1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Европейско-российское сотрудничество в энергетике держится на честном слове

После встречи канцлера Германии и президента России в Сочи берлинские политики по-прежнему склонны считать, что энергетические отношения с Москвой должны опираться на прочную договорно-правовую основу.

default

Во время встречи в Сочи 21 января 2007 года

Идеальным, с точки зрения Берлина и Еврокомиссии, считается вариант, если Россия ратифицирует Европейскую энергетическую хартию с ее транзитным протоколом. В этом случае российским предприятиям будет проще выйти на европейские рынки конечных потребителей нефти и газа, а европейцы получат право доступа к транзитным трубопроводам в самой России.

Но Москва, как неоднократно заявлял уполномоченный Кремля по отношениям с Евросоюзом Сергей Ястржембский, "в нынешнем виде" энергетическую хартию не поддерживает.

В качестве альтернативного Ангела Меркель и представители Еврокомиссии предлагают вариант включения отдельной главы об энергетической безопасности в будущее соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией.

В Москве, судя по всему, и к этому предложению относятся прохладно. На встрече в Сочи Владимир Путин назвал такую перспективу "делом вкуса". Российские стратеги, очевидно, предпочитают, как и раньше, договариваться с каждым из энергетических клиентов в Европе по отдельности.

Но именно такой подход – на фоне недавних перебоев с поставками российских энергоносителей – перестал устраивать европейцев. Уж слишком непредсказуема стала для них Россия.

Переговоры с Москвой – от имени всего ЕС

"Думаю, что мы, как объединенные европейцы можем положить на чашу весов намного больший политический вес, - указал в этой связи заместитель министра экономики ФРГ Йоахим Вюрмелинг (Joachim Würmeling). - Сообща мы можем куда успешнее отстаивать интересы нашей энергетической безопасности, в том числе и на переговорах с Россией, чем каждая из наших стран в отдельности."

Вюрмелинг напомнил, что до сих пор существуют только договоры о поставках между "Газпромом" и отдельными европейскими фирмами – покупателями его продукции. По его словам, для выстраивания таких отношений важно наличие стабильной правовой основы.

"Вообще-то она предусмотрена европейской энергетической хартией, но Россия отказывается ее ратифицировать, - заметил немецкий чиновник. - Значит теперь европейцам надо усилить нажим с тем, чтобы хотя бы в соглашении ЕС и России были созданы устойчивые юридические рамки для поставок энергоносителей".

Недоразумения недоразумениям рознь

Переговоры о новом соглашении ЕС с Россией пока заблокированы польским вето, но даже если они вскоре начнутся, то продлятся не один месяц и чем закончатся, пока не ясно. Не терпит промедления, однако, еще одна проблема, о которой канцлер Ангела Меркель после встречи с Владимиром Путиным в Сочи сказала так: "Мы обменялись мнениями о тех недоразумениях, которые возникли в связи с приостановкой поставок нефти в начале года. И я со своей стороны четко дала понять, что необходимо улучшить обмен информацией на случай возникновения такого рода затруднений во избежание недоразумений."

Ранее Ангела Меркель весьма жестко прокомментировала тот факт, что Москва не сочла нужным хотя бы поставить в известность покупателей российской нефти в Европе о том, что спор с Минском о таможенных и экспортных пошлинах может привести к перекрытию трубопровода "Дружба".

Замминистра экономики ФРГ Йоахим Вюрмелинг считает, что проинформировать клиентов, это "тот минимум, которого можно требовать". Он напомнил, что когда раньше возникали трудности с газом через Украину или нефтью через Белоруссию, то европейцев ставили в известность.

"Но информирование – это одно, а срыв поставок – другое, - подчеркнул Вюрмелинг. - Если Россия не может договориться с соседями о транзите или пошлинах, то это не может идти в ущерб снабжению Западной Европы энергоносителями. Соблюдение договоров – это святая заповедь, о чем федеральный канцлер вчера очень ясно дала понять российскому президенту."

Никита Жолквер

Контекст