1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Жертвоприношение в Андах

В подражание своим кумирам – Тарковскому и Параджанову, Антониони и Ангелопулосу - бельгийский режиссер-документалист Петер Брозенс и его американская коллега Джессика Вудворт снимают красивое и пафосное артхаусное кино.

Немецкая актриса Ясмин Табатабай в фильме Альтиплано

Ясмин Табатабай в фильме "Альтиплано"

Их дебютный художественный фильм "Хадак" был снят в Монголии и рассказывал на языке замысловатых символов о том, как современная цивилизация вторгается в кочевой образ жизни, как перемалывают в прах человеческие судьбы жернова современности и традиции. "Хадак" помимо прочих призов завоевал на кинофестивале в Венеции "Золотого Льва" за неординарный дебют. Новый проект американо-бельгийского дуэта, их второй совместный художественный фильм, в финансировании которого участвовали немецкие продюсеры, называется "Альтиплано" и снимался в высокогорье южноамериканских Анд.

Интригующий, гипнотизирующий и мистический, этот фильм, который сейчас выходит в кинопрокат Германии, - не для всех. Его мистика не имеет ничего общего с тайнами Гарри Поттера или Индианы Джонса. И даже не каждому почитателю авторского кинематографа придется по душе его безудержный символизм. Но если не мерить "Альтиплано" шедеврами Антониони и Тарковского, если отдаться на волю его неторопливому течению, то этот, безусловно, оригинальный фильм оставит глубокий след в душе.

Кадр из фильма

Смертоносное золото

Там холодно даже летом, ветрено, сухо и невероятно красиво. На высокогорном плато в Андах, в перуанской части Альтиплано, мир состоит из простых линий и расписан яркими и сочными красками. Монолитные скалы, как будто сложенные из отполированных плит, сверкают червонным золотом на фоне ослепительного неба. В обрамлении гор – опаленная солнцем земля и люди с красивыми и суровыми лицами. Они боготворят Деву Марию и верят в древних высокогорных богов. Но никто не в силах защитить их от вражеской силы, которая выворачивает наизнанку их землю в поисках драгоценного металла.

Гринго ищут золото. Добывают золото. И оставляют после себя ртуть, побочный продукт приисковых работ. Ртуть собирается в маленькие лужицы. Ртуть забавно колышется. Ртуть блестит на солнце как серебро. Волшебная тягучая вода, игрушка для детей, сувенир для взрослых.

Но ртуть не безвредна. Ртуть убивает. Постепенно. Сначала лишает зрения. Потом заставляет харкать кровью. Потом наступает смерть. Один за другим умирают от отравления ртутью гордые потомки древних инков.

Одна из них, Сатурнина, похоронив жениха, которого тоже убила зловещая серебристая жидкость, не согласна терпеть. Она объявляет войну пришельцам. Но что может она противопоставить самосвалам и вооруженным старателям? Разве только собственную жизнь…

Свой отчаянный поступок скорбящая воительница фиксирует на видео, потому что даже в высокогорной перуанской деревушке Турубамба известна эта печальная истина современного мира: "Без фотографии нет истории".

Кадр из фильма

Смертоносный объектив

Первый раз, однако, эта фраза в фильме звучит вдали от Альтиплано, и произносит ее не перуанская девушка Сатурнина, а другая женщина. Ее зовут Грейс и она - военный фотограф. Зритель впервые видит ее в Ираке, где ее и ее помощника только что взяли в плен вооруженные люди. Один из них держит нож у горла Грейс. Другой, нацелив пистолет на ее ассистента, приказывает: "Снимай! Снимай!" Дрожащей рукой Грейс поднимает фотоаппарат, наводит объектив и нажимает на спуск. Одновременно раздается выстрел. Фотоаппарат убил человека. Война убила в Грейс фотографа. Она больше никогда не будет снимать.

Но это предыстория. На 4-тысячную высоту Альтиплано ее приводит другая трагедия. Муж Грейс, врач-офтальмолог, работавший в Андах, по стечению обстоятельств оказался в высокогорной деревушке Турубамба, где не состоялась свадьба Сатурнины и Игнасио, в тот самый момент, когда невеста оплакивала своего бездыханного жениха, очередную жертву ртутных испарений. Для скорбящих и разъяренных людей все они - и беспринципные охотники за золотом, и бессильные помочь местным жителям иностранные врачи - исчадие одного ада, конкистадоры-завоеватели.

Кадр из фильма

Наугад брошенный камень попадает в цель. Глупая смерть, но не роком призванная, а неизбежная по логике вещей. В мире, где правит несправедливость, врач становится коллатеральной жертвой и две женщины из диаметрально противоположных миров оплакивают своих убитых "чужими" любимых.

Для одного "чужака" жители высокогорной перуанской деревушки Турубамба сделают, однако, исключение – для Грейс, которая придет на высокогорное плато оплакивать смерть своего мужа. Они примут ее как свою. Как alter ego Сатурнины. Героиня с убитой душой и героиня, убившая свое тело, дополнят друг друга и сольются в одно. Две женщины – одна судьба.

Кадр из фильма

Бога нет в этом фильме. Дева Мария разбивается на куски, и надежда вернется только тогда, когда слепой художник снова склеит ее глиняное тело. Через аллегорию к катарсису ведут зрителя создатели фильма "Альтиплано".

Петер Брозенс и Джессика Вудворт

Петер Брозенс и Джессика Вудворт

В прошлом документалисты, снимавшие в Перу, Монголии, Эквадоре и Марокко, Брозенс и Вудворт знают, как много в мире "невидимых" трагедий, невидимых, потому что о них не говорят в вечерней сводке теленовостей. А без картинки, как известно, нет истории. Художественный фильм "Альтиплано" перегружен символикой, но мораль он доносит без помех.

Автор: Элла Володина
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме