1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Жертв большого террора в России вспоминали с тревогой

День памяти жертв политических репрессий – траурный день в истории страны. По мнению исследователей, 70 лет спустя Россия как никогда близка к повторению ситуации.

default

В Москве в День памяти жертв сталинских репрессий 30 октября

Во вторник, 30 октября, как и в понедельник, у Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве собрались сотни людей. Но это была лишь малая часть тех, кто может считать себя жертвой политических репрессий. Только согласно сохранившимся документам в годы правления Сталина были репрессированы более 4 миллионов человек.

Если прибавить к этой цифре раскулаченных и насильственно переселенных, то получается почти 12 миллионов жертв режима. Преследования затронули абсолютно все слои населения — и "идеологически ненадежных", и тех, кто "сделал" Октябрьскую революцию.

Книга памяти пишется с трудом

При этом говорить, что никто не забыт, и ничто не забыто, значит приукрасить действительность. Как сказал в интервью "Немецкой волне" руководитель информационных проектов общества "Мемориал" Ян Рачинский, "Книга памяти жертв политических репрессий" пишется с большим трудом.

"В разных регионах России ситуация очень разная, – сказал Рачинский. – Есть, например, Самарская область, где написано уже 23 тома книги памяти. 15 томов собрано в Пскове, столько же в Ставрополе. Но есть регионы, где еще не вышло, ни одного тома. Например, только сейчас готовится первый том в Бурятии, а в Волгоградской области к первому тому еще и не приступали".

История все дальше от молодежи...

Акция дня вчерашнего, когда возле Соловецкого камня читали вслух московскую книгу памяти, продолжалась 12 часов. За это время прозвучали имена лишь трех с небольшим тысяч репрессированных. Это примерно столько, сколько было арестовано 29 октября 1937 года. Сегодня же у мемориала на Лубянской площади в Москве собралось втрое меньше людей.

В основном почтить память жертв большого террора пришли пожилые люди, бывшие политзаключенные, их родные и близкие. Молодежь тоже была у Соловецкого камня, но куда как в меньшем количестве.

Александр Даниэль, сотрудник общества "Мемориал", считает, что это закономерно и показательно. По мнению Даниэля, это объясняется тем, что нынешнее общество по настроениям близко к тому, чтобы оправдать большой террор, если не начать его снова. Для этого, конечно, надо, чтобы властная элита "обезумела" и начала видеть врага в каждом.

Однако эксперт заметил, что готовность общества к этому очень высока. Он пояснил свою точку зрения таким примером. Оппоненты, а они есть до сих пор, признают сам факт большого террора и даже не отрицают количества жертв. Однако сам способ действия властей того времени оправдывают. "Они говорят: "Ну и что! Зато мы построили великую державу!" - приводит слова защитников сталинизма Александр Даниэль.

Кто больше истории ценен?

По иронии ли судьбы, либо по заранее написанному плану, начало большого террора 37 года в СССР практически совпало с двадцатой годовщиной создания ВЧК – Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

В обществе "Мемориал" предполагают, что мероприятия, посвященные 90-й годовщине появления этой организации, будут проходить с куда большим размахом, чем митинги траура по жертвам политических репрессий.

Егор Виноградов

Интервью

Пресса

Контекст