1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Женский институт

08.03.2005

Сегодняшний выпуск радиожурнала «Европа и европейцы» может быть посвящён – как же иначе! – одной-единственной теме. Речь пойдёт о женщинах. Точнее говоря, - о женских организациях, действующих в Англии, Финляндии и Германии.

И начнём мы с Англии, где 8-ое марта справляют, может быть, не так широко и не так горячо, как в России или на Украине, но женщин и их требования уважают никак не меньше. Рассказывает наш корреспондент Джерри Миллер:

«Джем энд Джерузалем» («варенье и Иерусалим»), - так в обиходе, полушутливо, называют самый старый и самый многочисленный женский союз Великобритании – «Женский институт».

«Иерусалим», - это популярная английская песенка на слова поэта начала 19-го века Уильяма Блэйка. Её распевают хором участники ежемесячных собраний «института», открывая их. Такова традиция.

Что касается джема, то здесь предыстория такова. «Женский институт» возник в годы первой мировой войны княжестве Уэльс. Инициативная группа решила тогда, что женщины, живущие в сельской местности, тоже должны обязательно помогать фронту, а именно – закатывать банки с вареньем для солдат его величества. Надо сказать, что как раз в те времена (в конце 19-ого-начале 20-ого веков) в Англии началось массовое движение суфражисток, которые добивались равного избирательного права с мужчинами. Рядом с Парламентской площадью в Лондоне стоит бронзовый памятник, изображающий энергично жестикулирующую даму, выступающую в Уголке ораторов в Гайд-парке. Это памятник легендарной суфражистке Эмеллин Панкхарст, которая в своё время посидела чуть ли не во всех лондонских тюрьмах. Но не зря. В 1928-м году британские женщины были полностью уравнены в избирательных правах с мужчинами. Неистовые суфражистки влилась тогда в ряды других женских организаций, в том числе и Института, о котором мы рассказываем.

Но, в отличие от многих других подобных объединений, «Женский институт» не добивался и не добивается фундаментального изменения роли женщины в обществе, а борется совсем за другое. Начиналось всё невинно, с уже упомянутых банок с вареньем и – вы не поверите! – с плюмажей… В 1921-ом году, когда в моде ещё были шляпки, украшенные перьями экзотических птиц, незадолго до этого созданный «Женский институт» потребовал, чтобы британский парламент запретил мучить птиц. Был принят так называемый «Плюмажный билль» - по тем временам, просто революционный природоохранный законопроект. Беда, однако, состояла в том, что тогдашний премьер-министр Ллойд Джордж был большим поклонником перьев в дамских шляпках. «Женскому институту» пришлось ждать, когда тот уйдёт в отставку, и после этого билль был утверждён. В 54-ом году Женский институт начал другую экологическую кампанию – под лозунгом «Содержите Великобританию в чистоте!». На одной из старых фотографий большая группа митингующих дам стоит в чистом поле, а перед ней разложен рассортированный по категориям мусор: горы бутылок, жестянок, кипы бумаг и тряпья. Женщины держат транспарант, на котором написано: «После пикника забирайте мусор с собой!» Ну, а на самом последнем ежегодном общем собрании «института» важнейшим из принятых постановлений было решение бороться за здоровое питание подрастающего поколения – против всяких «макбургеров», чрезмерного увлечения сладостями и так далее.

Другое направление деятельности «Женского института» – это образование. Но учат здесь, в первую очередь, тому, чему раньше учили девочек на школьных уроках домоводства. У «института» есть собственный колледж, расположенный в элегантной усадьбе в графстве Оксфордшир. Тут можно в течение нескольких дней освоить искусство приготовления разных видов варенья, научиться тому, как накрывать на стол, вышивать крестиком, стать экспертом в ювелирных украшениях и хоровом пении. Всевозможные курсы и кружки «институт» организует только в самом колледже, но и в семидесяти филиалах в разных графствах Великобритании.

Влияние «Женского института» показывает хотя бы тот факт, что он регулярно приглашает на свои ежегодные собрания выступить с речью известных политиков, предпринимателей, деятелей искусства – и те охотно соглашаются. Пять лет назад чести выступить в «институте» был удостоен премьер-министр страны Тони Блэр. Это окончилось скандалом. Вот что рассказала в интервью «Немецкой волне» Барбара Гилл, возглавляющая совет «Женского института»:

«Он приехал, чтобы выступить перед нами в зале при стадионе Уэмбли, и некоторые из наших дам сочли, что его выступление носит ярко выраженную политическую окраску. А наш институт политически нейтрален, он не связан ни с одной политической партией. Понятно, почему это выступление было встречено в штыки. Тони Блэра просто освистали»,- говорит Барбара Гилл.

О значении «Женского института» говорит и то, что в этой организации состоит и британская королева Елизавета Вторая. Причём, неформально: она, по возможности, не пропускает собраний своей местной организации в графстве Норфолк, где находится одна из королевских резиденций. Любопытно, что когда в 52-ом году Елизавета Вторая в возрасте 26 лет взошла на престол, «Женский институт» начал бороться за то, чтобы народ не слишком эксплуатировал нового монарха: ведь у молодой королевы должно было оставаться достаточно времени и сил, чтобы заниматься детьми. Примерно так говорилось в петиции, представленной британскому парламенту.

Сейчас «Женский институт» объединяет около 220-ти тысяч представительниц прекрасного пола в семидесяти филиалах, разбросанных по территории Англии и Уэльса. Шотландия и Северная Ирландия имеют аналогичные организации, независимые от английской. В «Институт», в основном, вступают женщины, живущие в сельской местности. Средний возраст – больше пятидесяти лет. Деятельность «Института» финансируется за счет членских взносов, размер которых сейчас составляет примерно 35 евро в год.

Джерри Миллер

Иностранки учат немецкий

Интеграция? Нерешительно, помедлив, поднимает руку слушательница, приехавшая в Германию из России. «А что это такое?» - спрашивает она. Может ли тут помочь толковый словарь? «Соединение элементов в одно целое, включение в общность», - такое определение даёт словарь. Десять женщин, которые занимаются на курсах немецкого языка для иностранок в общественном центре мюнхенского микрорайона Нойперлах, удивленно поднимают брови: ясности по-прежнему нет. А между тем, многие из женщин, которые приходят сюда вечерами на курсы немецкого языка, уже много лет живут в Германии.

Взрослые слушательницы курсов ведут вполне нормальную жизнь. У них есть семьи, друзья, у некоторых – и работа. Другие получают социальное пособие. Но вот контактов с немцами, как и знания немецкого языка, у них почти нет. Да они в этом до сих пор и не очень нуждались. Возьмем, к примеру, гречанку Теодору Пападопулос. В 1980 году в возрасте 21 года она приехала в Германию, выйдя замуж за земляка, который уже давно жил здесь. В Мюнхене большую часть времени проводила дома, занимаясь домашним хозяйством и детьми. Круг её знакомых ограничивался греческой общиной. «Если надо было что-то купить, я брала с собой в магазин кого-нибудь, кто понимает по-немецки, - рассказывает Теодора. –А за продуктами ходила либо в крупные супермаркеты, либо в греческие магазинчики». Когда надо было заполнять какие-нибудь бумаги, формуляры, анкеты, она обращалась за помощью к подруге, хорошо знающей немецкий язык.

Сейчас Теодора уже может худо-бедно объясниться на немецком – достаточно для того, чтобы работать кассиршей в магазине. Её знание языка и осталось бы на таком уровне, если бы у Теодоры не возникли проблемы со здоровьем. Часто болит спина, и за кассой она долго сидеть уже не может. И вот в 45 лет ищет новую работу. Без более или менее приличного знания немецкого языка шансов у неё на это – почти никаких. Вот почему ей пришлось серьёзно заняться изучением языка страны, в которой она живёт уже четверть века.

Похожая ситуация почти у каждой слушательницы курсов. Женщины занимаются детьми, домашним хозяйством, встречаются с родными и подругами, тоже приехавшими из тех стран, где родились и выросли они. Спутниковые антенны позволяют смотреть в Германии турецкие, российские, греческие телевизионные программы. Женщинам особенно тяжело выходить из этого закрытого, не немецкого мира, - независимо от того, христианки они или мусульманки, носят мусульманские платки или не носят.

В таких микрорайонах, как Нойперлах живёт очень много иностранцев. В шестидесятые годы на окраине Мюнхена, когда здесь выросли многоэтажные блочно-панельные коробки. Томас Гютлин, в течение 29 лет работающий в общественном центре микрорайона, рассказывает, что сначала здесь селились итальянские гастарбайтеры, потом югославы, сейчас большую часть жителей составляют уроженцы Турции. В мюнхенском 16-м муниципальном округе, в который входят также микрорайон Нойперлах, доля иностранцев составляет 26 процентов всего населения. Некоторые кварталы – это своеобразные добровольные гетто.

Новый иммиграционный закон, вступивший в силу с января 2005 года, мягко, но вынуждает иностранцев учить немецкий язык. Новые иммигранты из стран, не входящих в Европейский Союз, обязаны принять участие в так называемой «интеграционной программе», то есть пойти на курсы немецкого языка (не менее 600 учебных часов) и на курсы социальной ориентации, которые знакомят с основами права, истории и культуры Германии. Для того, чтобы получить позже постоянный вид на жительство, иностранцы должны предъявить свидетельство об успешном окончании этих курсов. Тому, кто пропускает занятия и не сдаст экзаменов, получить разрешение на проживание будет гораздо труднее, и его могут выслать из страны.

Ужесточены также рамочные условия. Уровень обучения языку предполагается повысить, следовательно, более жесткими стали и требования, предъявляемые к преподавателям.

Те курсы, которые ведёт сейчас Урсула Эбелль, - это курсы для «продвинутых». Изменения законодательства коснулись и её. Хотя Урсула Эбелль ведет занятия больше двадцати лет, ей придется пойти на курсы повышения квалификации. Университетского диплома учителя немецкого языка и многолетнего опыта уже недостаточно. Теперь ей нужно получить диплом преподавателя немецкого языка для иностранцев. Кроме того, возможно, что её заработки станут меньше. Ведь до сих пор государство выделяло определённую сумму за каждый курс, независимо от количества слушательниц, а с января платит «подушно». Правда, выделяемая на это из госбюджета сумма должна вырасти со 170 миллионов евро до двухсот восьми миллионов. Но теперь, когда закон ужесточён, иностранцев, желающих учить немецкий язык, как предполагают, станет чуть ли не вдвое больше. Так что в результате заработок преподавателей может упасть. Ведь они работают на гонорарной основе.

Для иностранок, которые уже давно живут в Германии, всё это вообще может означать, что они не смогут учиться языку дальше. Скажем, турчанка Мюэссер Алан живёт в Германии уже больше двух лет, а правом посещать бесплатные, финансируемые государством языковые курсы пользуются, в первую очередь, новые иммигранты. Теодоре Пападопулос, приехавшей в Германию из страны, которая входит в Европейский Союз, также придется ждать, останется ли для неё свободное место.