Забытые дети Сирии | Важнейшие политические события в мире: оценки, прогнозы, комментарии | DW | 21.03.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Забытые дети Сирии

В Ливане растет целое поколение сирийских детей, не имеющих дома и не получающих образования. Родители обеспокоены их будущим. Ведь семилетней войне в Сирии по-прежнему не видно конца.

Калед Ахмад в лагере сирийских беженцев в Ливане

Калед Ахмад в лагере сирийских беженцев в Ливане

Медленно встает солнце, рассеивается туман по дороге из Бейрута в гористую местность Бекаа. И постепенно становятся видны очертания лагеря для сирийских беженцев. Сотни палаток в несколько рядов стоят вдоль дороги. Виднеется надпись крупными буквами, указывающая на то, что лагерь в Ливане был создан под эгидой Управления Верховного Комиссара по делам беженцев (УВКБ ООН).

Звуки сирийской войны 

Сирийская территория Восточная Гута, которая подвергается бомбардировкам, находится в нескольких километрах от лагеря. Иногда беженцам кажется, что они слышат звуки орудий. Даже несмотря на то, что война где-то рядом, на ливанской территории сирийские беженцы чувствуют себя более безопасно. Но своего будущего здесь они не видят ни для себя, ни для своих детей.

Амина Ахмад со своими детьми

Амина Ахмад со своими детьми

В небольшом лагере для беженцев Бар Элиас живут 9 семей из Сирии. Их палатки установлены прямо на земле. Зимой в них холодно, летом невыносимо жарко. По весне вокруг грязь из-за поднимающихся грунтовых вод. "Хорошо, что постепенно погода улучшается. Здесь в лагере на прошлой неделе многие заболели", - рассказывает Амина Ахмад. Она и шестеро ее детей сидят у небольшого очага. Это единственный источник тепла. В их палатке жилое пространство очень маленькое, ни отдельной спальни, ни кухни в ней нет.

Школа в палаточном лагере

Большая часть тех, кто живет в этом лагере - дети и молодежь до 17 лет. Сын Амины Калед Ахмад один из них. "Я хорошо помню свой родной город Куссеир. Я учился в третьем классе, когда мы вынуждены были бежать, спасаясь от войны", - рассказывает 15-летний Калед. Куссеир - город вблизи сирийского Хомса, который был оплотом повстанцев. Но после бомбардировок от него остались лишь руины. В 2012 году Калед вместе с родителями, братьями и сестрами был вынужден бежать в Ливан. У его семьи не осталось ничего. В палатке в лагере для беженцев вместе с Каледом и его родителями живут его двоюродные братья и сестры, которые остались сиротами. "Когда мы оказались здесь, я хотя бы умел читать и писать. Многие этого не умеют", - рассказывает юноша.

Школа в лагере для беженцев

Школа в лагере для беженцев

Чтобы дети, живущие в лагере для беженцев, могли научиться читать и писать, отец Каледа Медиен Ахмад организовал здесь по собственной инициативе школу. Регулярно сюда приезжают около 70 детей из других палаточных городков. 4 учителя-добровольца проводят для них занятия. В классах ученики собраны не по возрасту, а по уровню знаний. Никаких документов об образовании никто из них не получит.

При финансовой помощи нескольких организаций Медиен организовал помещение для занятий. В нем три учебных класса. В начале здесь не было даже окон и стульев. Сегодня у каждого ученика есть свое место. На стенах висят детские рисунки. Но иногда занятия приходится отменять из-за погодных условий: когда идет дождь, в помещение затекает вода. А зимой здесь нет отопления. "Психологическая ситуация, в которой находятся дети, ухудшилась, - говорит учитель Муафак Мелем. - Многие дети не понимают, где их дом, у них нет документов, они не получают образования. Много времени они проводят в лагере без взрослых и предоставлены сами себе. Если ничего не предпринимать, эти дети могут превратиться в потерянное поколение".

