1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

ЕС – Россия: принуждение к партнерству?

В среду в Кремле прошел очередной саммит Евросоюз - Россия.

default

На саммите в Москве: премьер-министр Испании Азнар и президент России Путин

Порядка тысячи рублей в месяц за свет и около двух тысяч за газ, горячую воду и отопление (примерно такие расценки в Западной Европе) будет платить средняя российская семья в том случае, если Москва согласится на одно из условий Европейского Союза для вступления России во Всемирную торговую организацию.

Сорок условий для вступления в ВТО

Торгово-экономические отношения между Евросоюзом и Россией развиваются в последнее время неплохо. Уже сейчас на страны ЕС приходится 40 процентов российской внешней торговли. Но уже через несколько лет, как считает член Еврокомиссии по торговле Паскаль Лами, эта доля может превысить половину. Особенно в том случае, если Россия присоединится к Всемирной торговой организации. Лами считает, что без России ВТО теряет смысл, что вступление в организацию полезно не только самой России, но и Евросоюзу, поскольку означает стабильность и предсказуемость торговых режимов, а также обеспечивает право доступа на рынки при исполнении некоторых обязательных процедур. Одним из обязательных условий для вступления в ВТО и предоставления России статуса страны с рыночной экономикой Евросоюз считает повышение внутренних российских тарифов на энергоносители до уровня мировых.

Всего России предлагается взять на себя 40 обязательств. Некоторые из них российская сторона считает вполне приемлемыми и даже полезными для отечественного бизнеса, например, либерализация рынка ценных бумаг, страховых и банковских услуг, режима валютного регулирования. Но хотя большинство требований вписываются в стандартные правила ВТО, выполнить каждое из них замминистра торговли и экономического развития Максим Медведков считает в обозримом будущем невозможным. Так, совершенно очевидно, заявил он, что Россия не выровняет к началу 2004 года внутренние и внешние цены на энергоносители, поскольку это неизбежно приведет к экономическому коллапсу. Так что резкого повышения цен на газ и электроэнергию, скорее всего, все же не будет.

Повышение цен на энегоносители: аргументы "за" и "против"

По мнению российской стороны, такое условие – это результат конкурентной борьбы западных энергетических кампаний, и упрек европейцев в том, что колоссальный разрыв внутренних и внешних цен на российские энергоносители – это экспортная субсидия, несправедлив. Это – естественное преимущество России, богатой природными ресурсами. Среди российских предпринимателей есть и другие мнения на этот счет. Например, председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс считает, что внутри России давно пора поднять до мировых цены на электроэнергию - чтобы ее экономики, чтобы развивались энергосберегающие технологии.

Генеральный директор Всемирной Торговой организации Майкл Мур заявил сегодня утром, что Россия могла бы официально стать членом этой организации уже в сентябре следующего года. При всех преимуществах, которые сулит присоединение к ВТО, далеко не все в России приветствуют такую поспешность.

Интервью с российским экономистом, руководителем Института Европы, академиком Николаем Шмелевым

- То, что мы сейчас так торопимся без оглядки вступить в ВТО, вызывает у многих настороженность. Потому что мы внутренне не готовы к безудержной конкуренции на нашем внутреннем рынке. Мы боимся за то, что многие отрасли просто погибнут. Не потому, что это плохая цель. Надо вступить в ВТО через 10-20 лет. Эта благороднейшая цель, к которой надо стремиться, но нельзя бросаться головой в омут.

- Но, может быть, это как раз ускорит процесс оздоровления народного хозяйства России?

- Весь вопрос – насколько болезненной будет операция. Нашу автомобильную промышленность задушить легко. Она очень слабенькая. А это, так или иначе, пять миллионов человек. Куда вы их выгоните? Вы хотя бы сначала подумайте об альтернативе. Ведь это слишком в России швыряются. Миллион туда, миллион обратно.

Как выжить Калининградской области?

