1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Евросоюз в Центральной Азии оказался перед дилеммой

Каковы перспективы сотрудничества Германии и других государств Европейского Союза со странами Центральной Азии? Ответы на этот вопрос искали участники конференции, организованной немецким Фондом имени Фридриха Наумана.

Ферганская долина

"Центральная Азия. Перспективы углубленного сотрудничества". Так называлась конференция, которую провел в Берлине Фонд имени Фридриха Наумана. Среди выступавших были гости из Киргизии и Таджикистана, депутаты германского бундестага, представители деловых кругов ФРГ и политологи.

В целом ни европейские политики, ни общественность в Европе не уделяют данному региону особого внимания. Такую ситуацию не изменила и центральноазиатская стратегия Евросоюза, принятая еще в 2007 году по инициативе ФРГ.

Мораль и деньги

Туркменский газ для Китая

Туркменский газ для Китая

А ведь, как отмечала на конференции председатель немецкого общества по исследованию стран Восточной Европы Габриеле Фрайтаг (Gabriele Freitag), у европейцев есть немало причин повнимательнее присмотреться к региону, "который с периферии мировой политики переместился в центр пересечения интересов ведущих держав".

Энергоресурсы, права на использование воздушного пространства, военные базы - все это делает страны Центральной Азии интересными не только для их ближайших соседей: России и Китая, но также для Германии, Евросоюза, США, полагает Габриеле Фрайтаг.

При этом, однако, страны Запада, по ее словам, оказались перед дилеммой: развитию сотрудничества мешает существование авторитарных режимов в некоторых странах региона и нарушения прав человека. Что перевесит: приверженность европейским ценностям или прагматичные интересы?

Прагматичные интересы ЕС

Киргизия. Здесь проходил Шелковый путь

Здесь когда-то проходил "Шелковый путь"

О прагматичных интересах Евросоюза говорил на конференции заместитель председателя германо-центральноазиатской группы парламентариев Патрик Майнхард (Patrick Meinhard). Он указал на то, что Центральная Азия - один из самых динамичных регионов мира с высоким уровнем экономического роста, и напомнил о "Шелковом пути", который на протяжении многих столетий связывал Европу с Азией. Реанимация этого пути отвечала бы экономическим интересам и ЕС, и стран региона.

Европа, например, могла бы ускорить диверсификацию своего импорта энергоносителей за счет нефтегазового потенциала Центральной Азии. "Проект газопровода Nabucco, по которому в будущем будет поступать в Европу газ, в частности, из Туркмении - это часть стратегии, направленной на пробуждение интереса европейской "спящей красавицы" к этому региону", - заявил Патрик Майнхард.

Права человека? О них, конечно, нельзя забывать, но вместе с тем, заметил немецкий парламентарий, Россия и Китай не уделяют особого внимания этой теме, что обеспечило им конкурентное преимущество в ходе переговоров о доступе к сырьевым ресурсам центральноазиатского региона.

Большое значение для Европы и Запада в целом имеет и геостратегическое положение государств Центральной Азии, три из которых соседствуют с Афганистаном. При этом речь должна идти, по убеждению Майнхарда, не только об отпоре международному терроризму, но и пресечении наркотрафика. Примерно пятая часть произведенных в Афганистане наркотиков, заявил он, просачивается через его северную границу в Россию и далее в Европу.

Регион один, страны разные

Михаэль Линк

Михаэль Линк

Выступая на конференции в Берлине, председатель общественной организации "Центр свободного рынка Таджикистана" Константин Бондаренко указал на авторитарный - за исключением Киргизии - характер режимов в странах региона. Тем не менее, нельзя рассматривать Центральную Азию как некий монолитный регион.

"Это пять абсолютно разных стран с абсолютно разными внутренними условиями и, скорее всего, с разными перспективами развития", - заметил Бондаренко. А потому, продолжал он, и центральноазиатская стратегия Евросоюза должна учитывать специфику каждой их этих стран.

С ним согласился депутат бундестага от либеральной СвДП Михаэль Линк (Michael Link). Говоря о различиях и конфликтах между странами региона, он отметил, что, например, Казахстан и Узбекистан не могут договориться даже о том, что, собственно, считать Центральной Азией.

В такой ситуации, считает он, Евросоюзу трудно иметь единую центральноазиатскую стратегию, в отношении каждой из стран региона нужна своя. "С одними странами можно достичь большего, с другими - меньшего, - заявил он. - На одни надо оказать более сильное давление, другим хватит и небольшого толчка".

Пессимистичные прогнозы

Андреа Шмитц

Андреа Шмитц

Что касается перспектив сотрудничества стран Центральной Азии с Европейским Союзом, то участники конференции воздержались от оптимистичных прогнозов. Бывший министр экономического регулирования Киргизии Эмиль Уметалиев назвал центральноазиатских лидеров "двуличными".

"С одной стороны они будут поддерживать отношения с Европой, чтобы тайно диверсифицировать свою зависимость от России и Китая, - заявил он, - а с другой, они склонны держаться в клубе авторитарных лидеров , а потому будут закрываться от европейских ценностей и тяготеть к сохранению монополии на власть, на ресурсы и бюджеты".

Не особенно утешителен и прогноз аналитика из берлинского фонда "Наука и политика" Андреи Шмиц (Andrea Schmitz). Следствием расширения сотрудничества со странами Центральной Азии, которое опирается преимущественно на нефтегазовые интересы Евросоюза и афганскую проблематику, станет, по ее словам, дальнейшее укрепление авторитарных структур в регионе, если параллельно усиленно не содействовать становлению гражданских обществ в этих странах.

Автор: Никита Жолквер, Берлин
Редактор: Наталья Позднякова

Контекст