1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Жизнь в монастыре: между традицией и современностью

"Монастырь может стать хорошей альтернативой жизни в одиночестве", - считает аббатисса люнебургского монастыря Люне Барбара Тагланг (Barbara Taglang).

default

Повседневная жизнь протекает здесь без строгих правил.

В 1172 году в Люне был основан бенедиктинский женский монастырь. В настоящее время здесь находится протестантский женский монастырь, в стенах которого, по мнению его обитательниц, традиции хорошо уживаются с современной жизнью. С помощью новых идей Тагланг рассчитывает привлечь в монастырь больше женщин.

Монастырские обязанности могут стать хобби

Настоятельница хочет открыть двери монастыря для более молодых, трудящихся женщин. По ее словам, монастырские обязанности для работающих женщин могут стать хобби, которому они посветят свое свободное время.

Новой идеей заинтересовалась одна из специалистов в области танцевальной терапии. "Мы также подумываем о том, чтобы приглашать к нам в студию молодых женщин, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации", - говорит она.

В поисках подрастающего поколения

Люне – один из шести люнебургских монастырей, которые появились в регионе между Гамбургом и Ганновером еще в средневековье, сохранили свое своеобразие и одновременно смогли в каждую эпоху жить в духе времени. В двухкомнатных квартирах монастыря живут разведенные, овдовевшие и просто одинокие женщины. В большинстве своем это пенсионерки, которые ищут новое занятие и поэтому хотят вступить в монастырь.

Монастырь столкнулся с демографической проблемой. Большинство из его 10 обитательниц старше 70 лет, а самой старшей исполнилось 95. В монастыре она живет с 1946 года. Ее отец "зарезервировал" для нее место сразу после ее рождения - на тот случай, если ей не удастся выйти замуж. До 1959 года у дворян была привилегия, в соответствии с которой они могли отправлять своих дочерей в лучшие монастыри.

Без привилегий

Сегодня в Германии все сословия равны, и каждая женщина сама принимает решение о вступлении в монастырь. По словам инженера Жозет Деве, которой недавно исполнился 61 год, из 80 миллионов немцев, наверное, почти никто не имеет полной информации о жизни в монастырях. Поначалу и она сама скептически отнеслась к идее стать монахиней: "Я думала, что уйти в монастырь – значит распрощаться с активной жизнью".

Монахини обладают большим жизненным опытом

"В действительности всё оказалось совсем не так", - говорит Жозет после того, как несколько месяцев попробовала пожить "в монашках" и затем подала заявление на вступление в монастырь. По ее словам, монастырь не имеет ничего общего с кружком вязания, а монахини обладают большим жизненным опытом - в отличие от господствующего представления о том, что они "не от мира сего".

Жозет Деве нашла себе призвание еще до того, как вступила в монастырь. Недавно она взяла на себя управление кафе, которое расположено в отреставрированном крыле здания монастыря. Совместно с диаконией, Деве планирует создать новые рабочие места, помочь женщинам получить необходимую квалификацию для начала новой трудовой деятельности.

"Домофон" и Интернет

Монахини не платят за квартиру, однако они являются "содержателями" монастыря. Они проводят экскурсии для посетителей, а также, по желанию, выполняют другие обязанности. "Хотя у каждой – своя квартира, всегда есть кто-нибудь рядом", - делится своими впечатлениями Деве. А "домофон", внутримонастырская "горячая линия", - такое же нормальное явление, как и Интернет, который связывает монастырь с внешним миром.

Чтобы вступить в монастырь Люне, женщина должна состоять в протестантской церкви. По воскресеньям и в праздники монахини вместе посещают богослужение. В эти дни они носят монашескую рясу. А вообще, повседневная жизнь протекает в монастыре без строгих правил. По старой традиции, монахиня два-три раза в день звонит в колокольчик, однако участие в молитве отнюдь не обязательно.

Карен Митер (EPD)

Перевод: Сергей Гуща, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст