Забытые жертвы конфликта в Донбассе: вернуться живым | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 19.02.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Забытые жертвы конфликта в Донбассе: вернуться живым

Жены и матери украинских солдат, пропавших без вести в Донбассе, пытаются узнать правду об их судьбе. Корреспондент DW встретился с теми, кто не прекращает поиски пропавших.

Любовь Конопатская

Любовь Конопатская

Гроб Сергея установили на деревянном помосте, вокруг него стояли четверо украинских солдат. Кладбище расположено на краю Широкой дачи - приходящего в упадок поселка, затерявшегося в украинских степях на востоке страны. 

Сергей погиб летом 2014 года в боевых действиях под Иловайском между украинскими военными и пророссийскими сепаратистами. Подразделение Сергея попало в окружение. Тогда потери украинской стороны при попытке выхода из Иловайского котла составили сотни убитых, раненых и пленных. За день до этого мать Сергея, Любовь Конопатская, говорила с ним по телефону. После этого сын на ее звонки не отвечал.

В поисках сына

Ответа на вопрос, что случилось с ее сыном, от армейского командования Любовь добиться не могла. Тогда она связалась с сослуживцами Сергея, выжившими в Иловайском котле, и группами добровольцев, занимающихся поиском пропавших солдат. Сергей был ранен и отправлен в госпиталь в Кривой Рог, говорили одни. Сергей попал в плен к сепаратистам, говорили другие.

Женщина сидит перед монитором компьютера с фотографиями тел погибших в Донбассе солдат

Тела погибших в Донбассе украинских солдат нередко сожжены или обезображены до неузнаваемости

Любовь Конопатская отправилась в Кривой Рог, но найти там сына ей не удалось. Кто-то посоветовал ей поехать в Днепр - туда, в морг одного из госпиталей, свозили тела солдат, убитых в Донбассе. После общения с сотрудниками госпиталя у матери не осталось надежды на то, что сын все еще жив.

"Они показали мне фотографии чудовищно обожженных тел, свезенных в морг. Все тела находились в сидячем положении! Я видела только кости и череп, и не могла опознать моего сына", - рассказала Любовь DW. Руководство госпиталя отдало ей обугленный мобильный телефон, который, по их словам, принадлежал Сергею. После того как Любови Конопатской показали результаты тестов ДНК, сделанных в лаборатории больницы Днепра, она окончательно убедилась в том, что Сергей мертв.

В 2014 году в ожесточенных боях в Донбассе украинские солдаты нередко погибали в тех районах, которые потом переходили под контроль пророссийских сепаратистов. У военнослужащих украинской армии нет опознавательных жетонов, что затрудняет процедуру опознания обгоревших тел. Многие принимавшие участие в тех боях были добровольцами, поэтому данных о них в министерстве обороны нет.

В плену у сепаратистов?

Сидя в гостиной скромной квартиры, Виктория Маркина рассматривает свои свадебные фотографии. Дом, в котором она живет, уже давно находится в аварийном состоянии. Виктория медленно перелистывает страницы альбома, напоминающего ей о счастливых временах.

Ее муж Андрей работал на одном из заводов в Кривом Роге, в 2014 году его призвали в армию и отправили воевать в Донбасс. Виктория осталась одна с двумя детьми. Как и сын Любови Конопатской, Андрей пропал без вести в боях под Иловайском. Во время последнего разговора с мужем накануне попытки отступления украинских войск Виктория слышала фоном звуки стрельбы.

Виктория держит в руках фотографию мужа с детьми

Виктория не теряет надежды найти своего мужа

"Я чувствовала, что он звонит, чтобы попрощаться. Я слышала, как рядом двое его товарищей тоже пытались дозвониться своим близким. Я сказала ему, что он не должен прощаться, и что его товарищи должны пообещать, что приедут к нам, когда все закончится", - рассказывает Виктория.

Узнав о катастрофе под Иловайском из репортажей украинских СМИ, Виктория впала в отчаяние, решив, что ее муж мертв. А спустя несколько дней в выпуске новостей телеканала самопровозглашенной "ДНР" она увидела украинских солдат, захваченных в плен сепаратистами. Одним из них, говорит Виктория, был Андрей. Она бросилась на поиски мужа.  

Поддержки от украинских властей нет

Каким-то образом Виктории удалось узнать номер телефона одного из лидеров пророссийских сепаратистов, которого она видела в репортаже о плененных украинских военных. Он рассказал ей, что ее муж вместе с другими пленниками находится в одной из деревень в Донбассе, но на просьбу помочь ответил отказом. Затем однажды ночью у Виктории зазвонил телефон. Если она не заплатит 10 тысяч гривен (около 300 евро. - Ред.), сказал человек на другом конце линии, ее мужа отправят ей обратно по частям. Друзья Андрея заверили ее, что это был мошенник, и что никаких денег никому отправлять не нужно. 

Контекст

Попытка добиться помощи от украинских властей тоже ни к чему не привела. Виктория была поражена бездушием и отсутствием сострадания, с которыми она столкнулась, обратившись в СБУ в поисках информации о местонахождении ее мужа. "Один из офицеров сказал мне: "У нас есть грузовик с телами погибших. Можете пойти и выбрать одно из них", - вспоминает она. 

Виктория познакомилась с другими женщинами, чьи мужья пропали без вести в боях в Донбассе. Вместе они создали группу в Facebook и организовывают акции протеста, цель которых - вынудить правительство в Киеве разыскать пропавших на востоке Украины солдат. Они регулярно перезваниваются, встречаются и поддерживают друг друга - и это дает Виктории силы продолжать поиски. "Я буду верить до конца в то, что мой муж жив", - убежденно говорит женщина.

Обманутое доверие

Елена Сухак сидит в читальном зале библиотеки в Одессе, в руках у нее - большой портрет ее сына. После того как в 2014 году он пропал без вести в Донбассе, Елена не прекращает попыток узнать о его судьбе.

Она обращалась за помощью к украинским волонтерам, давала взятки боевикам, воюющим на стороне "ДНР". Наконец, ей сказали, что ее сын был взят в плен. Женщина уверена, что его используют на принудительных работах на одной из шахт в Луганске. Ответственность за судьбу ее сына несут украинские власти, уверена Елена. "Мое главное чувство - это разочарование. Мы доверили правительству самое дорогое, что у нас было, но власти не делают все возможное, чтобы освободить наших мальчиков", - с горечью говорит женщина.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:37
Now live
02:37 мин

Иловайский котел: "Нас расстреливали, как в тире"

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме