1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Единство Германии прочно, но проблем стало больше

В День германского единства все ведущие политики страны выступают с разъяснением своей политической линии в процессе новых и часто серьёзных испытаний, с которыми сталкивается Германия последние 13 лет.

default

Фейерверк над Бранденбургскими воротами.

Национальный праздник ФРГ – День германского единства – все ведущие политики отмечают участием в многочисленных мероприятиях с целью разъяснения своей политической линии перед лицом новых и часто серьёзных испытаний, с которыми сталкивается Германия 13 лет спустя после вступления пяти новых федеральных земель в состав ФРГ.

По словам нынешнего президента бундесрата (палаты земель парламента страны), премьер-министра федеральной земли Саксония-Ангальт Вольфганга Бёмера (Wolfgang Böhmer), благодаря беспримерной внутригерманской солидарности удалось достичь очень многого. Уже сегодня – пусть не повсеместно – можно наблюдать процветающие регионы и на востоке новой Германии, заявил Бёмер в Магдебурге 3 октября. Бёмер сосредоточился, однако, на трудностях, переживаемых сегодня восточными федеральными землями, а тем самым – и всей страной.

Статистические сведения внушают тревогу

Он указал, прежде всего, на недостаток рабочих мест, следствием которого является мощный отток населения из восточных земель. Против этого явления, признал Бёмер, не выработана пока ещё сколько-нибудь разумная стратегия. Бёмер привел внушающую серьёзную тревогу статистические сведения, согласно которым из 1.600 преуспевающих компаний с годовым оборотом, превышающим 250 миллионов евро, лишь 48 находятся на территории восточных федеральных земель.

Начиная с 1997 года, продолжал Бёмер, в восточных землях наблюдается стагнация промышленного производства, объем которого, в пересчете на одного работающего, остановился примерно на уровне 60% от западногерманского. Более чем вдвое превосходят восточные земли западную часть Германии и по уровню безработицы.

Почти каждый третий евро, имеющий хождение на востоке страны, финансируется за счет трансферта с запада. Это не должно превратиться в привычку, предостерегает Бёмер. Вместе с тем, по его мнению, как раз слабый экономический рост и чрезвычайно высокая безработица делают население восточных федеральных земель более восприимчивым к радикальным реформам. Трудный опыт трансформации, которым обогатилось население бывшей ГДР за минувшие 13 лет, заставляет понять, что справиться с проблемами недалёкого будущего можно лишь ценой далеко идущих перемен. " У гражданского движения недавнего прошлого мы научились не только жаловаться на невозможность сделать что-то, но и делать по крайней мере то, что возможно", - сказал Бёмер в заключение своей речи.

Похвала с долей укоризны

В выступлении федерального канцлера Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) похвала моральной стойкости граждан восточных федеральных земель сочеталась с известной долей укоризны. Указывая на экономическое оживление других стран Восточной Европы, ныне вступающих в Евросоюз, Шрёдер отметил, что, в отличие от бывшей ГДР, у Венгрии, Чехии или Польши не было сильного партнёра, чтобы воспользоваться его средствами – налоговыми и социальными выплатами. Именно поэтому объединенная Германия, по его словам, выступала и выступает в Евросоюзе в роли адвоката этих новых членов крупнейшего континентального союза.

Шрёдер воспользовался случаем, чтобы напомнить, что 13 лет единства Германии – это и 13 лет суверенитета этой страны на международной арене. "Не впадая в ура-патриотизм", подчеркнул Шрёдер, ФРГ научилась перенимать там, где это необходимо, и военную ответственность – в борьбе с международным терроризмом, в миротворческих миссиях на Балканах или в Афганистане. Не называя Ирака, Шрёдер указал на "мужество", проявленное Германией, когда та сказала "нет" из убеждения, что для военного решения нет достаточных оснований.

Отклонение от традиционной атлантической линии, держась которой, ФРГ добилась всех своих исторических успехов, достигнутых к моменту объединения страны в 1990 году, ставит в вину Герхарду Шрёдеру и "красно-зелёной" правящей коалиции оппозиционный блок христианских партий.

Контекст