1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Женщины Европы

05.03.2002

Сегодняшняя передача посвящена женщинам. Понятно, почему: приближается 8-ое марта. И я привык ещё со школы поздравлять в этот день представительниц «противоположного» пола: сначала с веточками мимозы и с шоколадками, положенными на парту, потом с более оригинальными и дорогими букетами и подарками.

Но мне не хотелось бы сегодня ударяться в слащавый тон и рассказывать о западноевропейских героинях труда и домашнего хозяйства. Женщины Европы на самом деле гораздо интереснее тех приукрашенных и припудренных учителей, врачей, владелиц компаний, артисток, многодетных мам и заботливых бабушек, которыми заполнены в эти дни газеты, журналы, теле- и радиопередачи.

Я начну с главной немецкой героини только что окончившихся Олимпийских Игр – с Клаудии Пехштайн. Конькобежка из Берлина завоевала в Солт-Лейк-Сити две золотые медали, установив на дистанциях в три тысячи и пять тысяч метров мировые рекорды. Но рекламные спонсоры стоят в очередь не к ней, а к её менее успешной сопернице – Анни Фризингер. Почему?

Когда немецкая конькобежка Анни Фризингер вышла на финишную прямую «пятитысячника», было уже ясно, что она безнадёжно отстаёт не только от своей землячки Клаудии Пехштайн, установившей за несколько минут до этого новый мировой рекорд на дистанции, но и от других предполагаемых медалистов. Фризингер ещё не финишировала, а буквально за её спиной Клаудиа Пехштайн перепрыгнула через бортик на лёд, нацепила на голову смешной лохматый парик и праздновала победу вместе со своими болельщиками. Тем временем, Анни Фризингер финишировала и упала без сил на руки своих тренеров и массажистов. Ей было плохо. Она задыхалась. Но победительница даже не посмотрела в сторону своей подруги по олимпийской сборной Германии.

Обе выиграли в Солт-Лейк-Сити золотые медали. Пехштайн – две, Фризингер – одну. Обе молоды, обаятельны, любимы публикой. Пехштайн может похвастаться лучшими спортивными результатами: на зимних Олимпиадах она в свои тридцать лет завоевала уже четыре золотые, одну серебряную и две бронзовые награды. Такого успеха ещё никто из немцев не добивался.

Но берлинской конькобежке и не снились те гонорары, которые получает от рекламодателей её соперница Анни Фризингер. Только за надписи на повязке, которую Фризингер носит на лбу, и на свитере она получает от фирмы «Рёш», выпускающей медицинскую аппаратуру, и от страховой компании «Дойчер Герольд» 325 тысяч евро в год. «Завоёванное золото, конечно, тоже играет определённую роль, но куда важнее другое, - говорит Хельмут Зендльмайер, возглавляющий одно из крупнейших рекламных агентств в Германии. – Анни Фризингер известна намного больше своих соперниц».

Правда, известность конькобежки – скорее, скандального свойства. Жёлтая пресса подробно рассказывает о том, какую татуировку она себе сделала, печатает крупным планом фотографии её, пардон, пупка с новеньким пирсингом... А перед самой Олимпиадой 25-летняя жительница Баварии отличилась дважды. Сначала она снялась в полуобнажённом виде для нескольких бульварных газет (после чего, кстати, рекламная надпись на свитере, плотно обтягивающем её действительно весьма привлекательную грудь, сразу поднялась в цене). А потом дала интервью, в котором прошлась по всем своим конкуренткам. Клаудию Пехштайн, например, Фризингер назвала «скучной тёткой с повадками старой девы». Скандал разразился громкий, и Анни Фризингер он оказался явно на руку. Правда, один из рекламных спонсоров, автомобильный концерн «Даймлер-Крайслер», отказался продлить с ней контракт (реклама «Мерседесов», которые выпускает концерн, нуждается в солидном, серьёзном имидже). Зато у Анни Фризингер буквально нет отбоя от новых рекламодателей.

Их не смущает и то, что Клаудиа Пехштайн внешне гораздо симпатичнее, чем Анни Фризингер.

«Клаудиа – слишком «правильная», слишком всё у неё гладко, прилично... – говорит Хельмут Зендльмайер. – Анни в сравнении с ней ярче, интереснее, живее. И что с того, что у неё слишком большой нос? У Барбары Стрейзанд ещё больше. Это не помешало её стать звездой Голливуда. Не помешает и Фризингер стать рекламной звездой Германии».

Но стать звездой – это ещё далеко не всё. Конечно, миллионы молодых девушек мечтают о том, чтобы взойти на высшую ступеньку пьедестала почёта, попасть на телеэкраны, выйти замуж за миллионера или президента... Но не всегда (ох, не всегда!) это сопряжено только с приятными вещами. О супруге чешского президента, легендарного диссидента и драматурга Вацлава Гавела, рассказывает наш пражский корреспондент Татьяна Шарая:

Четверть века назад нынешняя первая леди Чехии Дагмар Вешкернова

была популярной актрисой театра и кино. Пышная, чувственная блондинка - она играла и во фривольных музыкальных комедиях, и в серьезных драматических спектаклях пражского театра «на виноградах». Дагмар тогда осуждала режим в кухонных разговорах, но на публике демонстрировала лояльность партии и даже, как утверждают теперь злопыхатели, принимала участие в гонениях на диссидентов, вместе с Карлом Готтом поставив свою подпись под «Антихартией» – документом, в котором деятели культуры осуждали врагов народа, участников правозащитного движения «Хартия-77». Одним из главных врагов народа был опальный драматург – Вацлав Гавел –теперешний президент Чехии и супруг Дагмар Вешкерновой. Они познакомились 8 лет назад на приеме в «Пражском Граде». Не теряющий с возрастом мужского обаяния политик-интеллектуал и всё еще очаровательная актриса в зените славы, светская львица, мать уже взрослой дочери. Вскоре скончалась первая жена президента Ольга – любимица нации, та самая женщина, к которой были обращены ставшие политическим бестселлером страстные тюремные записки Гавела под названием «Письма к Ольге». Меньше чем через год Гавел и Вешкернова сыграли скромную свадьбу. Чешское общество патриархальное и консервативное, и обывателям новая жена президента не могла прийтись по вкусу. Дагмар оказалась слишком сильной личностью и слишком яркой женщиной, чтобы респонденты анкет в модных журналах выставляли ей высокие баллы. В национальном списке знаменитостей она уверенно делит последнее место с лидером коммунистической партии. Дагмар не простили броской внешности, легкомысленности, столь странной для спутницы государственного деятеля, прямоты, с которой она раздавала оценки политическим неприятелям своего мужа и даже того, что она на полтора десятка лет младше своего избранника. Тень Ольги - первой жены президента – словно витала над этим браком, и симпатий сограждан Дагмар не смогла завоевать даже демонстрацией самоотверженной преданности своему мужу. Она не стесняется своей любви и никогда не боится показать эту любовь на публике. А это слишком часто вызывает смешанную зависть и неприязнь. Три года назад, когда чешский парламент в очередной раз голосовал за переизбрание Вацлава Гавела на пост главы страны, и один из местных политиков попытался облить президента грязью, сидевшая на скамейке для публики Дагмар вдруг заложила пальцы в рот и оглушительно свистнула. В степенной и чопорной Европе, к которой причисляет себя Чехия, такие поступки жены президента одобрения вызвать не могут. Вацлав Гавел – судьба Дагмар, ее трудное счастье и, как ни странно, ее тяжкий крест. Потому что, наверное, быть супругой президента далеко не так приятно, как может показаться. Хозяйка Пражского Града – без сомнения самая трудная роль актрисы Дагмар Вешкерновой. И хотя она ее играет также блестяще, как когда-то играла Марию Стюарт, овации зрительного зала, в котором сидит вся страна, ей не дождаться.

Чем-то напоминает мне эта история историю Раисы Максимовны Горбачёвой. Репутация «первой леди» Советского Союза в народе тоже была неважной.

Но всё-таки: неужели в Европе нельзя найти однозначно положительных героинь? Можно, - считает наш римский корреспондент Алексей Букалов:

В Италии традиции международного женского дня с годами не ослабли, а только расширились. Праздник вышел из клубов и домашних стен, чтобы попасть на киноэкраны и, иногда, в полицейскую хронику.

Итальянское телевидение РАИ рассказало о двух молодых, красивых, целеустремленных жительницах Апеннин. Первую зовут Мария Фальчиккья. С детства, на традиционный вопрос «кем ты хочешь быть?», девочка не отвечала стандартно «актрисой, манекенщицей или телеведущей», а упрямо твердила: «хочу работать только в полиции». Сегодня Мария занимает одну из самых ответственных правоохранительных должностей северной столицы Италии: она вице-квестор Милана и лично руководит многими операциями по искоренению организованной преступности. Ее коллега Анна-Лиза Кастаньи тоже мечтала о полицейской карьере. Сейчас она живет на противоположном конце Италии – в сицилийском городе Палермо, главным делом ее жизни стала борьба с мафией.

Как-то раз мы рассказывали нашим радиослушателям о женщинах мафии – о тех безмолвных помощницах и свидетельницах, всегда одетых в траурное платье и не подымающих очи от земли, что шли со своими мужьями, отцами и братьями на каторгу, а иногда и мстили за них, возглавляя целые мафиозные кланы.

Анна-Лиза – находится по другую сторону баррикад. Она выслеживает и со своими товарищами обрубает щупальца спрута, порой рискуя жизнью, и не только своей.

Телекамера показывает, как Анна-Лиза, в сопровождении плотного эскорта личной охраны пересекает шумную улицу Палермо, чтобы угостить своего 10-летнего сына чашкой шоколада в баре. Она вся напряжена, спиной чувствуя опасность, но не желает отказывать ребенку в маленьком удовольствии.

После недавних решений парламента и правительства Италии у женщин здесь появилась дополнительная возможность проявить себя в борьбе с мафией и прочим злом: впервые в истории им разрешено занимать офицерские должности в национальном корпусе карабинеров.

Между прочим, в отличие от Италии и тем более России или Украины, в Германии 8-ое Марта – вовсе не общенародный праздник. Многие даже и не знают, что это – Международный женский день. Зато цветы немцы, скажем, дарят своим жёнам гораздо чаще, чем раз в году. По статистике, в среднем – пять раз в год. Тоже, наверное, не слишком часто. Во всяком случае, разводов больше. А порою случаются и просто жуткие вещи. Только что в Потсдаме, под Берлином, завершился судебный процесс. Судили 60-летнего Йохена Вольфа, бывшего министра строительства федеральной земли Бранденбург. Его приговорили к пяти годам тюрьмы за подстрекательство к убийству жены.

В начале девяностых годов Йохен Вольф считался одним из самых многообещающих политиков в социал-демократическом правительстве федеральной земли Бранденбург. На заре своей политической карьеры он был даже реальным претендентом на пост премьер-министра Бранденбурга, но стал, в конце концов, министром строительства. Дела Вольф вёл очень энергично, однако в 93-ем году ему пришлось подать в отставку из-за сомнительной сделки с приобретением недвижимости. Его супругу Урсулу это, как ни странно, даже обрадовало: наконец-то, у них будет больше времени друг для друга! Однако семейное счастье не вернулось: во время одной из своих командировок на Украину Вольф познакомился там с молоденькой переводчицей Оксаной Кузнецовой. Оксана стала его любовницей. Причём, экс-министр даже не скрывал этого: Оксана звонила ему домой, просила общих знакомых уговорить супругу Вольфа Урсулу побыстрее дать ему развод. Но дело с разводом затягивалось: супруги никак не могли договориться о сумме алиментов, которые Вольф должен был платить Урсуле (в Германии алименты платятся и тогда, когда нет детей). Однажды утром Оксана подкараулила жену Вольфа, когда та совершала утреннюю пробежку, и, угрожая ей пистолетом, потребовала «отпустить Йохена на волю». Урсула обратилась в полицию. На следующий день 25-летняя Оксана Кузнецова застрелилась – в ванной комнате их квартиры.

Было это три с половиной года назад, и, как считает прокуратура, именно тогда у Йохена Вольфа впервые возникла мысль убить жену. Он открылся одному из своих близких знакомых, и тот организовал встречу с потенциальным киллером, бывшим солдатом французского Иностранного легиона. Вольф обещал за голову жены двадцать тысяч марок и заплатил задаток (половину этой суммы). Но заказное убийство не состоялось. Бывший легионер попался на мелкой краже и рассказал о планах Вольфа полиции. В июле прошлого года полиция записала на плёнку телефонный разговор Вольфа, в котором тот выдал себя, и после этого бывший министр был арестован. Начало суда затянулось лишь потому, что Вольф пытался покончить с собой в тюремной камере.

На самом судебном процессе Йохен Вольф не сказал ни слова. За него говорили адвокат и свидетели, среди которых была и 57-летняя Урсула – коротко, под мальчика, стриженая, совершенно седая, очень элегантно одетая. Кстати говоря, она была четвёртой женой Вольфа. Плохо о нём отзывались и три другие. Одну он буквально терроризировал во время её беременности, другая пыталась отравиться газом, третья вообще выдержала с Вольфом лишь несколько недель... Наверное, добрые слова могла бы сказать о подсудимом лишь Оксана Кузнецова, но её уже нет в живых...

Грустная история. Наверное, слишком грустная для наступающего женского праздника. И всё же напомню: экс-министр, «заказавший» свою жену, получил пять лет тюрьмы. А она, слава Богу, жива и, без сомнения, отсудит у него в гражданском процессе львиную долю имущества. Пусть это вас утешит, дорогие женщины.