ипостасях" немецкой ментальности они пишут совершенно по-разному. Глава о мистике, например, представляет собой загадочную, с "чертовщинкой", историю, глава о химической завивке - эпистолярный монолог женщины, где-то мы находим стихи, где-то - чертежи и схемы, где-то больше иллюстраций, чем текста... Но вместе с тем почти каждая глава - это мини-эссе, мини-очерк, в котором идет речь, среди прочего, о противоречивости национальных ценностей, неоднозначности того, что считается безоговорочным и типичным.

Скажем, в главе о Лесе, культ которого является очень важным элементом немецкой истории и немецкого мироощущения, авторы показывают амбивалентность этого культа. С одной стороны, Лес - это колыбель немецкой культуры, символ духовного возвышения, вечных ценностей. Миф о Лесе - одна из фундаментальных идей немецкого романтизма.

Вместе с тем, именно немцы заложили в XVIII веке основы лесного хозяйства, лесоводства, то есть, среди прочего, науку о том, сколько и где можно "научно" пилить и рубить, как регулировать лесопроизводство и контролировать использование лесных ресурсов... Чистая прагматика, ничего романтического, никакой мистики. Зигфрид с Брунгильдой, Гензель и Гретель отдыхают.

Красота требует жертв

Совершенно в другом духе решена, например, глава о химической завивке. Правда, к "духовныму" особенностям это изобретение немецкого парикмахера можно отнести лишь с той же натяжкой, что и описанные в книге футбол, нудизм и рождественские ярмарки, но отдадим ему должное. "Химия" осчастливила женщин, и до сих пор ее классический вариант является непременным атрибутом немецких бабулек.

Обложка книги

Обложка книги

Впервые "долговременную волну" (именно так она называется по-немецки: Dauerwelle) Карл Людвиг Несслер (Karl Ludwig Nessler) публично продемонстрировал около 100 лет назад. Тогда женщинам приходилось несколько часов сидеть в бигудях, представлявших из себя горячие латунные валики, они рисковали получить ожог и аллергию, но мужественно терпели, лишь бы получились желанные локоны. Что ж: красота требует жертв. Сегодня процесс завивки стал несравнимо более комфортным и безопасным, и парикмахерские предлагают самые разные виды перманента. Но жертвовать все равно приходится: "химия" стоит в Германии от 50 евро и выше. А со стрижкой, тонированием, сушкой - все сто. Душевно?

Thea Dorn, Richard Wagner
"Die deutsche Seele".
Knaus Verlag, München