1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Евросоюз предлагает "программу соседства" на Южном Кавказе

В Брюсселе 13 декабря завершилась встреча "ЕС-Южный Кавказ". Европейские эксперты DW-WORLD.DE очертили основные трудности в усилиях ЕС по урегулированию в регионе.

default

В Ереване

Во вторник 13 декабря в Брюсселе состоялась встреча руководства Евросоюза с представителями трех стран Южного Кавказа - Азербайджана, Армении и Грузии. Цель встречи - развитие усилий по урегулированию нескольких территориальных конфликтов, из-за которых с конца 1980-х годов напряженность сохраняется во всем регионе.

Для Евросоюза события на Южном Кавказе долгое время находились в тени конфликтов на территории бывшей Югославии. Но в последнее время политическое значение региона Южного Кавказа возросло. Здесь пролегает один из важных альтернативных маршрутов транспортировки нефти и газа с востока на запад, и этот маршрут может стать как источником конфронтации, так и примером для сотрудничества. С другой стороны, регион граничит с двумя другими очагами нестабильности - на Северном Кавказе и на так называемом Большом Ближнем Востоке, включающем Иран, Ирак и юго-восточные районы Турции.

Совещание "ЕС-Южный Кавказ" в очередной раз подтверждает намерение Евросоюза рассматривать регион в качестве жизненно важного для ЕС. Эта политика, известная как программа соседства с государствами, которые приобрели границу с ЕС после расширения союза, предусматривает установление более тесных контактов с перспективой распространения либеральных и демократических ценностей ЕС в полосе от Северной Африки до постсоветского пространства.

Европа проигрывает России и США

По мнению немецкого политолога Хельмута Вагнера (Helmut Wagner), профессора Свободного университета в Берлине, ЕС до сих пор не выработал единой политики в отношении постсоветского пространства. Отчасти это было вызвано "анти-американским и пропутинским креном" в политике бывшего канцлера Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder), следствием которого стал раскол в ЕС. Но и Европе, и России в любом случае предстоит самоопределяться в новых условиях. Южный Кавказ и мог бы стать одним из регионов конструктивного взаимодействия. Для этого необходимо урегулировать хотя бы один из старых конфликтов. До сих пор, по мнению политолога, Европа довольствовалась лишь ролью наблюдателя за более активной ролью США и России.

Станет ли 2006-й годом перемен на Южном Кавказе?

Javier Solana

Хавьер Солана

В понедельник и вторник 12-13 декабря "тройка" ЕС при участии министров иностранных дел Люксембурга, Великобритании и Австрии - предыдущего, нынешнего и будущего председателя ЕС, а также еврокомиссара по внешней политике Хавьера Соланы, встречалась в режиме двусторонних переговоров с министрами иностранных дел трех республик Южного Кавказа - Азербайджана, Армении и Грузии. В центре внимания находилась тема урегулирования двух конфликтов - между Грузией и Южной Осетией, а также между Азербайджаном и Арменией вокруг Нагорного Карабаха. Солана высказал надежду, что "2006 год станет началом разрешения" этих конфликтов, и подчеркнул важность визита в регион делегации Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая вылетает в Баку и Ереван в среду 14 декабря.

Жан Радвани: шанс на успех - в уважении к сложности

Известный французский исследователь экономической географии и культурной политики Кавказа профессор Сорбонны Жан Радвани заявил в интервью DW-WORLD.DE, что самое сложное для Евросоюза - вовлечение в общий политический процесс и государств Южного Кавказа, и России. По мнению Радвани, Евросоюз мог бы помочь государствам Южного Кавказа убедиться в

Militärübung in Südossetien

Южная Осетия

бесперспективности шагов, провоцирующих Россию. В свою очередь и России предстоит понять, что ей не удастся справиться со своими проблемами на Северном Кавказе до тех пор, пока не произойдет урегулирование тлеющих конфликтов в Абхазии или Южной Осетии. Шанс на успех на этом пути - в уважении сложности региона, считает политолог. (гг)

Контекст