1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Если не HIPC, то что...?

Киргизское правительство представляет миссии МВФ новую экономическую стратегию

Почти два миллиарда долларов составляет на сегодняшний день внешний долг Киргизии. Между тем, руководство страны на днях отклонило инициативу ХИПИК, Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка, направленную на облегчение долгового бремени для беднейших стран мира. Киргизское правительство заявило, что намерено использовать для выплаты задолженности собственные ресурсы. Вчера в Бишкек прибыла делегация МВФ, которая намерена ознакомиться с новой экономической стратегией руководства республики, разработанной в этой связи. Итак, каким образом Киргизия намерена выплачивать долги и бороться с бедностью? Об этом сегодня в нашей постоянной рубрике, которую подготовила Наталья Позднякова.

По официальным данным, 45 процентов населения Киргизии живет за чертой бедности. По уровню жизни республика опережает лишь Таджикистан, разрушенный гражданской войной. Внешний долг, составляющий почти миллиарда долларов, практически, равен ВВП страны. Другими словами, республика вот уже несколько лет существует, в основном, за счет кредитов и грантов, предоставляемых международным сообществом. При этом, стоит отметить, что Киргизия имеет огромные запасы воды и природных ископаемых, в частности, золота . Большая часть электроэнергии, вырабатываемой на киргизских ГЭС, экспортируется в соседние государства, впрочем, как и добываемое в горах золото и минералы. Тогда почему же государство находится в таком бедственном положении? На этот вопрос есть несколько вариантов ответов. Так, например, заместитель министра экономического развития и торговли Туратбек Джунушалиев считает, что причина заключается в спаде промышленного производства, который начался после перехода от плановой советской экономики к рыночным отношениям. В результате, по словам замминистра в промышленной отрасли сложилась такая ситуация :

- У нас только половина всех предприятий работает в полную силу. Другая часть выполняет свои планы примерно на 75 процентов, около пятидесяти предприятий простаивают по разным причинам: неумелый менеджмент, потеря рынков сбыта, невостребованная продукция. Государственных предприятий, практически, не осталось, что касается промышленных предприятий, в основном, все они приватизированы. Самое критическое положение сложилось в тяжелой промышленности, в частности в машиностроении, аналогичная ситуация и сельским хозяйством.

По мнению министра финансов республики Акылбека Жапарова, нынешний экономический кризис является следствием процветающей в республике коррупции, и неумелого использования финансовых средств, получаемых от международного сообщества. В этой связи, министр приводит следующие примеры.

-Конечно, в такой ситуации очень сожалеешь, что те миллиарды долларов, которые были взяты в течение десяти лет, так бездарно были растрачены. Мы не стали транзитной страной, не смогли построить свою экономику так, чтобы она могла сама себя окупать, не смогли для нашего сельского хозяйства открыть рынки соседних стран. Очень много денег ушло на поддержание курса сома. Поскольку не было своего производства, приходилось при помощи вот таких долларовых инъекций поддерживать курс. Остальная часть ушла в инфраструктуру, до конца так и не была отслежена. Особенно тяжелыми были двусторонние долги, которые мы получили от России и Турции, Индии, Пакистана. Ни один из этих кредитов так и не заработал. Страна была молодая, чиновники алчные. Подписывали договора, не глядя. Брали свои проценты, а потом не отслеживали ситуацию. Так у нас произошло с турецким кредитом, у нас не заработала швейная овчинно-шубная фабрика, которая должна была стать одной из самых крупных в Азии. У нас не заработала мебельная фабрика, только по причине того, что привезли старое оборудование, не смонтировали его до конца. Индийский кредит тоже не заработал, равно, как и пакистанский. Было время когда, бесконтрольность порождала алчность. Я могу привести классический пример, когда швейцарская фирма предоставили кредит сроком на два года 23 миллиона долларов киргизской стороне безо всяких льгот, заранее зная, что за два года невозможно ни привезти оборудование, ни его запустить. Был такой знаменитый проект «Гималаи» по производству детского питания в Джалал-Абаде. То есть, первоначально брали двадцать три миллиона, а потом пришлось 38 миллионов заплатить, так как там была гарантия Национального банка. В течение трех лет фирма, и те заинтересованные лица, которые были в Киргизии, заработали на этом пятнадцать миллионов долларов. Вот из чего состоит наш внутренний долг. Вот вам первый миллиард двести миллионов сомов из этой суммы

С мнением министра финансов солидарны и представители гражданского сектора.

Руководитель правозащитного центра «Граждане против коррупции» Толекан Исмаилова отмечает:

-Мы стали анализировать все эти вещи, мы пришли к такому выводу , что нам представителям гражданского общества, необходимо активно участвовать в процессе принятия государственного бюджета, работать с парламентом и требовать прозрачности использования бюджета. Мы не могли смириться с тем , что в стране растет коррупция и растет бедность. Мы пытались найти причины, почему так происходит. Киргизия, ведь замечательная страна, с огромным потенциалом людских ресурсов. В принципе, если бы была четкая политика помощи доноров, прозрачности и подотчетности правительства, я думаю что маленькая страна, заявила бы не только о своей демократичности, но и о том, что есть политика развития.

Министр транспорта и коммуникаций республики Нурлан Сулайманов считает, что Киргизии не удалось стать транзитной страной, что привело бы к привлечению инвестиций и развитию экономики.

-Если наши транспортные коридоры будут соответствовать международным стандартам, если мы приведем наши аэропорты в порядок, вы вполне можем стать транзитной страной. Прежде всего, для привлечения инвесторов необходима политическая стабильность. К нам проявят больший интерес инвесторы, если будут знать, что здесь есть определенные гарантии.

В министерстве иностранных дел, говорят о неверно выбранном прежним руководством страны внешнеполитическом курсе. Позиция Киргизии должна быть более продуманной, считают дипломаты. Киргизия должна действовать и принимать какие-либо решения, прежде всего, исходя из собственных интересов, что, кстати, весьма непросто сделать, находясь в соседстве с такими державами, как, например, Китай, Россия и Казахстан.

Таким образом, ответить на вопрос, почему Киргизия находится в "долговой яме", может каждый. Тот же, у кого нет четкой аргументации, просто сошлется на "нерадивую" прежнюю власть. А вот что же делать дальше? Ответ и на этот вопрос существует, правда, в каждом министерстве свой, сформулированный с учетом собственных профессиональных интересов.

Впрочем, в одном руководство республики едино - нужны крупные инвестиции.

Министр финансов Акылбек Жапаров по этому поводу говорит:

-Каждого инвестора мы будем лелеять, конечно, не афериста. Я вообще, предлагал каждого инвестора, который приносит нам инвестиций на сумму более миллиона, делать гражданином Киргизии. Те страны, например, европейские, которым удалось достичь высокого уровня развития экономики, встали на ноги благодаря инвестициям. Вспомните план Маршалла. «Продадим заводы за один шиллинг, чтобы в экономику пошли миллионы инвестиций». Конечно, есть угроза того, что какой- нибудь миллиардер захочет купить всю страну. Но другое дело, что мы должны создавать такие условия для инвесторов, чтобы они отвечали и нашим интересам: наши люди имели работу, чтобы не страдала наша экология, чтобы государство было не в убытке.

Ну а что же делать, в том случае, если серьезных инвесторов придется ждать еще не один год, а долги необходимо выплачивать уже сейчас? В министерстве финансов республики предлагают попытаться списать долги, по крайней мере, их часть, ведь подобный опыт уже есть.

-Мы приняли государство в очень тяжелом положении. Внешний долг был равен ВВП и составлял порядка двух миллиардов долларов. Это один из самых больших недостатков старого правительства. Но и оно предпринимало определенные меры, чтобы улучшить положение. В марте 2005 года им удалось получить согласие Парижского клуба на реструктуризацию части внешнего долга, порядка шестисот миллионов долларов – это двусторонние долги. Как вы знаете, Киргизия дважды обращалась в Парижский клуб. Первый раз для того, чтобы помогли обслуживать внешний долг. Второй раз для того, чтобы добиться устойчивости внешнего долга. В результате этого мы получили сумму облегченного долга порядка около трехсот миллионов долларов. На сегодняшний день у нас внешний долг по отношению к ВВП составляет порядка 82 процентов.

Еще одним вариантом облегчить долговое бремя было вступление в инициативу ХИПИК, но, оказалось, что имидж страны важнее. В конечном итоге, за принятие программы МВФ и Всемирного банка, направленной на облегчение задолженности беднейшим странам мира проголосовал лишь министр финансов. А один, как известно в поле - не воин. Свежую идею предложил сам глава киргизского правительства Азим Исабеков, представляя новую стратегию по сокращению бедности представителям МВФ, он сказал, что намерен сократить на двадцать процентов штат своих сотрудников.