1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Жанна д'Арк

30 мая католическая церковь чтит память святой Жанны д’Арк. Об этой выдающейся личности писали литераторы, историки, богословы из самых разных стран, споры о ней не утихают до сих пор. Её имя стало немеркнущим символом беззаветного патриотизма и самопожертвования во имя спасения родины. Жанна д’Арк, самая почитаемая святая во Франции, считается покровительницей этой страны. В 1909 году она была причислена к лику блаженных, а в 1920 году Папа Римский Бенедикт Пятнадцатый причислил крестьянскую девушку, спасшую Францию, к лику святых.

Жанна родилась в 1412 в селении Домреми в Лотарингии в семье деревенского старосты. Девочка, которой очень рано пришлось начать работать, воспитывалась в религиозном духе, но никогда не научилась читать и писать. Жанна не была суеверной и не проявляла склонности к мистической экзальтированности; её благочестие никогда не было чрезмерным. Девочка росла в страшное время. В это время уже более 80 лет продолжалась Столетняя война, в ходе которой Англия, притязавшая на французский престол, пыталась захватить Францию. Почти вся страна, включая Париж, была захвачена англичанами, постепенно превращаясь в вассальное государство. Это унизительное положение усугублялось непрекращающимися эпидемиями и голодом. Король Франции Карл Седьмой всё ещё оставался некоронованным, поскольку существовали сомнения в законности его происхождения.

И вот в один прекрасный день Жанна, которой тогда было 13 лет, находясь в саду, вдруг услышала голос. Сначала она не смогла ничего увидеть, поскольку яркий свет ослепил её. Но затем, оправившись от испуга, она смогла различить некую неземную фигуру, в которой она узнала архангела Михаила. Он сообщил ей, что вскоре к ней явятся святые раннехристианские мученицы Екатерина и Маргарита. И действительно, вскоре обе святые посетили Жанну. С тех пор, как утверждала Жанна, она постоянно слышала голоса. Они настойчиво требовали, чтобы она оказала помощь королю Франции и спасла родину. Как рассказывала позднее сама Жанна, они возвестили ей, “что Бог сильно скорбит о французском народе и что нужно, чтобы она сама, Жанна, отправилась из Лотарингии во Францию. Слыша это, она начала плакать". В течение 4 лет, готовясь морально к своей миссии, Жанна хранила всё это в тайне.

В 1429 году Франция, измученная войной, вот-вот должна была пасть, с одной стороны, под натиском англичан, считавших эту страну своим владением, а с другой, под натиском бургундцев, союзников иноземных захватчиков, желавших отделиться от Франции и стать независимым королевством. Карл Седьмой, которого никто даже не решался называть королём, вот уже 6 лет укрывался в Бурже, где он жил в бедности и изоляции. Он всё ещё не был коронован и сам сомневался в своём праве на трон.

Последним бастионом довольно вялого сопротивления французов был город Орлеан. Осада продолжалась уже долго, и в городе начался голод. С падением Орлеана - а оно казалось делом нескольких недель - Франция должна была прекратить своё существование. И тут по Франции разнёсся слух, что некая юная дева “отправляется к благородному Карлу Седьмому, чтобы снять осаду с Орлеана и привести его в Реймс, дабы посвятить и короновать там".

К этому времени голоса велели Жанне отправиться в крепость Вокулёр для встречи с Карлом Седьмым. На этот раз встреча не состоялась. В течение трёх дней Жанна, одетая в мужскую одежду и подстриженная под пажа, не обращая внимания на грубые шутки гарнизонных солдат, тщетно просит коменданта препроводить её к престолонаследнику.

Через некоторое время Жанна отправилась в Шинон, где она вновь потребовала встречи с Карлом. Люди слушали её как безумную, с некоторым страхом, с лёгкой досадой, но не без любопытства. Жанна говорила о господине, которому принадлежит французское королевство. Этот господин, однако, не престолонаследник, а Отец Небесный. Именно он послал её сообщить Карлу, что избирает его от Своего имени королём французской земли. Наконец, встреча состоялась. Неизвестно, что Жанна сказала Карлу, однако после встречи печальный молодой король без короны и без королевства, по словам очевидцев, лучился от радости.

Карл поверил Жанне, но он не был легковерен. Поэтому он предложил ей сначала предстать в Пуатье перед собранием епископов и богословов. Это был настоящий судебный процесс. Но Жанне удалось покорить строгих судей своими остроумными ответами. На все серьёзные вопросы “она отвечала очень осторожно, как хороший клирик". Комиссия пришла к заключению, “что, принимая во внимание её жизнь и поведение, в ней нет ничего дурного, ничего противного правой вере".

Так началась воинская жизнь Жанны. Сначала она отправила письмо английскому королю. Примечательно, в каком тоне было составлено это послание. “Король Англии, покоритесь Царю Небесному, верните Деве, посланной сюда Богом, Царём Небесным, ключи всех славных городов, которые вы захватили и разграбили во Франции. Она здесь и пришла от Бога, чтобы вступиться за королевскую кровь. Она готова немедленно заключить мир, если вы хотите признать её правоту, уйдя из Франции."

Победоносное наступление Жанны началось в Страстной вторник 1429 года. Она была в доспехах, стоивших ей 100 франков, и с белым знаменем в руках, на котором приказала написать образ Христа Судии. Дева стала неким талисманом для войска. Она была действительно выдающимся военачальником: определяла стратегию военных действий, возглавляла войско во время штурма, оставалась стойкой, когда другие готовы были обратиться в бегство, приходила в ярость, когда её приказы не выполнялись.

Освобождение Орлеана стало одной из славнейших страниц в истории Франции. Когда, обойдя англичан, Жанна вошла с войском в Орлеан, ликование было неописуемым. Через 10 дней после этого англичанам, подвергавшимся постоянным атакам со стороны войск Жанны, пришлось снять осаду города и отступить. И это было только начало победоносного шествия Орлеанской Девы.

После многочисленных побед, казавшихся просто чудом, Жанна отправилась к Карлу Седьмому и привезла его в Реймс. Коронация состоялась в соборе города. Жанна со своим победоносным знаменем стояла у алтаря. После коронации 17-летняя Дева преклонила колени и сказала: “Благородный король, воля Господня свершилась". И, как пишет хронист, “никто не мог смотреть на них без великого волнения".

Однако своих избранников Бог не балует. Уже во время праздничного пира по случаю коронации у Жанны были смутные предчувствия надвигающейся беды. Казалось, решимость вновь покинула короля. Он медлил. Жанна рекомендовала идти на Париж, но Карл вступил в переговоры с бургундцами. Когда он понял, что его обманули, время было упущено.

Так делу Жанны был положен грустный конец. Впрочем, главное было сделано: англичанам пришлось навсегда отказаться от намерения покорить Францию, и история пошла совсем по иному пути, чем тот, который они себе представляли. Однако Франции предстояли долгие годы нищеты и войн. Жанна же была брошена на произвол судьбы. Она продолжала сражаться в мелких стычках, но ей было запрещено предпринимать решительные действия.

Жанна говорила: “Я не боюсь ничего, кроме предательства". И её предали. Когда в 1430 году во время защиты Компьеня она с немногочисленным отрядом пыталась задержать врага, чтобы позволить основному войску вернуться в город, капитан крепости приказал поднять мост. Жанна не могла укрыться в городе. Её схватили, как писал хронист, “с большей радостью, чем если бы взяли 500 солдат". Жанна оказалась в руках бургундцев.

Так начался второй акт драмы Жанны Д’Арк, вторая война, которую ей пришлось вести, находясь с цепями на ногах в тюрьме в ужасных условиях, днём и ночью под надзором трёх грубых и пьяных стражников. Жанна находилась в плену у бургундцев, но на неё претендовали также англичане и господа из Парижского университета. Бургундцы продали Орлеанскую Деву англичанам за 10 тысяч золотых франков.

Англичане отдали Жанну в руки епископа Бовэ, который под их надзором должен был судить её по обвинению в ереси. Было совершенно ясно: Жанна должна была быть опорочена и умереть. Только доказав, что Дева не была послана Богом, англичане могли надеяться вновь покорить Францию.

Запутанный, драматический процесс длился 4 месяца. Жанне не позволили взять адвоката. Обвинительного приговора в ереси удалось добиться с помощью тонких ухищрений, извращая ответы Жанны. Ей не позволили обратиться к Папе Римскому, хотя на инквизиционных процессах часто такой просьбы было достаточно, чтобы приостановить судебное разбирательство. О том, что процесс этот был политическим, свидетельствует тот факт, что епископ признавший Жанну еретичкой и отлучивший её от Церкви, согласился причастить её перед казнью. Жанну так торопились умертвить, что даже не оставили светскому суду времени для вынесения приговора (а ведь к смерти мог приговаривать не церковный, а лишь светский суд).

В сопровождении внушительного числа солдат Жанну, которой было всего лишь 19 лет, привели к месту казни на старой рыночной площади в Руане и привязали к столбу, у которого она должна была быть сожжена. По свидетельству одного очевидца, “с великим благочестием Жанна попросила, чтобы ей дали крест, и, услышав это, один из присутствовавших англичан сделал маленький крест из оконечности палки и дал его ей. И она приняла его благочестиво и поцеловала его, вознося жалобу Богу Искупителю нашему, пострадавшему на кресте,.. и положила этот маленький крест себе на грудь между телом и одеждой".

Позднее палач рассказывал, что, “когда её охватил огонь, она более 6 раз воскликнула: “Иисусе!" и особенно громко закричала “Иисусе!" на последнем дыхании, так что все присутствовавшие могли её слышать. Почти все плакали от жалости". Даже секретарь английского короля, по словам очевидца, “возвратился после казни Жанны, стеная и печалясь, и плакал о том, что он видел там, говоря: мы все погибли, потому что сожгли человека доброго и святого". Стоявший у костра с крестом монах-доминиканец, рассказывал, что палачу было приказано сжечь останки Жанны и развеять по ветру. Он непрестанно лил масло, серу, бросал угли, но сердце Жанны так и не удалось угасить, что, по его словам, “было явным чудом".

Через 25 лет Жанну в присутствии папского легата реабилитировали и признали возлюбленнейшей дщерью Церкви и Франции.

Шарль Пеги в своём романе о Жанне д’Арк вложил в уста маленькой Жанны такую молитву: “Если ещё было недостаточно святых, пошли нам их столько, сколько надо будет. Мы последуем за ними, Боже. Мы сделаем всё, чего Ты пожелаешь. Мы сделаем всё, что нам скажут от имени Твоего... Почему столько добрых христиан, но нет доброго христианства? Наверно, что-то не так. Если бы Ты нам послал, если бы Ты только захотел послать нам одну из Твоих святых... что-нибудь новое, ранее никогда не виданное..."

Так оно и случилось. Бог послал Франции и Церкви новую святую, не похожую ни на одну другую.