1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

ЕС и Беларусь: надежды и сомнения

"Я искренне надеюсь, что Беларусь сделает свой стратегический выбор в пользу Европы", - заявила Еврокомиссар по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер. Насколько обоснована надежда, и как ее воплотить в жизнь?

default

Руководитель германо-белорусского общества политолог Райнер Линднер оптимизм Бениты Ферреро-Вальднер объяснил так:

«Оптимизм основывается на выступлении замминистра иностранных дел Беларуси г-на Воронецкого на конференции в Брюсселе, посвященной политике соседства. На ней Беларусь сделала новые, очень открытые предложения, касающиеся сотрудничества».

Позитивно оценила итоги этой конференции и сама Еврокомиссар по внешним делам, подчеркнув, однако, что улучшение отношений Брюсселя и Минска возможно только при наличии "убедительных шагов со стороны Беларуси на пути к демократии и соблюдению прав человека". А Райнер Линднер даже знает, какими могли бы быть эти шаги:

«Первый шаг – освобождение всех белорусских политзаключенных; во-вторых, будущие парламентские выборы должны быть свободными и соответствовать стандартам ОБСЕ; и, в-третьих, проведение рыночных реформы в экономике».

Готова ли Беларусь совершить какие-то из названных шагов навстречу Европе? С этим вопросом я обратился к спецпредставителю министра иностранных дел Беларуси по связям с европейскими структурами Сергею Гайдукевичу. Ответ прозвучал не совсем обычно:

«Я, безусловно, могу сказать, что готова. Я просто сейчас выступаю как депутат парламента и председатель партии, потому что с сегодняшнего дня я уже не спецпредставитель министра иностранных дел».

Должность г-на Гайдукевича упразднили, поскольку, как он заверил:

«На сегодняшний день ситуация сложилась так, что моя должность стала неактуальной. Я выполнил свою задачу, выполнил достойно».

При этом Сергей Гайдукевич категорически отрицает, что вместе с его бывшей должностью потеряла актуальность и сама идея нормализации отношений с Европой:

«Нет-нет, упаси Господь так думать. Я наоборот хочу подчеркнуть, что контакты с Европой будут активизироваться. И МИД в данном направлении работает, погодите еще…»

Одно из направлений работы МИДа – открытие в Минске представительства Еврокомиссии. По мнение Бениты Ферреро- Вальднер, связанные с этим процедуры затягиваются белорусской стороной. Теперь уже просто депутат и лидер партии Сергей Гайдукевич не видит тут большой проблемы:

«На самом деле просто процедура открытия, она очень забюрократизирована. Действия надо согласовывать, чтобы было четкое понимание значимости шагов белорусской стороны и соответствующая оценка их Евросоюзом. Это совершенно понятно, это двустороннее движение, и, я думаю, мы к этому придем».

Пока же позиции Брюсселя, который на первый план ставит права человека и принципы демократии, и Минска, предлагающего развивать сотрудничество в практических вопросах, таких как энергобезопасность, транзит и борьба с нелегальными мигрантами, ощутимо расходятся. Как долго продлиться нынешний статус-кво? Бывший замминистра иностранных дел, ныне международный координатор общественной инициативы «Хартия-97» Андрей Санников, считает, что до тех пор, пока, как он выразился, не рухнет белорусская экономика. До этого, уверен Санников, позиция официального Минска едва ли изменится:

«Те люди, которые вот эту линию проводят, они будут ее и далее проводить – тупо говорить о том, что мы хотим с вами дружить, но ничего у себя менять не будем. А на самом-то деле сейчас все больше предложений от Беларуси поступает в Евросоюз. Количество и качество таких предложений свидетельствует о том, что, в общем-то, есть не только заинтересованность, но есть и большая потребность в налаживании торгово-экономических отношений с Европой».

И упразднение должности, которую занимал Сергей Гайдукевич, заметил Санников, этому процессу вовсе не помешает: «Согласитесь, это было издевательство и над Европой, и над нами - назначать Гайдукевича каким-то представителем по европейским делам. Ну, это так было, дымовая завеса. Я думаю, сейчас может появиться представитель на другом уровне».

Контекст