Мечты сирийских детей о будущем

У 15-летнего Каледа настроение не очень хорошее. Он не хочет доставлять дополнительных хлопот своим родителям, поэтому ничего им не рассказывает. Но в какой-то момент, не сдержавшись, юноша делится своими тревогами и мечтами.

Муафак Мелем

Муафак Мелем

"Я хочу иметь профессию, хочу быть график-дизайнером". Затем он достает старенький ноутбук и в YouTube находит вебинары для желающих работать с фотографиями и видео. Это все, что может позволить себе юноша. Да и то не всегда. Интернет здесь слабый. Электричества часто нет. Иногда Калед играет со своими сверстниками в футбол прямо на территории лагеря. И только вопрос о любимой футбольной команде заставляет юношу улыбнуться.

В отличие от других семей беженцев родители Каледа запрещают своим детям работать. Часто даже 8-летние дети уже работают на поле. В лагере то и дело слышно, что кого-то из детей сделали наркокурьером. Не все живущие здесь взрослые относятся к теме образования так серьезно, как родители Каледа. "Многие просто не понимают, что образование - ключ для успешного будущего детей", - говорит сотрудник одной из гуманитарных организаций Алаа Альзаибк. Он уверен в том, что образование поможет восстановить мир. Но для многих родителей 50 долларов на дорогу, которые они должны платить, чтобы ребенок посещал школу, значительная сумма. И не все готовы ее отдать. Поэтому Алаа Альзаибк и его коллеги проводят специальные семинары, чтобы объяснить взрослым и детям важность получения образования и помочь им в решении этого вопроса.

Будущее Сирии

Кто же будет восстанавливать Сирию после войны, если молодежь лишена возможности учиться, задается вопросом Алаа Альзаибк, который пять лет назад бежал в Ливан из Восточной Гуты. "Я окончил университет в Сирии еще до начала войны, рассказывает он. - Но если нынешняя молодежь сейчас вернется в разрушенную войной страну, не будет иметь перспектив, то это подходящая почва для экстремистов". 

Этот вопрос волнует и ливанские власти. Они обеспокоены тем, что юноши в лагерях беженцев могут быть рекрутированы боевиками. Но самостоятельно решить эту задачу правительство страны не может, учитывая экономическую ситуацию. По данным УВКБ ООН, в Ливане находится 1,1 млн сирийских беженцев. По другим данным, эта цифра - 2 млн.

Несмотря на ограниченные средства, ливанские власти пытаются создать возможности для сирийских детей посещать школы. Но даже на примере Бар Элиа можно понять, как это на самом деле сложно. Здесь, в этой местности, проживают 50 тысяч сирийцев и 70 тысяч ливанцев. Они сталкиваются с огромными проблемами. Но пока удается их решить. А в других городах страны, например, существует запрет для сирийских беженцев покидать лагерь после 19.00 во избежание проблем с местным населением.

По данным организации HRW, половина из 500 тысяч детей школьного возраста из семей сирийских беженцев лишена возможности ходить в школу. Каледу Ахмаду повезло. Его зачислили в одну из местных школ, хотя она находится в семи километрах от лагеря. Для сирийских беженцев там создали специальные классы. Занятия проводятся после обеда. Но Калед рад этому. "Так даже лучше - меньше проблем, - говорит он. - Я не против учиться в сирийском классе". Из всего лагеря только два человека были зачислены в школу. Мама Каледа говорит, что может смириться с кошмарными бытовыми условиями, с  тем, что не может чувствовать себя в безопасности, но она не готова к тому, что дети лишены возможности научиться читать и писать. Семья Каледа не поедет в Европу просить убежища. Она останется в Ливане в надежде, что война все же закончится. И когда-нибудь можно будет вернуться домой.                       

Смотрите также:

Смотреть видео 03:17
Now live
03:17 мин

Конфликт в Сирии: что говорят в Кремле и Госдепартаменте США о Восточной Гуте

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме