1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Живая музыка под пальмами ботанического сада

В феврале и марте в большой оранжерее берлинского Ботанического сада проходит традиционный цикл концертов камерной классической музыки под названием "Симфония пальм".

Пальма

На перекрестке двух тропинок под огромными тропическими деревьями, листья которых похожи на крышки от пластмассовых ведер, сидит на стуле виолончелистка. Перед ней стоят торшер и пюпитр с нотами. По тропинкам ходят маленькие птички, похожие на серо-фиолетовые шарики. Они не столько чирикают, сколько попискивают.

Виолончелистка в берлинской оранжерее

Зрелище сюрреалистическое: в одной сцене объединились жилая комната, сцена концертного зала, джунгли и зоопарк. Слушатели стоят в вежливом отдалении и тянут шеи, пытаясь смотреть между листьями. Виолончель звучит громко и ясно, с большим количеством баса, интерьер настолько впечатляющий, что поначалу трудно сообразить, что это вообще за музыка. Она одновременно и лирична, и торжественна. Она не торопится, но и не стоит на месте. Каждая пауза имеет смысл. Прозвучавшие пассажи тут же исчезают, ты живешь только мгновеньем настоящего, которое захватывает тебя целиком.

Чтобы попасть в другой зал оранжереи, надо пройти по длинному стеклянному переходу. Попадаешь в огромные двухэтажные заросли папоротников. Влажность 100 процентов, с потолка капает вода. Над двумя ударниками сделан навес из пластиковой пленки, они сосредоточенно и резко стучат в барабаны, глядя в ноты. Этот звук тоже ошеломляет, он воспринимается именно как интенсивный, крайне быстрый и угловатый звук, а не как музыка. Завершив опус, ударники переходят к вибрафонам.

Хором руководит Сабине Вюстхоф

Хором руководит Сабине Вюстхоф

В центральном зале оранжереи поет небольшой хор. Исполнив один опус, хор переходит на новое место. Места для хора едва хватает на узкой тропинке, вьющейся между пальмами и гротами. Даже очень тихие звуки прекрасно слышны. Голоса хористов не сливаются, одновременно звучащие голоса можно сосчитать по пальцам. Кажется, что музыканты сами смущены производимым эффектом.

Арфистка и скрипач в средиземноморском павильоне берлинской оранжереи

Арфистка и скрипач в средиземноморском павильоне берлинской оранжереи

В отдельно стоящем корпусе средиземноморской растительности выступают арфистка и скрипач. Там наступила весна, фиолетовые цветы источают невероятный запах. Джунглей здесь нет, сухо. Публика сидит на белых пластмассовых стульях, упиваясь звуками арфы и запахом цветов с Канарских островов.

Особый микроклимат

Организатором вечеров "Симфония пальм" является композитор Сабине Вюстхоф (Sabine Wüsthoff), она же дирижирует маленьким хором в центральном зале.

Почему музыка звучит здесь особенно звонко и ясно? Сабине Вюрстхоф отвечает: "Это же стеклянные здания! На полу нет ковров, пол покрыт каменными плитами. Стекло прекрасно отражает звук. Если бы внутри оранжереи не находились растения, тогда звук был бы очень резким, сухим и полным эхо. Но растения обеспечивают очень красивый баланс. Я уже десять лет провожу эти концерты и каждый раз изумляюсь, насколько хорошее тут звучание - и человеческого голоса, и музыкальных инструментов".

По словам Сабине Вюрстхоф, исполнение музыки в оранжерее - ее собственное изобретение: "Сейчас зима, вечером темно и холодно, и ты приходишь в теплую, ярко освещенную оранжерею... Какой контраст!" К сожалению, и для музыкальных инструментов. У исполнителей возникают большие проблемы с инструментами, например, в тех корпусах, где очень влажно. А певцам большая влажность, наоборот, очень помогает, легкие, как говорится, сами вдыхают воздух. В каждом корпусе оранжереи – свой микроклимат и потому свои, особенные ограничения. Там, где растут папоротники, очень влажно, значит там невозможно играть на деревянных инструментах - ни на струнных, ни на деревянных духовых. Среди папоротников каждый раз размещаются только ударные. А в тропиках поет хор. Ну, петь можно везде.

Необычная близость слушателей и исполнителей создается как бы сама собой. Слушатели блуждают по залам, по тропинкам, а музыканты не сидят в отдалении на возвышении, то есть к ним можно подойти. Слушателей тянет к музыкантам, ведь на "традиционном" концерте нет такой возможности. Музыкантов Вюрсхоф специально об предупреждает, но они и сами знают, что это далеко не ситуация "классического" концерта.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Ефим Шуман

Контекст