1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Жить хорошо дома, а зарплату получать за границей

В отличие от миграции на постоянное место жительства, где количество приехавших в Беларусь превышает число выехавших, трудовая миграция имеет прямо противоположный вектор.

default

Виктор Каллаур из деревни Крушин, Столинского района, гастарбайтер со стажем. Только в Москве на заработках был трижды. По словам Виктора овладевшего многими строительными специальностями, получают в России хорошо в основном те, кто имеет прямые наработанные контакты.

«Большинство наших белорусов ездят через посредников, то есть уже некий контингент там сидит, тех же самых белорусов».

Посредники же, имеют свойство «кидать» соотечественников. Так случилось этой весной и с Виктором, когда, оставив в очередной раз жену и маленькую дочь, он отправился с друзьями на, казалось бы, отличную работу в Подмосковье:

«Платили 10 долларов за квадратный метр работы. Через посредников, к нам доходило только два доллара. То есть восемь они брали себе. Да, они сразу купили себе новые машины. И вот, когда мы пытались что-то разобраться, наш человек поехал, ему разбили, короче, губу и подбили глаз…»

По его оценкам, белорусов в этот строительный Вавилон каждый год приезжают десятки тысяч из всех депрессивных уголков родины. И поток не иссякает:

«Обманывают, но, тем не менее, ездят и ездят. Ездят, кстати не только в Россию, но ту же Испанию. Кстати там тоже посредники уже свои же. Да собственно практически всю Европу обрабатывают. И стройки там, и помидоры, и виноград…»

А вот в Минске, несмотря на то, что повадились сюда уже и таджики и молдоване, рабочих рук не хватает:

«Да, всех не хватает! От разнорабочих, до сварщиков пятого разряда!»

Жалуется заместитель директора крупной строительной фирмы столицы Руслан Мишук.

«Еще дело в том, что у нас очень мощный теневой строительный рынок. То есть люди объединяются в негласные профсоюзы, скажем так, бригады. Которые нигде не фиксируются, не платят налоги…Благо сейчас строительный бум в стране, все хотят построиться быстро. Работу находят без проблем, зная что реально в сезон, а сейчас сезон, можно заработать от полутора до 2,5 тысяч долларов, никто на официальную зарплату не идет».

В погоне за длинным рублем из страны выезжают не только те, кто работает руками. Но, головой, остра проблема так называемой утечки мозгов, и даже ногами…

Моя коллега Екатерина Харина, всю школьную пору прозанималась в одном из танцевальных кружков. Как и тысячи сверстников охваченных детской самодеятельностью. Для некоторых полученные навыки танца, в будущем стали возможностью, заработка в иностранных клубах:

«Работают в основном на Востоке: Таиланд, Китай, Южная Корея. Совмещается в основном несколько специальностей (это не обязательно, но случается очень часто) танцы, консумация, проституция».

Готовя журналистское расследование по рассказам многих из них, Екатерина Харина, говорит, что такая трудовая миграция заканчивается, как правило плохо:

«Подобные турне логически заканчиваются депортацией. Однако на белорусской границе девушки не будут рассказывать, что меня депортировали, потому, что я была проституткой. Они говорят, что их обманули, и они попали в сексуальное рабство. В результате эти девушки пополняют списки жертв торговли людьми, тратятся огромные деньги на их адаптацию, а они в это время меняют паспорта на другую фамилию и возвращаются к прежним работодателям».

Впрочем, много и тех, кто действительно поневоле стал рабом. Белорусские власти периодически говорят о необходимости остановить поток уезжающих зарубеж. Ведь, по словам начальника отдела рынка труда Минтруда и соцзащиты Елены Русакович, впервые вакансий в целом по стране больше, чем безработных. Однако, тревожные заявления пока не подкрепляются решительными мерами. У экономиста Михаила Залесского на этот счет есть своя версия:

«Белорусские власти не ставят перед собой задачу сдержать трудовую миграцию. Почему? Потому что у нас создана очень низкая безработица. Около одного процента. Однако если посмотреть фактическую занятость, то здесь мы видим и неполный рабочий день, и отпуска по инициативе администрации и так далее. И вот этих людей, чтобы они обеспечивали хорошую социальную статистику, считались при рабочих местах, их нельзя сдерживать».

Типичная семья белорусской глубинки, Каллауров из деревни Крушин, лишь пару недель побыла вместе. Виктор как тысячи мужчин Полесья, вновь уехал на заработки. На этот раз в один из колхозов Могилевщины. Но вариант Москвы, как он мне сказал, окончательно не отброшен. А вдруг на четвертый раз повезет…

Контекст