1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

"Живаго" в Регенсбурге: свидетельствуют участники конфликта

Композитору и дирижеру Антону Лубченко не понравилось, как режиссер поставил в Регенсбурге его оперу "Доктор Живаго". Премьера, тем не менее, состоится. Но инцидент не исчерпан.

Суть конфликта: российский композитор и дирижер, художественный руководитель Приморского театра оперы и балета Антон Лубченко возмутился постановкой оперы "Доктор Живаго", автором музыки и либретто которой он является, в театре баварского города Регенсбурга. Он даже якобы пригрозил режиссеру Сильвиу Пуркарете судебным иском за искажение своего произведения, а театру - срывом премьеры, анонсированной на субботу, 24 января.

Но состоянию на пятницу, 23 января, у нас есть три новости: две хороших и одна плохая. Сперва хорошие. Премьера в субботу состоится, причем Лубченко лично будет стоять за дирижерским пультом. Это первое. А второе: благодаря всплеску страстей постановке обеспечен повышенный интерес. Но есть и плохая новость: инцидент не исчерпан, обе стороны чувствуют себя оскорбленными в лучших чувствах.

Приводим без комментариев три мнения участников событий, озвученных ими в беседе с DW. К сожалению, нам не удалось поговорить с режиссером, потому что Сильвиу Пуркарете принципиально никогда не дает интервью. Но и другие наши собеседники достаточно авторитетны, чтобы высказываться на эту тему.

Композитор Антон Лубченко: "Зрители не должны становиться заложниками безобразия"

Антон Лубченко

Антон Лубченко

"Команда постановщиков пошла на определенные компромиссы: в частности, убрали сцену, где Живаго топчет портрет Пастернака, убрали водку из любовной сцены, убрали сцену с зоофилией. Поэтому премьера состоится: в конце концов, не сдавать же людям билеты! Зрители не должны становиться заложниками этого безобразия.

Но в целом меня прочтение не устраивает, так как его основной модус сохранился: все действие происходит в психушке. Меня очень устраивает работа художника и ансамбля, но не режиссера, с которым я постараюсь больше никогда не иметь дела. Да и я сам сомневаюсь, что после премьеры соглашусь дальше работать с театром по контракту".

Директор театра в Регенсбурге Йенс Нойндорф фон Энцберг: "Обвинения смехотворны"

"Во-первых, театр не убирал никаких сцен из постановки по причинам нехудожественного толка. Ведь речь идет о творческой свободе. Мне кажется, что Антон Лубченко просто не очень понимает, что такое работа в команде, какова вообще практика оперной постановки. Возможно, определенную роль сыграл языковой барьер: Антон не говорит ни на каком языке, кроме русского. Мне кажется также, что он не понял идей режиссера, в частности, в эпизоде с портретом Пастернака.

Йенс Нойндорф

Йенс Нойндорф

Обвинения в оскорблении русской культуры я считаю смехотворными и возмутительными. Лично я - страстный поклонник русской музыки и культуры. В мою бытность завлитом Боннской оперы именно я был инициатором постановок целого ряда русских опер. Так, специально по нашему заказу была написана и поставлена опера Владимира Тарнопольского "По ту сторону тени". В Регенсбурге мне также обязательно хотелось поставить современную российскую. Меня познакомили с Антоном Лубченко, я счел его идеи интересными и пригласил его работать с театром. Мог бы этого и не делать.

Постановщик "Доктора Живаго" Сильвиу Пуркарете – знаменитый во всем мире режиссер, тонкий знаток русской музыки. Сейчас он готовит в России две новые драматические постановки, в Петербурге и в Москве. Работать над "Живаго" в Регенсбурге, на нашей очень маленькой сцене, он согласился из любезности, по старой дружбе со мной. Каждый, кто посмотрит эту постановку, убедится в том, с какой любовью, с каким пониманием и уважением к тексту поставлен этот спектакль".

Вера Егорова, солистка оперы Регенсбурга, исполнительница партий Кубарихи и Марины в опере Лубченко: "Все должно быть оправдано"

"Антон Лубченко – человек очень занятой, у него везде проекты, то он во Владивостоке, то в Москве, то в Дрездене. Он нашел время приехать только на последние пару репетиций. И что увидел, то увидел.

Контекст

Лично мне постановка кажется интересной и красочной. Концепция режиссера, на мой взгляд, очень убедительна: Пуркарете видит все вместе как сплошной фантасмагорический кошмарный сон Живаго, где некими всполохами проходят фрагменты его жизни. Вот он доктор, вот женится, попадает на войну, встречает Лару и так далее. Это напоминает порою сон Татьяны Лариной: "Сидят чудовища кругом: один в рогах с собачьей мордой, другой с петушьей головой…" Этим объясняются грим, маски. То, что я видела на сцене, бури негативных эмоций у меня не вызвало. Хотя, оговорюсь, поскольку я сама на сцене, видела не все.

Что есть, так это определенные клише, мне с ними тоже не раз приходилось сталкиваться. С другой стороны - мы все видели фильмы о войне, о революции, да тот же сериал по "Живаго", где играют Олег Меньшиков и Чулпан Хаматова: там ведь тоже не только чай пьют. И война – это всегда страшно, это трупы, холод и голод. Главное: все должно быть в меру, все должно быть оправдано.

В целом же мне кажется, что у этого спектакля будет большой успех".