На саммите в Москве сегодня обсуждался и вопрос о будущем Калининградской области. Позиции сторон – ЕС и Москвы – по этому вопросу пока остаются различными.

Пока существовал СССР, необычное положение этого западного региона Российской федерации, зажатого между Литвой и Польшей, никого особенно не волновало. Серьезные проблемы начались после распада советской империи. Калининградская область стала анклавом, развитие которого хронически отстает от страны в целом. Валовой внутренний продукт составляет здесь в пересчете на душу населения только 75 процентов от среднероссийского и лишь половину этого показателя по Литве и Польше, самым бедным будущим членам Европейского Союза. Зато уровень преступности в Калининграде один из самых высоких среди всех регионов России. То же можно сказать о безработице и числе больных СПИДом. Идея "особой экономической зоны", выдвинутая в середине 90-х годов, так и не наполнилась в Калининграде реальным содержанием. Реформы в области практически не идут. По заданию Европейского союза, член Европарламента от немецких социал-демократов Магдалене Хофф недавно подготовила аналитическую записку, посвященную положению дел в Калининграде. Ее главный вывод таков: регион, в котором проживают 950 тысяч человек, находится в состоянии "далеко зашедшего социально-экономического разложения".

Заинтересованность ЕC ситуацией в Калининграде объяснима: после предстоящего вскоре присоединения к ЕС Литвы и Польши обе эти страны вступят в так называемое "шенгенское пространство". Соответственно, они должны будут ввести с июля 2003 года визовый режим для иностранцев, пересекающих их территории. Это значит: для того, чтобы пересечь Литву и попасть, скажем, в Смоленск, жителям Калининграда понадобится "шенгенская виза". Она стоит немалых денег, получить ее сложно. Не говоря о том, что у 60 процентов калининградцев до сих пор вообще нет загранпаспортов. Серьезные осложнения могут возникнуть и с транспортировкой грузов, в особенности военных, между Калининградом и российским материком. Долгое время в Кремле как бы не обращали внимания на приближавшуюся опасность. Потом забеспокоились, потребовали от Евросоюза предоставления Калиниграду возможности беспрепятственного сообщения с остальной Россией. При этом Москва всячески подчеркивает, что проблема Калининграда возникла не по вине российской стороны, а вследствие расширения Евросоюза. Россия хотела бы добиться создания для ее граждан "транзитных безвизовых коридоров" через территорию Литвы. Евросоюз на это не идет.

ЕС воспринимает Калининград с опаской

Председатель Европейской комиссии Романо Проди согласен с тем, что Калининградская область может играть в будущих отношениях ЕС и России особую роль, но в то же время заявляет, что никаких исключений из визовых принципов Шенгена быть не может. В качестве компромисса Евросоюз предлагает упрощенную выдачу калининградцам многократных транзитных виз по невысоким расценкам. Кроме того, ЕС готов предоставить России финансовую помощь для создания современных контрольно-пропускных пунктов на границах Калининградской области с целью предельного упрощения въезда и выезда российских граждан. Но полностью отменять визовый режим в случае Калининграда Евросоюз не хочет. В частности, потому, что российская организованная преступность уже сейчас рассматривает этот регион как плацдарм для проникновения в Европу. В случае отсутствия визового контроля плацдарм мог бы в будущем превратиться в широко открытое окно. Выступая в Москве на саммите Россия-ЕС, Проди вновь призвал "найти возможность для сотрудничества без ущерба для нашей безопасности". Но россияне продолжают настаивать на своем.

Если Брюссель предпочитает рассматривать проблему Калининграда как чисто техническую, то в Москве ее выводят на уровень высокой политики. Президент России Владимир Путин напрямую поставил развитие отношений между Евросоюзом и Россией в зависимость от решения вопроса вокруг Калининградской области. А влиятельный думский политик Владимир Лукин пригрозил неуступчивому Евросоюзу окончательным разворотом России в сторону Вашингтона. "Если не получается с европейцами, то будем делать ставку на американцев", - сказал он.

Никита Жолквер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА