1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Елочная" проблема

Рубить или не рубить? Вот в чем вопрос!

default

Какие елки предпочитают жители Казахстана и Таджикистана?

Наш сегодняшний выпуск «Хроники Центральной Азии» - последний в уходящем 2005-м году. К тому же – предновогодний. И выбор тем – соответствующий моменту. Казалось бы, что может быть миролюбивее и праздничнее, чем программа о новогодней елке? Ан нет! Мы и здесь отыскали подводные камни. Дело в том, что празднование Нового года и хоровод вокруг елки зачастую связаны, как это не печально, с тем, что вырубаются целые гектары вечнозеленых насаждений. Да, конечно, существуют специальные питомники, где растения специально выращивают к празднику. Но, к сожалению, многим не по карману такая елочка или сосенка. Кроме того, есть браконьеры, которые в погоне за длинным рублем бездумно срубают деревья.

Надо отметь, что встречу Нового Года большинство жителей Казахстана без елки не представляют. Будь она даже плюшевая:

Музыка, песня елочки

Елочка из плюша, с пластмассовыми глазами и батарейкой внутри танцует и поет. В супермаркете в центре Алма-Аты – богатый выбор искусственных елок всех форм, цветов и размеров. По словам маркетолога Ирины Шевченко, этой продукцией магазин торгует второй год, и, как выяснилось, она пользуется спросом:

- Елки, которые мы привезли в прошлом году, мы все продали.

Елка в доме под Новый Год – старая традиция. Те, кто приобретают искусственную, так объясняют свой выбор: это и удобно, и экономично, и экологично:

- Ну, в доме чище. Потом жалко, наверное, живую. Веточку ставлю для запаха, а так елка – искусственная.

- Искусственная. … Жалко елку выбрасывать потом. Искусственная удобнее – поставил, потом убрал.

Но одно дело – полагаться на людскую сознательность, а другое – принимать меры и бороться с теми, кто, не задумываясь о последствиях, вырубает на своем пути все подряд, лишь бы заработать перед праздником. О том, как борются с бездумной вырубкой деревьев в Казахстане, рассказывает Зарина Козыбаева:

В канун новогодних праздников все казахстанские лесники перешли на усиленный режим работы. Главная их цель – уберечь хвойные леса от беспощадной вырубки. Так, к примеру, в Семипалатинске с 1 декабря все въезды и выезды круглосуточно патрулируются полицией и сотрудниками государственного лесного природного резервата «Семей». Для защиты елок от браконьерских посягательств создано 36 мобильных групп и 24 стационарных поста. В то же время лесники Павлодарской области собирают шишки, выполняя госзаказ по восстановлению знаменитого павлодарского соснового бора. Говорят, что сто килограмм шишек – это килограмм семян и несколько гектаров будущего казахстанского леса. По словам лесника Есбола Батырханова, человеческой жизни не хватит, чтобы увидеть каким вырастет посаженный им сегодня молодой лес:

- То, что мы сейчас делаем, мы хотим сохранить для потомков. Действительно, у нас есть лесоводы, которых уже в живых нет, а вот проезжаешь мимо, видишь лесная культура, и люди говорят: «Вот это посадил Мингазов». Эти уже сорокалетние лесные культуры стоят.

Между тем, в крупных городах Казахстана по-своему подошли к решению проблемы уничтожения хвойных лесов. Например, в Астане и Алма-Ате для того, чтобы приобрести пушистую красавицу, необходимо ехать в специально отведенные для этих целей места. А в ближайшее время городские власти намерены вообще запретить продажу елей и елок. Более того, свою любовь к природе администрация городов выразила еще и тем, что на всех площадях и на всех новогодних мероприятиях установлены искусственные ели, разукрашенные яркими разноцветными огоньками. Надо сказать, что многие жители обеих столиц поддерживают решение властей. Так, в интервью «Немецкой волне» преподаватель одной из средних школ города Алма-Аты Мая Шаихова рассказала, что в предыдущие годы в городе были случаи, когда так называемые елочные браконьеры вырубали декоративные елочки прямо в центре города:

- Я считаю, что искусственные елки - это хорошо, потому что соблюдается дисбаланс природы, и со временем, может быть, у нас больше будет зелени в городе. Люди привыкнут к этому и не будут уже срезать и воровать елки.

В свою очередь сотрудница акимата Южной столицы Ирина Таирова подчеркнула, что средства на праздничное оформление и благоустройство выделяются из городского бюджета:

- На новой площади у нас стоят не только искусственные елки, там еще растут и живые, которые также украшаются. Ежегодно город преображается. Получается очень интересно и красиво, повышается настроение, когда после работы возвращаешься домой. И это радует душу.

Ноу-хау придумали и озеленители Астаны. Стараясь угодить и любителям новогодних ритуалов, и ревностным ценителям природы, они решили сдавать живые елки в аренду. Кстати, условия аренды живых деревьев довольно любопытны. Озеленители подсчитали, что стоимость каждого деревца обойдется желающим встретить Новый Год вместе с «зеленой гостьей» в среднем в 63 евро. Причем половина этой суммы вместе с удостоверениями личности и паспортами сразу берется в залог. За каждые сутки любители живой природы должны приплачивать в среднем по 3 евро. По словам директора «Зеленстроя» Ерлана Нысанбаева, все арендуемые елочки высажены в специальные вазоны, и теперь любой может выбрать деревце по душе и по размеру.

Вот уже несколько лет подряд казахстанские экологи проводят по всей стране предновогоднюю акцию «Защитим елочку». Раздача на елочных базарах листовок с призывом отказаться от живых елок вызывает разную реакцию: от одобрения до агрессии. По словам Ирины Балашовой, директора алма-атинского экологического центра «Т ау», более важная часть акции – тематические уроки для школьников:

- Дети более в это вникают, они начинают понимать, верить, и, конечно, они потом своим родителям об этом говорят. И родители себя уже немного по-другому ведут. Если ребенок говорит: «Не нужна мне эта елка, мама!», она уже тоже подумает: «Если ребенок не хочет, то и мне зачем мучиться?»

Тем не менее, несмотря на все старания экологических организаций, несмотря на то, что многие жители Казахстана начинают по-другому относиться к проблеме вырубки лесов, в республике по-прежнему каждый год неразумно уничтожается от 60 до 100 гектаров лесного молодняка. Таковы неутешительные данные местных защитников природы.

А как пытаются решить предновогоднюю «елочную проблему» в Таджикистане? Там, например, в Согдийской области местным лесникам, работающим в разных районах, дано указание усилить бдительность и не допустить рубки вечнозеленых деревьев в канун Нового Года. Зато на рынках области, как утверждает лесничество, можно приобрести сосну и можжевельник. Причем даже с корнями. Все растения – из местных питомников, и после, так сказать, праздничного использования их можно снова высаживать в почву.

Ну а более подробно о «елочной проблеме» в Таджикистане расскажет Нигора Бухари-заде:

В столице Таджикистана повсюду предновогодние распродажи. Подарки, ёлочные игрушки, хлопушки, гирлянды. Только вот живых ёлок в продаже на улицах и рынках Душанбе в этом году нет. Точнее, речь идёт о соснах и кипарисах, так как традиционные ёлочки в Таджикистане не произрастают. Чтобы приобрести хвойное деревце, душанбинцам нужно выехать загород - в питомники Государственного Агентства лесного хозяйства и охоты. Здесь десятки тысяч саженцев сосны и кипариса готовы к реализации. По словам начальника Агентства лесхоза Наима Мукумова, теперь деревце решено не срубать, а продавать прямо с корневой системой, чтобы покупатель после праздника мог выкопать его из ведра или кадки и высадить, например, возле своего дома:

- У нас есть питомники, в которых растут саженцы сосны, кипарисы, как посадочный материал, 1- 1,5 метра длиной. По мере надобности мы выкапываем их. У людей они неделю - 10 дней постоят, а потом их можно высадить в свой двор или куда угодно.

Наим Мукумов отмечает, что «живые» ёлки приобретают, в основном госучреждения и организации. Индивидуальный же потребитель стал всё больше отдавать предпочтение ёлкам искусственным: они и дешевле, поскольку многоразового пользования, да и хлопот с ними гораздо меньше – не нужно ломать голову, где купить и как установить. Экологи такую тенденцию только приветствуют. Хотя и здесь есть своё «но». Как говорит руководитель проектов экоорганизации «Ради Земли» Тимур Идрисов, далеко не все завозимые в Таджикистан частными бизнесменами искусственные ёлки безопасны для здоровья человека:

- Учитывая тот факт, что большая часть товаров завозится сюда из Китая или Арабских Эмиратов, мы можем говорить, что многие из этих товаров не соответствуют стандартам качества. Поэтому очень важно смотреть, из чего сделана ёлка. Существуют материалы, которые очень вредны для здоровья. Например, полихлорвинил – это очень грязный материал. И, естественно, мы не можем сказать, что искусственная ёлка, сделанная из ПХВ – это экологически дружелюбная ёлка. Лучше, конечно, покупать ёлки, произведённые в европейских странах.

Между тем, в Таджикистане есть и те, для кого «ёлочная тема» - совсем неактуальна. Например, в сугубо религиозных мусульманских семьях стараются не обставлять новогодний праздник символами христианского происхождения. А вот руководитель аппарата Партии исламского возрождения Таджикистана Хикматулло Сайфуллозода 1-е января вообще не считает «красным днём календаря». По его мнению, этот праздник имеет характер лишь государственного, но не народного: у таджиков достаточно своих, исконно национальных и религиозных праздников. А первым днём нового года на востоке традиционно считается 22 марта – день весеннего равноденствия:

- Мы признаём, что летоисчисление идёт с 1-го января. Весь мир это принимает, и мы не против этого. Но придавать особую значимость этому дню, праздновать его не имеет для нас никакого смысла. Думаю, что со временем из обихода таджикского народа традиция празднования Нового года уйдёт.

И всё же, хочу отметить, что такое мнение сегодня в Таджикистане не является преобладающим. Об этом свидетельствует хотя бы та же самая предновогодняя толкотня в магазинах и на рынках. В «серых» буднях людям так не хватает яркого праздника – именно такого, каким является Новый год.

Авторы:

Зарина Козыбаева и Ольга Корнеева, Алма-Ата

Нигора Бухари-заде, Душанбе