1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Еще 1000 солдат Бундесвера против талибов

Министерство обороны ФРГ при поддержке правящей коалиции в парламенте намерено увеличить присутствие Бундесвера в Афганистане с 3.5 до 4.5 тысяч человек.

default

отряд талибов

Таким образом, руководство Германии, несмотря на резкие протесты ряда оппозиционных партий и непопулярность этих мер среди населения, готова откликнуться на призыв союзников по НАТО поддержать действия антитеррористической коалиции.

Этого, в первую очередь, просят, а порой и требуют, представители США, Канады и Великобритании. Эти страны несут наиболее тяжелые потери среди участников иностранного контингента, поддерживающего президента Афганистана Х. Карзая и его администрацию. Особенно громкими призывы о подмоге стали после саммита НАТО в Бухаресте, который прошел в начале апреля. Случайность или нет, но апрель, май стали месяцами, когда военная активность талибов резко возросла, а в июне она достигла такого градуса, которого, по оценкам ряда экспертов, не было с начала антитеррористической операции. Так изменят ли дополнительные 1000 солдат Бундесвера эту ситуацию? На этот вопрос отвечает российский эксперт по Афганистану и по борьбе с терроризмом Л. Корольков:

Тактика альянса зашла в тупик

ЛК: С точки зрения оценки ситуации за последние годы, исключая три месяца до настоящего момента, я бы сказал, что тактика, принятая альянсом, зашла в абсолютный тупик. Отсиживаться в гарнизонах и проводить спародические военные операции против мало с точки зрения стратегической значащих объектов и точек на территории Афганистана - это ничего не приносило. Затраты очень большие, а результат – ноль. Движение Талибан хорошо закрепилось, создало ячейки, создало применительно к условиям современной войны, самой передовой военной технологи. В конце концов они натренировались на адекватные ответы. Самое главное в этой войне для них – это люди и создание ячеек. С точки зрения Талибана это чисто сетевая война. Они появляются там, где им нужно, где слабее силы альянса.

Второй момент, и очень важный – я думаю, Запад не следовало бы его недооценивать. Это позиция Пакистана. Полностью включиться в вооруженную борьбу в зоне племен не может ни один руководитель Пакистана, и тем более армия. Эта армия, ее офицерский корпус – это, прежде всего, выходцы из зоны племен. Там ведется война по следующему принципу: талибы перешли некую грань договоренностей – вооруженные силы Пакистана провели ограниченную вооруженную операцию. Тем не менее, Пакистан является основой снабжения воюющих частей талибов оружием, продовольствием и инструкторскими кадрами. Как известно, если партизанское движение имеет возможность постоянного материально-технического снабжения и снабжения людскими ресурсами, ликвидировать практически не возможно. Предполагается, что в основе должна лежать определенная идеология. В данном случае это религиозная идеология, подпитка есть.

Поэтому тысячу ли солдат пришлет ФРГ, тысячу ли пришлют французы, будут множиться только их расходы, но не результат. Эта борьба бесперспективна в том виде, в котором она идет сейчас.

ВВ: Почему Вы выделили последние три месяца в вашей оценке?

ЛК: Обе стороны сейчас ведут перегруппировку. Руководство Талибана изучает, какие методы являются наиболее эффективными с точки зрения нанесения ущерба войскам коалиции, а те ищут способ выстроить военную структуру так, чтобы эффективно препятствовать талибам в перемещениях его вооруженных подразделений. И, самое главное, как обеспечить самостоятельность центрального правительства и способность его вооруженных сил решать проблемы. Беда в том, что эти силы пока в основном в руках северян. Им не нужен талибан в северных провинциях, а что касается юга, они туда не метят. Так из кого набирать новобранцев? Кто будет воевать? Я плохо это себе представляю, зная историю конфликта.

Х. Карзай больше зависит от полевых командиров, чем от союзников

ВВ: Но недавно Х. Карзай пригрозил Пакистану, сказал, что его армия имеет право проводить там операции, если оттуда приходят боевики и действуют против Афганистана и его союзников…

ЛК: Попытки кардинально решить проблему проведением масштабных операций привели к пропорционально выросшим потерям. А главная задача – загнать куда-то талибов, блокировать их, не решена. И как бы не угрожал Х. Карзай послать в зону племен свою армию, какая бы она ни была, задачу это не решит, он слаб, и зависит от полевых командиров на самом деле больше, чем даже от поддержки союзников. А там сразу большие потери. А большие потери – это резонанс в этих странах. Не решена главная проблема – с Пакистаном. Любое давление и попытки заставить П. Мушаррафа активизироваться приведут к тому, что его просто сметут.

Кто подпитывает талибов…

ВВ: Есть сведенья, указывающие на то, что талибы получают подпитку отнюдь не только из Пакистана. Что Вам известно об этой стороне боевых действий?

ЛК: Я должен сослаться на исторический прецедент. Китай не то, что был нашим союзником, но у нас были нормальные отношения во время войны, которую в Афганистане вел СССР. Но поставки оружия оттуда моджахедам шли все время. Когда-то слабее, когда-то сильнее. Я думаю, они идут и сейчас. Иначе откуда в провинции Кунар, куда доставка сложна в силу ее географического положения, постоянно доставляются выстрелы к гранатометам, амуниция к стрелковому вооружению, неплохие средства ПВО. Откуда?

ВВ: Имеются ли альтернативы для нынешней военной стратегии НАТО в Афганистане, пока заключающейся в постепенной «накачке» страны иностранными войсками, причем «накачке», осуществляемой небольшими порциями?

ЛК: «Афганизировать» войну. Но дело ведь не в этом. Основная цель – обеспечить безопасность углеводородного района, держать контроль над Персидским заливом и обеспечить подходы к Каспийскому бассейну. Вот цель, а не химерическая борьба с терроризмом. Но я должен сказать, что эту задачу можно решить только массированно, сделав выжженной зоной всю территорию.

архив

Также по теме