1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Есть ли в Германии государственное телевидение?

08.04.2006

Аркадий Степанович Беловец из Киева слушает передачи разных радиостанций, но предпочтение отдает «Немецкой волне», которая, на его взгляд, более объективно и взвешенно отражает реальность. Аркадий Степанович вспоминает:

«Мое детство в какой-то степени связано с немцами. Я родился в 1929 году на юге Днепропетровской области. Вокруг нашего села было много немецких поселений, то есть мы жили практически в немецкой колонии – Екатериновка, Кудашевка, Зельбаховка и другие немецкие села. Мо бабушка и дедушка свободно говорили по-немецки. Отец мой решил, что и я должен изучить немецкий язык. Договорился с учителем из немецкого села Екатериновка и отдал меня в немецкую школу. НКВД на эту выходку отца прореагировало мгновенно. Через две недели, в середине сентября 1937 года, отца репрессировали с клеймом шпиона, ему дали десять лет исправительных лагерей. А я оставил школу и стал сыном «врага народа» со всеми вытекающими последствиями. Даже мое свидетельство о рождении было заполнено на немецком и украинском языках. И это вызывало особенную ярость у советских чиновников, когда настало время оформить мне паспорт». –

Вспоминает Аркадий Степанович Беловец из Киева.

Анатолий Савчук| из села Петровое Днепропетровской области прислал живое и, я бы сказал, несколько провокативное письмо относительно того, как мы пытаемся активизировать нашу слушательскую аудиторию. Письмо Анатолий начинает с обращения к Анастасии Рахмановой:

«Уважаемая Анастасия, Вы идете верной дорогой. Игра со словами ещё никому не навредила, а дивиденды приносит значительные. Кстати, уважаемая Анастасия, не одну только Вас терзают смутные предчувствия и мучительные сомнения по поводу слушательских симпатий и предрасположенности слушателей к той или иной передаче. Наверное, поэтому, чтобы раззадорить разленившегося слушателя и побудить чаще прибегать к эпистолярному жанру, журналисты вашей радиостанции все чаще стали прибегать к помощи различных материальных стимулов. В ход пошли всевозможные азартные игры, викторины, а в качестве приманки – поощрительные призы, другими словами, в полную меру используется так называемый административный ресурс. В политике это к добру не приводит, посмотрим, как это будет в ваших взаимоотношениях со слушателями. Далее. Слушал недавно передачу о немецких диалектах и убедился в том, что эти передачи полезны и нужны слушателям. Я, например, теперь точно знаю, что наши школьники для пущей немецкости произносят немецкие слова так, как это делают берлинцы.

А теперь, что касается критики некоторых слушателей в адрес музыкальных передач Владимира Фрадкина. Я уже не удивляюсь тому, что какая-то часть слушателей, которые не могут связать трех слов, пытаются критиковать журналистов вашей радиостанции. Я уже, можно сказать, почти смирился с тем, что в России и Украине, где неуклонно осуществлялось интернациональное воспитание нескольких поколений, все же проглядывают омерзительные признаки расизма и что это приводит к тому, что музыку черных некоторые слушатели объявляют чуждой, а музыку белых чуть ли не народной. Я уже не обращаю внимания на тех, кто не воспринимает ни сам джаз, ни передачи о нем. Но трудно понять мне, почему с таким упорством подвергаются нападкам «Фонотека» и «Джаз». Ведь с таким же успехом, при желании, можно изгадить любую другую передачу». - Считает Анатолий Савчук из Днепропетровской области.

Валерий Пчелинцев из Мариуполя сетует на то, что в Украине все меньше теле и радиопередач выходит на русском языке, вот что он пишет:

«Парламентский комитет по радио и телевидению добился того, что у нас все меньше передач на русском языке. С каждым месяцем число передач на русском языке уменьшается. Например, телеканал «Украина» почти полностью перешел на украинский язык и тем самым потерял до 30 процентов своих зрителей. С нового года все телефильмы постепенно будут дублированы на украинском языке. Газетам отведен определенный процент на русском языке. Все это благодаря давлению на СМИ со стороны правящей партии. Лично я ничего не имею против украинского языка, но каждому своё: я вас тоже слушаю только на русском языке. Пишу вам об этом, потому что уверен, что в цивилизованных странах такое невозможно, чтобы кто-то диктовал, на каком языке печатались газеты или готовились к эфиру радиопередачи. Это, на мой взгляд, несовместимо с начальной стадией демократии».

Петр Рыбак из Даугавпилса спрашивает, есть ли в Германии государственное радио и телевидение?

В Германии нет государственного теле – радиовещания, потому что телевидение и радио финансируются обществом, а не государством. Жители Германии могут слушать 230 общенациональных и региональных радиопрограмм. Для телевизионного приема доступны несколько десятков каналов.

