1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Забытые герои социализма

Сборник «Герои социализма» вышел в берлинском издательстве «Ch. Links» и рассказывает о героях – об истинных или о таких, которых делала героями пропаганда бывших соцстран.

default

Обложка книги, составленной Райнером Грисом.

Даже когда авторы сборника касаются, казалось бы, широко известных нам событий, то и дело находишь неожиданную информацию. Хотя, например, старт ракеты Гагарина снимался одновременно десятками кинокамер с самых разных точек, фильмы сразу же спрятали. До сих пор большая часть отснятого материала хранится в закрытых архивах.

Засекреченный Гагарин

Знаменитые снимки Гагарина в скафандре космонавта впервые были опубликованы не в Советском Союзе, а на Западе. Два сотрудника АПН, пользуясь благоприятным моментом, нашли в одной из студий, в мусорном ящике рядом с монтажным столом, отбракованные кадры и продали западному информационному агентству. А вот газета «Правда» в качестве иллюстрации к сенсационному сообщению о таком историческом событии, как первый полёт человека в космос, могла использовать лишь рисунок, изображавший взлетающую ракету. Причём эта ракета родилась исключительно в фантазии художника. Настоящий вид космического корабля Гагарина ещё долгие годы оставался государственной тайной. Дело в том, что «Восток» представлял собой модификацию первой советской межконтинентальной ракеты с ядерной боеголовкой – так называемой «семёрки». Этим и объяснялась строжайшая секретность. Но почему же секретными были фотографии Гагарина и даже его голос? Речь космонавта номер один, с которой он якобы обратился к советскому народу перед полётом, появилась с опозданием в шесть дней (она была записана уже после возвращения Гагарина на землю).

Зигмунд Йен и другие герои ГДР

Книга «Герои социализма» рассказывает и о первом немецком (гэдэровском) космонавте Зигмунде Йене. В августе 1978 года он участвовал в полёте корабля «Союз», командиром экипажа которого был Валерий Буковский. Зигмунд Йен, кстати говоря, весьма почитаем и в объединённой Германии. Есть за что. А вот имена бесчисленных «героев труда», «ударников» и «новаторов производства» и так далее давно забыты даже на востоке Германии. Шахтёра–стахановца Адольфа Хеннеке кто-то из бывших жителей ГДР, может быть, ещё вспомнит (он был, как бы мы сказали сегодня, «культовой» фигурой). А вот ткачиха Луиза Эрмиш, по методу которой в пятидесятые годы призывали работать всю страну, или прядильщица Фрида Хокауф, чей лозунг «Как мы сегодня работаем, так будем завтра жить!» висел чуть ли не в каждом цехе, канули в вечность.

Венгерский стахановец Имре Мушка

Работать, надрываясь, сегодня ради сомнительных обещаний завтра жить лучше, – этого не желали и венгерские рабочие, которые подняли в 1956 году восстание против своих собственных и против советских коммунистов. Самым знаменитым стахановцем (это слово перешло в венгерский язык, как и в чешский, из русского) был в Венгрии токарь Имре Мушка. Парень из простой рабочей семьи, член партии, анкета – чище некуда, Мушка в одну из так называемых «сталинских» ударных смен 49-го года перевыполнил план на две тысячи процентов! Рассказывали, что Мушке предоставили для этого лучший токарный станок и что работал он на самом деле не один, а с пятью помощниками. Несколько лет Имре Мушка наслаждался славой, но, в конце концов, не выдержал бойкота коллег, которые обвиняли его в том, что из-за него повысили план и снизили расценки. Он попросил снять его с должности бригадира стахановской бригады. В 56–ом, во время восстания, он сгинул. Кто-то говорит, что Мушка сбежал на Запад и работал токарем не то в Дании, не то в Бельгии. Причём его через несколько лет уволили за плохую работу. Другие утверждают, что он остался в Венгрии, но ушёл с завода и стал страховым агентом.

Миф генерала Сверчевского

Польскому генералу Каролю Сверчевскому в сборнике «Герои социализма» посвящена особая глава. Сверчевский, который родился и провёл юность в Польше, но большую часть жизни прожил в Советском Союзе, был, что называется «стопроцентным» коммунистом. И, тем не менее, вплоть до начала девяностых годов оставался в Польше очень популярной фигурой, причем как официально (его изображение печатали на 50-злотовых банкнотах), так и вообще в народе (по результатам опросов общественного мнения Сверчевский входил в десятку самых знаменитых поляков). Напомню, что речь идёт о стране, в которой огромное большинство населения резко отрицательно относилось как к коммунистам, так и к Советскому Союзу. Чем же объясняется парадокс Сверчевского? Книга подробно знакомит с тем, как формировался этот пропагандистский миф.

Контекст