1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Евро и его подделки

24.07.2002

Сегодня мы поговорим о непопулярности евро среди фальшивомонетчиков и о том, какие именно купюры мошенники всё-таки пытаются подделывать. После этого Вы услышите репортаж о широком распространении новой европейской валюты в Хорватии. В этой стране, курорты которой привлекают растущее число туристов, в том числе из России и Украины, евро стал основной неофициальной денежной единицей. Затем Вы узнаете, как промышленники и предприниматели Германии оценивают перспективы немецкой экономики на ближайшие полтора года. А в заключение речь у нас пойдёт об экономических последствиях усиливающегося отчуждения между Соединёнными Штатами и арабским миром.

Стремительный рост курса евро, наблюдавшийся в последние недели, привёл в России и других постсоветских государствах к повышенному спросу на единую европейскую денежную единицу – тем более что в самом разгаре пора отпусков, и туристы, готовятся к поездке в Западную Европу, запасаются валютой. Вполне допускаю, что в эти дни многие жители постсоветских государств впервые взяли в руки евробанкноты – и наверняка задались вопросом, а нет ли среди них фальшивых купюр. Конечно, при операциях с наличными деньгами всегда надо быть бдительным, однако данные, только что опубликованные Бундесбанком, федеральным банком Германии, звучат весьма обнадёживающе.

Похоже, что после перехода 12 стран Западной Европы на евро у многих фальшивомонетчиков просто опустились руки: они пока явно не решаются копировать новые банкноты, обладающие большим количеством признаков подлинности. Во всяком случае, за первые шесть месяцев нынешнего года Бундесбанк зафиксировал «лишь» 2379 поддельных евробанкнот. За аналогичный период прошлого года банкиры изъяли из оборота в пять раз больше фальшивых дойч-марок. Таким образом, с введением евро число обнаруженных в Германии подделок сократилось на 80 процентов. Аналогичная картина наблюдается и в других странах еврозоны. Если же фальшивомонетчики всё-таки берутся за дело, то копируют прежде всего банкноты достоинством в 50 евро. Примерно половина всех выявленных Бундесбанком фальшивых купюр – это именно «полтинники».

В этом году многие из моих знакомых либо уже провели, либо ещё собираются провести свой отпуск в Хорватиии. Если Вы тоже намереваетесь посетить эту страну, то имейте в виду: в экономической жизни этой бывшей югославской республики евро играет примерно ту же роль, что в России или на Украине – американский доллар.

Официальная денежная единица Хорватии называется куна. А неофициальной валютой долгие годы, ещё с социалистических времён, была немецкая марка. Её широкое распространение объяснялось, в частности, тем, что многие жители Хорватии имеют родственников в ФРГ или выезжали в Германию на заработки. В конце прошлого года, в преддверии введения евро в наличное обращение, некоторые загребские экономисты высказывали предположение, что вынужденное расставание с немецкой маркой приведёт к возрастанию роли куны в хозяйственной жизни страны. Однако свою давнюю любовь к марке хорваты безболезненно перенесли на евро, рассказывает главный редактор финансовой газеты Banka Зелько Иванкович (Zelijko Ivankovic):

«Учитывая эмоциональное отношение наших граждан к марке, можно было предположить, что после введения евро они обратят свои взоры на ставшую привычной куну. Но этого не произошло. Они просто переключились на евро. Куна по-прежнему не выполняет функцию расчётной единицы. Если раньше, к примеру, цена квадратного метра жилплощади указывалась в марках и покупателю говорили, что метр стоит, скажем, 2 тысячи марок, то теперь говорят: метр стоит тысяча евро».

На роль евро как «заменителя» марки указывает и пресс-секретарь Загребской биржи Зелько Кардум (Zeljko Kardum):

«Мне кажется, нынешняя хорватская ментальность очень чётко проявилась во время одного из недавних опросов общественного мнения. Людей спрашивали: «Знакомо ли Вам слово евро и что именно оно означает?». Один из опрошенных ответил: «Естественно, знакомо. Один евро – это две марки».

В конце прошлого года предстоящий переход с марок на евро обеспечил хорватской банковской системе невиданный приток средств. Жители страны достали «из чулков» свои сбережения, равные примерно

4-м миллиардам евро, и положили их на валютные счета, чтобы безболезненно перевести все эти деньги в новую европейскую валюту. А после введения евро в большинстве случаев не стали их вновь обналичивать, что явно свидетельствует о возросшем доверии к хорватской банковской системе. Теперь эти деньги должны начать работать, подчёркивает главный редактор финансовой газеты Banka Зелько Иванкович:

«Банкам ничего другого не оставалось, как снижать процентные ставки и облегчать условия для получения кредита. И вот теперь их задача - найти как можно больше людей, которые захотят взять кредит. Ведь в конечном счёте бизнес банков в том и состоит, что они превращают доверенные им сбережения в инвестиции».

Зелько Иванкович отмечает, что раньше кредитные ставки достигали в Хорватии 20 процентов. Выплачивать такие деньги было не под силу рядовым гражданам, которые зарабатывают себе на жизнь нормальным, легальным трудом:

«Сегодня же ставки снизились до 10, а в некоторых случаях и до 5 процентов. Такие кредиты под силу возвращать и нормальным служащим. Да и для банков это надёжнее».

Итак, валютные сбережения хорватов, влившиеся благодаря переходу на евро в нормальный финансовый круговорот, уже начинают работать на национальную экономику. Положительным фактором можно считать и сокращение числа тех, кто отправляется за покупками в соседние страны, продолжает Зелько Иванкович:

«Число выезжающих за границу шоппинг-туристов пошло на убыль, но происходит это прежде всего потому, что за последние год-два Хорватия снизила таможенные пошлины. В результате подешевели импортные товары. Кроме того, в Хорватии открылись супермаркеты крупных международных концернов, так что теперь уже не имеет смысла ездить за покупками в Австрию».

Хотя совершать покупки теперь намного удобнее, потому что и в Австрии, и в Италии, и в Германии принимают одну и ту же валюту. Ну, а хорватским бизнесменам теперь намного удобнее осуществлять внешнеторговые операции, указывает пресс-секретарь Загребской биржи «Для тех, кто много занимается импортом-экспортом и работает с европейскими странами, всё стало намного проще. Расчёты осуществляются ныне в одной или двух денежных единицах, а раньше их было 10-12. Так что валютный риск значительно снизился».

Вот и получается, что хорватская экономика от перехода западноевропейских стран на единую валюту только выиграла. О том, чтобы официально ввести в Хорватии евро, речь пока не идёт – для этого ещё не создано ни юридических, ни экономических предпосылок. Но чёткая ориентация страны на новую европейскую денежную единицу будет, несомненно, способствовать её дальнейшему сближению с ЕС.

«Естественно, что наблюдавшийся в последние месяцы рост курса евро сделал эту валюту ещё более привлекательной как для хорватов, так и для жителей других восточноевропейских стран, в том числе россиян и украинцев. Но будет ли евро и дальше котироваться столь высоко? Ответ на этот вопрос во многом зависит от развития экономики в зоне действия евро и от перспектив крупнейшего народного хозяйства ЕС – немецкого. Перспективы эти промышленники и предприниматели Германии оценивают с осторожным оптимизмом».

Мировая экономика уже прошла низшую точку спада и сейчас постепенно набирает обороты. Поэтому Германию тоже ждёт подъём. Однако начнётся он не в этом, а в следующем году. С таким прогнозом выступил на пресс-конференции в Берлине президент Федерального союза немецкой промышленности Михаэль Роговски (Michael Rogowski). По его словам, в 2003 году экономический рост в Германии может составить примерно два процента. Впрочем, руководитель главного объединения германских промышленников и предпринимателей предупреждает, что над мировой экономикой навис сейчас и целый ряд весьма серьёзных угроз. Так, могут произойти новые крупномасштабные теракты, последствия которых непредсказуемы. Могут всплыть новые факты о нарушении бухгалтерской отчётности крупными американскими или европейскими компаниями, что тоже отрицательно скажется на всей мировой экономике. Наконец, есть опасность широкомасштабного кризиса в Латинской Америки, который способен перекинутся и на другие континенты:

«Мы ещё не знаем, какие последствия будет иметь кризис в Аргентине. К сожалению, создаётся впечатление, что аргентинские события так или иначе скажутся на некоторых других важных странах. Остаётся только надеятся, что этим государствам не будет нанесён слишком уж большой ущерб».

