1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Единая внешняя политика ЕС сократит влияние России на континенте

Европа осознала необходимость проведения активной внешней политики. Первым тестом на ее эффективность станет решение косовской проблемы. Если Евросоюзу это удастся, он сократит сферу влияния России на континенте.

default

Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу

В Европе в последнее время все чаще раздаются голоса известных экспертов и политиков о необходимости проведения Евросоюзом активной внешней политики. В качестве аргументов в поддержку своих требований они указывают на то, что ЕС сформировал крупнейший общий рынок в мире, по своей экономической мощи не уступает США, оказывает больше гуманитарной помощи, чем любое другое государство или международная организация и обладает самым крупным корпусом миротворцев.

Подобные призывы в адрес Европейского Союза уже не первый год звучат и в России. Не в последнюю очередь это делается из расчета на то, что Евросоюз в первую очередь начнет конкурировать с США. Возросшая политическая активность России и неспособность стран ЕС выработать единый ответ на некоторые действия Москвы заставили европейцев всерьез задуматься над единой внешней политикой.

Европа не умеет пользоваться своим потенциалом

При этом, как указали авторы статьи в Financial Times, одним из котрых является бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer), Россия умело использует для давления на другие страны те немногие крупные рычаги, которыми она обладает: энергоресурсы и право вето в Совбезе ООН. В то же время ЕС в отношениях с той же Россией не научился пользоваться десятками более мелких, но не менее эффективных инструментов. Например, тем, что на Европу приходится 60 процентов торгового оборота РФ и половина всех иностранных инвестиций в России. А европейские страны стали вторым домом для множества российских богачей.

Тем не менее, контуры единой европейской политики в отношении России начинают проступать. С приходом к власти Ангелы Меркель (Angela Merkel), Николя Саркози и Гордона Брауна три крупнейшие страны ЕС - Германия, Франция и Великобритания - независимо друг от друга стали оппонировать России, заметил в интервью DW-WORLD.DE эксперт Немецкого общества внешней политики (DGAP) Корнелиус Адебар (Cornelius Adebahr). Если им удастся сформировать единую европейскую позицию, то это будет большим успехом.

ЕС в первую очередь займется Европой

Однако первым экзаменом на эффективность европейской внешней политики, по мнению Адебара, должно стать урегулирование вопроса о статусе Косова. Евросоюз фактически доминирует на европейском континенте. Если он решил проводить активную внешнюю политику, то в первую очередь ему следует заняться наведением порядка непосредственно у своих границ.

Для проведения активной внешней политики для Евросоюза сейчас наступил благоприятный момент, считает Адебар, поскольку ЕС наконец добился внутренней консолидации и устранил основные разногласия по проекту нового конституционного договора. С другой стороны, США и Россия, взаимно блокируя друг друга в Совбезе ООН, окончательно загнали решение косовской проблемы в тупик. Кроме того, разрешению балканского кризиса мешает поддержка американцами и россиянами взаимоисключающих позиций косовских албанцев и сербов. (См. интервью с Корнелиусом Адебаром в конце статьи).

Сила и слабость ЕС

В этой ситуации ЕС находится в более выгодном положении, поскольку в нем одни государства поддерживают косовских албанцев, другие - сербов. В этом, по мнению немецкого эксперта, одновременно слабость и сила Европейского Союза, поскольку он может выступить в роли беспристрастного арбитра на переговорах между Сербией и Косово.

Кроме того, только Брюссель может предложить сербам и косовским албанцам то, чего те и другие добиваются в конечном итоге - членства в ЕС. Однако для этого им придется отказаться от своих радикальных требований. Если Евросоюзу удастся решить этот вопрос, Россия лишится одной из немногих возможностей оказывать влияние на европейские процессы.

Сергей Гуща

Интервью

Архив

Контекст