1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Екатерина Деготь: "В России происходит фашистский клерикальный переворот"

Арт-критик и куратор поделилась с DW своими мыслями о российском "безумии", усилении идеологического контроля, ответе Путина и наивности Запада.

С Екатериной Деготь (на снимке - справа) мы встретились в ее еще необжитом директорском кабинете Академии искусств мира (Akademie der Künste der Welt) в Кельне. С этого проекта мы и начали разговор.

DW: Академия искусств мира была основана в Кельне в 2012 году. Вы - ее новый арт-директор. Что вам хотелось бы сделать в течение ближайших двух лет, на которые рассчитан ваш договор?

Екатерина Деготь: Хочется развернуть кураторскую программу. В этом году ситуация переходная. Продолжаются проекты, анонсированные еще в прошлом году, например, израильский художник Йохай Аврами делает инсталляцию на холме Херкулесберг. Это памятник урбанистической истории: гора сделана из остатков домов и строительного мусора, который свезли сюда после бомбежек Кельна во время Второй мировой войны. Это будет инсталляция, посвященная музеям жестокости, музеям ужасов. Прямо на наших глазах происходят политические события, которые полностью перекраивают карту мира и карту Европы, - и физически, и идеологически. Мне кажется, это повод задуматься над тем, что такое вообще планетарные искусство и культура в широком смысле этого слова.

- Вы упомянули об актуальных событиях. Каким образом может и должно реагировать немецкое культурное сообщество на происходящее в России и на Украине?

- Ситуация меняется с каждой минутой. Я бы ответила на этот вопрос совершенно иначе месяц или даже еще неделю назад, когда можно было предполагать, что возможно оказать какое-то давление. Сейчас, мне кажется, мы стремительно приближаемся к ситуации, когда людям, занимающимся в России культурой, прежде всего современной культурой, будет нужна просто помощь. Мы должны думать о поддержке независимо мыслящих людей в России, потому что постепенно это становится абсолютно невозможно.

То, что сегодня происходит в России, сопоставимо с так называемой "иранской революцией". Речь идет о катастрофической фундаментализации и клерикализации знания вообще и культуры в частности. Мы оказались вновь в той ситуации, когда приходится говорить о поддержке диссидентов в России.

- Год назад вы говорили в интервью DW, что вы советуете вашим студентам по Школе имени Родченко поехать, хотя бы на какое-то время, в Германию, Австрию или другую западную страну для "расширения горизонта". Похоже, что вскоре вы и сами последовали этому совету...

- Два года назад я стала членом Академии и задумалась о том, чтобы больше работать в Германии не по политическим причинам. Тогда, да даже еще год назад, ситуация не выглядела столь трагично. Я приняла это решение по чисто интеллектуальным причинам. Оказываясь на Западе, я немедленно чувствую, как мои интеллектуальные горизонты расширяются. Это, к сожалению, плохо говорит о современной России.

Контекст

В России мы все очень зациклены на каких-то вопросах, которые продолжают быть нерешенными уже двадцать лет, а в ряде случаев - и несколько веков: "Что есть Россия? Каково ее отношение к Западу, к Европе?" Я больше не могу об этом слышать. Это абсолютно непродуктивно, неинтересно, это приводит к одним и тем же ответам и просто "вымывает мозги". Но я вижу, что в России очень трудно думать о чем-то другом. Поэтому мое решение больше инвестировать себя в работу в Европе поначалу больше было связано с чисто интеллектуальными причинами. Хотя сейчас, конечно, есть и политические.

- Только что пришло сообщение об отставке Григория Ревзина с поста комиссара павильона России на Венецианской биеннале, не первое и, надо думать, не последнее решение такого характера.

- За последние лет двадцать мы привыкли, что современная культура, в принципе, власть не очень интересует. Нам казалось, что современное искусство - сфера, для государства не столь важная, и поэтому не цензурируется. И мы были уверены, что ситуация, когда КГБ интересуется небольшой выставкой несчастных трех с половиной художников, никогда не вернется. Я сама писала где-то два года назад о том, что государство уже старается работать над патриотизмом в области кино, но еще не делает этого в области современного искусства, потому что современно искусство ему непонятно. Кроме того, там крутятся маленькие деньги.

Но оказалось, что мой прогноз был неверен. Мы видим, что идеологический контроль и контроль по части патриотизма (а патриотизм понимается в России как антизападное движение) распространяются на всю область культурного производства. Пока речь не идет о диктатуре вкуса. Хотя министр культуры говорит: "Что это тут у вас за куча кирпичей? Надо бы повесить картины!" В духе Никиты Хрущева. Но идеологическая цензура уже происходит и, конечно, отставка Ревзина - это яркий пример и одновременно сигнал всем деятелям культурного производства. Я думаю, сейчас мы будем наблюдать, как сами институции, к сожалению, будут двигаться в сторону патриотизма и антизападного духа. В связи с этим интересный прогноз, что большую роль будет играть русский авангард. Потому что русский авангард уже был апроприирован властью уже во время церемонии открытия олимпиады в Сочи. Теперь все будут говорить: "Что нам теперь делать? Будем Малевича выставлять!" Малевич – он патриотичен и антизападный художник.

- Художественное событие международного формата, которое должно произойти в ближайшее время в России - это выставка "Манифеста" в Санкт-Петербурге. Ее куратор Каспер Кениг (Kasper König), неожиданно для себя оказался в гуще российской политики. Часть художественной общественности и даже некоторые участники "Манифесты" призывают к бойкоту. Как вы относитесь к этому?

- Группа "Что делать?", насколько я поняла, не призывает к бойкоту. Они сказали, что не могут сами участвовать в основном проекте, и это я понимаю, но они оставляют за собой право участвовать в публичной программе, которую делает Иоанна Варша и в которой я, возможно, тоже приму какое-то участие.

Я вообще против бойкота как символического жеста. Бойкот имеет смысл, когда можно что-то изменить. Возможно, в случае олимпиады в Сочи можно было что-то изменить, это гораздо более масштабное и интернационально заметное событие. "Манифеста" - событие более камерное. Кроме того, искусство по своей природе критично. Мне кажется, мы должны смотреть, что будет. Сейчас мой приоритет - помогать прогрессивным силам внутри России. А ситуация бойкота им не поможет. Западные художники должны принять участие в этом проекте. Пусть это и не привлечет особого внимания, а просто станет известно через каталог выставки. Мы все в России превращаемся сейчас в подводную лодку, которая в состоянии подавать только некоторые отдельные сигналы. "Манифеста" является возможностью подать какие-то сигналы, а очень скоро такие возможности могут исчезнуть вообще.

Cнимок с последней Манифесты в Генке

Cнимок с последней "Манифесты" в Генке

- В интервью DW вы недавно сказали: " Когда давление власти достигает критического уровня, это непременно находит отражение в интересном художественном выражении". Достигнут уже "критический уровень"?

- Он близок к достижению, но сейчас все находятся в состоянии шока. Все происходит так быстро, что люди пока не готовы на это отреагировать иначе как символическими жестами протеста. Страна с воистину ошеломляющей скоростью поверглась в состояние какого-то безумия.

- Судя по обмену открытыми письмами, часть художественной общественности разделяет эйфорию по поводу "взятия Крыма"?

- Часть художественной общественности разделяет критику Запада. Это сложный вопрос, потому что вообще-то лично я тоже готова солидаризироваться с некоторыми фразами Владимира Путина, когда он говорит о том что "Запад не услышал Россию", "Запад не принял Россию как равного партнера". Это правда. И у меня есть очень критичный взгляд на современную американскую внешнюю политику. Разумеется, Путин - это неправильный ответ на эти правильные вопросы. Следует очень четко разделять постановку критических вопросов и захват Крыма. Многие это понимают. Но есть и люди, которые считают, что да, Крым - это необходимая демонстрация антизападной, антиамериканской позиции России. К моему удивлению, таких людей очень много и на Западе.

Я часто встречаю людей, в том числе среди интеллектуалов, которые говорят: "Да, Путин плохой, но он единственный, кто осмеливается противостоять американскому империализму. И за это мы его готовы простить, и мы смотрим Russia Today, это очень интересная антизападная позиция". Это, конечно, глубочайшее заблуждение и огромная наивность. Это просто по их незнанию того, что происходит в России, они так говорят. В России происходит просто фашистский клерикальный фундаменталистский переворот на всех уровнях! С этим никак нельзя солидаризироваться.

Также по теме