1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Евросоюзу предстоит общение со страной без парламента и свободных СМИ

Немецкая печать анализирует перспективы взаимоотношений Германии и России в период председательства ФРГ в ЕС, критикуя постепенный отход Кремля от демократических ценностей.

default

Выходящая в Гамбурге газета Die Zeit комментирует политику Германии в отношении России:

Правительство ФРГ до сих пор выражало лишь слабый протест против медленного удушения Владимиром Путиным российской демократии и гражданского общества. Только несколько дней тому назад бывший канцлер Герхард Шрёдер подтвердил свое мнение о Путине, как о "демократе чистой воды". Между тем электронные СМИ в России основательно приморили. В то же время и печатные издания превратились в комнатных собачек.

Российскую Госдуму иначе как кастрированной не назовешь. Местным и иностранным неправительственным организациям в России грозит полное вымирание с принятием закона, устанавливающего над ними строжайший контроль. В результате исчезают последние общественные организации, которые были все еще независимы от государственной власти.

На повестке дня в 2007 году стоят переговоры между Евросоюзом и Россией о заключении нового соглашения о партнерстве. Поэтому то, как Берлин будет держать себя в отношениях с Москвой в период председательства Германии в Евросоюзе, будет иметь решающее значение. Согласно стратегической программе, которая недавно ходила в кулуарах МИД ФРГ, Германия намерена выстроить густую и прочную сеть экономических и политических связей с Россией. По аналогии с восточной политикой Вилли Брандта под девизом "перемены через сближение", Германия ныне стремится добиться "перемен через теснейшее переплетение" всех аспектов политической, общественной и, особенно, экономической жизни.

Вызывает беспокойство, что эта стратегия может выглядеть как прикрытие для подлинного приоритета германской внешней политики – обеспечения энергетической безопасности. Однако даже если тезис о новом партнерстве с Россией понимать в самом прямом смысле: он базируется на исторической аналогии – политике Вилли Брандта, которая, дескать, благодаря интегрированию, а не изоляции Советского Союза якобы привела к распаду Восточного блока.

Что бы на самом деле ни явилось причиной распада СССР, сегодняшняя Россия – это совсем другое дело. Мы уже не имеем дело с угнетенным классом диссидентов, которые надеялись на то, что их страна станет более открытой по отношению к Западу. Россия сегодня – это куда более открытая страна с весьма потребительски настроенным обществом. На смену диссидентам советских времен пришли активисты гражданского общества, у которых только одна надежда: что внешний мир станет исповедовать собственные ценности. Они хотят, чтобы западные государственные деятели объяснили президенту Путину, почему важны демократия, свобода слова и собраний.

Никто не утверждает, что диалог – это плохо. Дипломатические переговоры, обмен мнениями между людьми и гражданско-общественное партнерство – важные составные части международных отношений. Проблемы начинаются, когда диалог ведется без оглядки на принципы, когда создается впечатление, что любые деяния России, пусть даже самые жестокие и деструктивные, не имеют никаких последствий для отношений между Москвой и ее партнерами.

Слово "диалог" звучит хорошо в контексте раздирающих мир конфликтов и милитаризации. Оно выглядит приятно умеренным в период, когда администрация Буша никоим образом не заинтересована в переговорах и угрожает неугодным странам бомбами. Однако диалог без всяких условий – отнюдь не разумная альтернатива бряцанию оружием. Германия не будет дрожать от холода зимой только из-за того, что станет критиковать нападки российского правительства на гражданское общество или войну в Чечне. На карту поставлено ни что иное, как ценности немцев. Речь идет не только о политическом будущем российского народа, но и о политической репутации Германии.

Газета Rheinische Merkur комментирует стиль правления президента Владимира Путина, который, по мнению автора статьи, является зеркальным отражением общества, где уважают жесткость:

В России уважают тех, кто порой с явной жестокостью выставляет свою власть напоказ. Алкоголика Ельцина, который однажды проспал в самолете государственный визит, россияне стыдились. Но когда Путин в 2000 году в шикарной форме пилота приземлился на боевом самолете в Грозном, они испытывали чувство гордости.

Когда Путин после взрывов в жилых домах в Москве обещал "мочить" чеченских террористов даже в "сортире", он набирал политические очки: ведь россияне под влиянием государственной пропаганды чувствовали угрозу со стороны маленького горского народа.

Владимир Путин все еще черпает силу из опыта, полученного когда-то в ленинградском дворе, когда ему порой приходилось драться, чтобы отстоять свои интересы. Шеф Кремля горд своим происхождением, и он ожидает, что люди будут принимать его таким, какой он есть.

П одготовил Сергей Ромашенко

Досье

Контекст

Хроника

Мнения

Пресса