1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Единую энергосистему Центральной Азии хотят возродить без Узбекистана?

Три страны хотят восстановить объединенную энергосистему региона. Но в их число не входит Узбекистан. Возможно ли осуществление плана без заинтересованности со стороны Ташкента?

Таджикистан: жизнь без электричества

Таджикистан: жизнь без электричества

Республики Центральной Азии хотели бы вернуться к использованию Объединенной энергетической системы (ОЭС), которая связывала их во времена СССР. Эта достаточно сложно организованная система объединяла все страны региона и предусматривала сезонное чередование экспортных поставок электричества, идущих из одних республик в другие, базирующееся на учете сезонных возможностей, потребностях и гидроресурсах.

После распада СССР система со временем прекратила свое существование, а переговоры о ее реанимации результата не принесли. Сейчас же объединиться желают три страны - Казахстан, Киргизия и Таджикистан. О плане Душанбе, Бишкека и Астаны восстановить ОЭС на этой неделе сообщило таджикское информационное агентство "Авеста". При этом подчеркивается, что план предусматривает создание ЛЭП, которая свяжет три страны, минуя Узбекистан. Хотя именно эта республика играла ключевую роль в ОЭС.

Возможно ли энергокольцо без Ташкента?

По словам узбекистанского политолога Юрия Черногаева, в Ташкенте находился диспетчерский центр этой системы, что было продиктовано технологической целесообразностью - так, через республику проходило большинство ЛЭП, в Ташкенте были сосредоточены специалисты, управлявшие ОЭС. Тем не менее, как считает Черногаев, воссоздать систему без Ташкента возможно, хотя это обойдется странам-участницам проекта значительно дороже.

В свою очередь один из российских энергетиков на условиях анонимности сообщил DW, что "Ташкент с его аутсайдерской позицией по отношению к различным региональным проектам воспринимается соседями в качестве соперника, от которого не хочется быть зависимым, особенно после недавнего демарша с прекращением поставок газа на юг Киргизии". Поэтому проект восстановления ОЭС с участием трех стран, без Узбекистана, действительно имеется, подчеркивает собеседник. По его оценке, технически замкнуть сеть без Ташкента реально. "Узбекистан предоставлял основную территорию для ЛЭП. Даже части Таджикистана были связаны ЛЭП, проходившей через него. Теперь эту роль возьмет на себя Киргизия, хотя ее ландшафт менее удобен, нежели узбекский", - говорит российский специалист.

Беате Эшмент

Беате Эшмент

Немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент (Beate Eschment) обращает внимание на политический аспект в намерении восстановить общую сеть "со стороны трех государств, которые, если осторожно это сформулировать, имеют определенную ориентацию на Россию". Из этого, по мнению Беате Эшмент, можно заключить, что за планом возобновления единого энергокольца стоят дипломатические посредники из России.

"Между Таджикистаном и Киргизией, обладающими гидроресурсами, необходимыми для реализации такого проекта, возникают конфликты на локальном уровне. Но с точки зрения общей целесообразности проект мне представляется вполне осуществимым и экономически целесообразным", - рассуждает она и задается вопросом, что хочет получить Казахстан от сотрудничества с двумя республиками в рамках данного проекта?

"Астана уже давно прилагает усилия, чтобы продемонстрировать свою лидирующую роль в регионе. И уже одна только перспектива показать себя в качестве помощника более слабых соседей может служить мотивом", - говорит немецкий эксперт в интервью DW.

Деньги на ветер и Россия за спиной

По оценке вышеупомянутого российского специалиста, значительная доля затрат при усеченном восстановлении ОЭС неизбежно падет на Россию, но главную роль в нем может взять на себя Казахстан. Его статус повысится за счет того, что он окажется в центре такого важного регионального проекта.

Мачта ЛЭП

Мачта ЛЭП

С другой стороны, по мнению собседеника DW, и Казахстану нужны дополнительные источники электроэнергии. Специалисты знают, как интенсивно Астана старалась развивать сети электростанций малой мощности, как активно инвестировала в ветряки. "Но "ветряной проект", насколько мы понимаем, оказался "деньгами, выброшенными на ветер", слишком дорогостоящим. Выгоднее брать электричество из соседних российских регионов. Теперь, возможно, появятся альтернативы", - говорит эксперт в беседе с DW.

Однако не рискуют ли потенциальные участники такого проекта навлечь на себя гнев Ташкента, который обладает сильными рычагами влияния на соседние страны? По оценке Беате Эшмент, исключить этого нельзя, поскольку нынешняя узбекская политика слабо предсказуема. "Мы видим, что Ташкент в случаях своего недовольства планами соседей идет на радикальные меры, например, на отключение подачи газа на юг Киргизии в эти дни. Но это самый мощный из имеющихся рычагов экономического давления на Киргизию, и Ташкент его уже использует, а больше чем сейчас, закрутить газовый вентиль он уже не может", - считает она.

Хотя Казахстан, перед тем как вступать в такой "тройственный энергетический союз", несомненно будет оценивать последствия недовольства Узбекистана. "В Астане на конфликты с Ташкентом идут неохотно. Другое дело, если за спиной стоит Россия. В данном случае особенно беспокоиться по поводу обиды со стороны Ташкента в Казахстане не станут", - полагает немецкий эксперт.

Не панацея для региона

Впрочем, по словам Юрия Черногаева, с Ташкентом или без, а ОЭС сама по себе еще не является панацеей для республик региона. Он напоминает, что "советская" объединенная энергосистема Средней Азии больше пятнадцати лет действовала и после развала СССР, но функционировала отнюдь не идеально. "Системой командовали не технари, а политики. В результате на подстанциях часто случались аварии. Каждый участник старался отобрать из системы не сколько можно, а сколько ему требуется. Но тогда хотя бы было консенсусное понимание механизма, как эта система должна работать.

Сейчас таковое отсутствует", - считает узбекистанский эксперт. Он отмечает, что если дело дойдет до практической реализации, проект, скорее всего, столкнется с проблемой нехватки кадров, которые умеют балансировать сложно организованной энергетической системой, растянутой на тысячи километров. Особенно без участия Узбекистана.