1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Европейцы, где ваш хребет?

Вместо конкретных результатов и честных дискуссий встреча в Риме дала нам одни лишь помпезные и бессвязные декларации о намерениях...

default

В речах Берлускони Путин предстает лучезарным демократом...

И чего это мы все, а журналисты в особенности, каждый раз словно зачарованные следим за ходом встреч в верхах между Россией и Евросоюзом, хотя прекрасно знаем, что ничего, кроме раздражения и разочарования, все эти ритуальные обмены любезностями вызвать не могут! Те проблемы, которые действительно волнуют граждан Европы, – где нужно, разговор открытым текстом и жёсткая критика, где можно, реальные договоры и поддающиеся проверке соглашения, – всё это остаётся за рамками таких встреч. Вот и на сей раз вместо конкретных результатов и честных дискуссий встреча в Риме дала нам одни лишь помпезные и бессвязные декларации о намерениях.

А, может быть, политики Евросоюза перепугались? Может быть, эти люди, которые делают политику в Брюсселе, просто не понимают, что волнует их граждан, или боятся отстаивать их интересы? Но если это действительно так в отношениях с Россией, то спрашивается, чего или кого испугались господа Проди, Берлускони и Солана? Господина Путина? России, которая, похоже, вновь примеряет на себя шкуру советского медведя?

Италия сейчас председательствует в ЕС. И когда Сильвио Берлускони в качестве верховного представителя Евросоюза произносит жалкие и постыдные речи, в которых Владимир Путин предстаёт лучезарным демократом, вознамерившимся методами правового государства положить конец убийствам и коррупции, впечатление такое, будто вы угодили в театр абсурда. И даже сам российский президент не сдержал смущённой улыбки, когда Берлускони обвинил во враждебности журналистов, отважившихся вспомнить о Чечне. И чего им надо, ведь там и замечательный референдум состоялся, и демократические выборы прошли, – возмутился непрошеный адвокат Путина. Возникает вопрос: Берлускони что: газет не читает? Или читает, но только те, которые сам же и контролирует?

Неужели ни у кого из европейских политиков нет мужества прямо сказать Путину, что далеко не всё идёт как должно на территории от Камчатки до Калининграда? В предварительной повестке дня саммита Евросоюз намеревался выразить озабоченность тем, что российские власти произвольно и необъективно используют законы в деле "Юкоса". Чем же закончилась встреча в верхах? Невнятным заявлением председателя европейской комиссии Проди о том, что Путин заверил его: законность соблюдается. И точка. Почему же в совместном заявлении не осталось ни слова о серьёзной озабоченности, об опасениях европейцев, что процесс либерализации в России повёрнут вспять?

С того момента, как в Дагестане, на территории Российской федерации, был похищен голландский врач Арьян Эркель, прошло 450 дней. До сих пор нет никаких сведений не только о нём, но и об усилиях российских властей, направленных на спасение этого правозащитника, члена гуманитарной организации "Врачи без границ". Почему же господа Берлускони, Солана и Проди не выразили открыто своё возмущение тем, что Россия не выполняет резолюцию ООН, которая однозначно возлагает ответственность за безопасность сотрудников гуманитарных организаций на принимающую страну?

Права человека в совместном заявлении вообще не упоминаются. В нём нет ни слова о сомнительных выборах в Чечне, о судьбе тысяч беженцев, об усилении давления на средства массовой информации в России. Может быть, следовало бы обсудить эти темы, прежде чем с горящими глазами разглагольствовать об отмене визового режима и создании единого экономического пространства без границ и барьеров? Где требование к России подписать, наконец, Киотский протокол о защите климата, чтобы договор мог вступить в силу? Короче, где же оно, мужество ведущих политиков Евросоюза? Или античные кулисы Рима и его нынешний император Берлускони так запугали их, что они растеряли последние остатки мужества и перед царём московским?

Хорст Клойзер, московский корреспондент немецкой телерадиокомпании WDR

Контекст