Общественно-правовому телевидению Германии уже более полувека. Но с середины 1980-х годов электронные СМИ страны развиваются по так называемой "дуальной" системе, когда наряду с общественно-правовыми (их также называют "публично-правовыми") существуют и частные теле- и радиоканалы.


Немецкие общественно-правовые каналы финансируются за счет взимания сборов с владельцев теле - или радиоприемников - своего рода ежемесячной абонентской платы. Для аккумулирования и распределения средств создана специальная организация – Gebuhrentziehungszentrale (GEZ), что можно перевести на русский как "Ведомство по сбору абонентской платы". Его сотрудники вооружены не только законом, но и спецаппаратурой, позволяющей выявлять радиослушателей и телезрителей, которые уклоняются от этого налога.

Сумма сборов определяется на переговорах между представителями каналов, федеральных и региональных властей на основе рекомендаций комиссии независимых экспертов. Затем закрепляется в договоре.

Финансирование публично-правовых каналов обществом осуществляется в "добровольно-принудительном" порядке. Часть средств общественно-правовое телевидение и радио зарабатывают на рекламе, однако ее объем в сетке вещания значительно меньше, чем у "частников".

У общественно-правового теле- радиовещания свои формы управления и контроля.

Работа журналистов, концепция вещания и тематика передач общественно-правового канала контролируются советом по телерадиовещанию. В его состав входят представители профсоюзов, церквей и всех политических партий, представленных в федеральных и земельных парламентах, в том числе, естественно, и оппозиционных - в соответствии с пропорцией представительства в органах власти. Этот совет избирает генерального директора канала.

Вторая структурная составляющая общественно-правового канала - административный совет. Его члены верстают проект бюджета и осуществляют надзор за расходованием средств.

Согласно официальным данным, общественно-правовое теле и радиовещание, а к ним относятся АРД (Всеобщее телерадиовещание Германии), ЦДФ (Второе германское телевидение), на 80 процентов и 60 процентов соответственно финансируются за счет абонементной платы, остальную часть они получают от рекламы. Реклама на общественно-правовом вещании имеет законодательные ограничения, одно из главных - недопущение ее в эфир после основного блока новостей в 20.00. Однако если в начале деятельности частных теле- и радиостанций эта регламентация не мешала развитию АРД и ЦДФ, то сегодня, когда конкуренция между теле- и радиоорганизациями усилилась, она стала основным пунктом споров даже в парламентских кругах. Воссоединение ФРГ и ГДР потребовало много средств, казна не выдерживает всех расходов, в частности на содержание общественно-правового телевидения, и уже на протяжении нескольких лет звучат голоса о необходимости изменения регламентации рекламы. В 1995 году рекламные блоки появились на АРД и ЦДФ и после основного выпуска новостей. К общественно-правовому радиовещанию относится и радиостанция «Немецкая волна». Как вы, наверное, заметили, рекламы у нас пока нет вообще. Вот такая информация.

Тимур Арифуллин из Москвы ищет друзей по переписке в Мюнхене или Берлине. Тимуру №- лет, он изучает английский и немецкий языки. По воскресениям Тимур с удовольствием занимается немецким языком в Российско-немецком доме в Москве. «Мы с папой,- пишет Тимур,- часто слушаем передачи «Немецкой волны». Особенно нравятся нам «Европа и европейцы», «Народные мелодии» и уроки немецкого». Итак, адрес для тех, кто хотел бы переписываться с моквичем Тимуром Арифуллиным:

Москва, 121151, Москва, ул. Студенческая, д. 12, кв. 35. Тимуру Арифуллину.

А теперь настало время для вашей музыкальной заявки.

Юрий Татаринцев из Москвы просит включить в наш эфир одну из песен талантливой английской певицы Кати Мелуа. Кстати сказать, талант Кати Мелуа открыл английский композитор и продюсер Майк Бэтт (Mike Batt). Он известен не только в Великобритании, но и в Соединенных Штатах Америки. В протеже Майка Бэтта попал не очередной клон Бритни Спирс, а певица совсем другого склада - скорее уж младшая сестра Дайдо или Норы Джонс.

Взбудоражившая английских и большинства европейских меломанов -20-летняя Кати Мелуа (Katie Melua), не подданная Ее Величества английской королевы. Кати родилась в Советской Грузии в 1984 году и уже в 90-е годы переехала с семьей в Великобританию, где поступила в Школу сценического искусства и технологий, созданную специально, чтобы лепить потенциальных звезд. Здесь ее и заметил Майк Бэтт, которому нужна была вокалистка, одинаково владеющая джазовой и блюзовой манерой пения. Дебютный альбом Кати был распродан в Великобритании 300-тысячным тиражом.