Рост курса евро президент Федерального союза немецкой промышленности Михаэль Роговски в целом оценивает положительно. Так, сильный евро удешевляет импорт, что, в свою очередь, может привести к увеличению потребительского спроса внутри Германии:

«С другой стороны, удорожание евро отрицательно сказывается на конкурентоспособности наших экспортёров. Правда, основная часть немецкого экспорта направляется в страны еврозоны, так что здесь никаких последствий не будет. Однако Германия поставляет свою продукцию и в долларовое пространство. Рано или поздно высокий курс евро отрицательно скажется на производителях этой продукции».

А ведь благополучие немецкой экономики в значительной мере зависит именно от экспорта – причём особенно сейчас, когда из-за высокого уровня безработицы на внутреннем потребительском рынке наблюдается спад. Этот спад привёл к тому, что многие немецкие фирмы воздерживаются сейчас от инвестиций, поскольку не видят никакого смысла в расширении производства. Особенно остро от этой инвестиционной сдержанности страдают строительные предприятия, а также производители станков, оборудования и грузового автотранспорта. Преодолеть все эти негативные тенденции в нынешнем году уже не удастся, считает президент Федерального союза немецкой промышленности Михаэль Роговски:

«Мы не разделяем оптимизма министра экономики, который ожидает роста валового внутреннего продукта на 1,2 процента. Мы считаем, что даже при благоприятном стечении обстоятельств экономический рост составит 1 процент. Если же ситуацию оценивать реалистично, то придётся признать, что рост составит скорее 0,7 или, может быть, 0,8 процента».

И в заключение я хочу познакомить Вас с сообщением корреспондента «Немецкой волны» в Каире Райнхарда Баумгартена. В нем речь идёт о том, какие экономические последствия может иметь и уже имеет растущее отчуждение между Соединёнными Штатами Америки и арабским миром - отчуждение, начавшееся после событий 11 сентября и усилившееся из-за обострения конфликта на Ближнем Востоке:

«В прошлом году около 400 тысяч граждан Саудовской Аравии провели каникулы в США, в этом году не наберётся и 40 тысяч. Уже пришлось отменить большинство авиарейсов между Саудовской Аравией и Флоридой, которыми обычно летали богатые саудовские семьи, чтобы провести уик-энд в Америке и посетить Disneyworld. Ранее число арабских студентов в американских университетах неизменно росло, теперь же оно сократилось наполовину. Внешнеторговый оборот между США и арабскими государствами уменьшился в этом году на четверть.

Столь прохладной атмосфера между США и арабским миром не была с 60-х годов - со времён просоветски настроенного египетского президента Гамаля Абдель Нассера. Умеренные политические лидеры в этом регионе ещё стремятся сохранить конструктивный диалог с Вашингтоном, однако общественность больше не желает поддерживать отношения с западной державой №1».

Дело дошло до того, что арабские потребители вот уже несколько месяцев бойкотируют товары американского производства – и торговцы постепенно снимают их с полок своих магазинов. В результате у таких производителей прохладительных напитков, как Pepsi и Coca-Cola, и у американских сетей ресторанов "быстрого питания" оборот упал примерно на 40 процентов. Впрочем, эффект от этого бойкота скорее сомнителен. Ведь свыше 95-ти процентов обслуживающего персонала в том же McDonalds – местные жители. Если американские работодатели будут вынуждены их уволить, а к этому всё идёт, то вряд ли эти люди найдут другой заработок у себя на родине.

Взаимное отчуждение заставляет США усиленно искать независимые от арабских стран источники сырья, прежде всего – нефти. Наиболее привлекательными регионами для американцев в настоящее время являются Россия, Каспийский регион и Западная Африка.