1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Европейские политики обсуждают термин "стратегическое партнерство"

Страны ЕС едины только в том, что политика Евросоюза в отношении России должна быть единой. Но какой конкретно, в этом мнения расходятся.

default

По инициативе либерального фонда имени Фридриха Наумана в среду, 17 октября, в Берлине состоялась конференция, посвященная проблемам взаимоотношений Евросоюза и России. Эти отношения, по оценке многих европейских наблюдателей, переживают кризис. Какую политику намерен проводить Евросоюз, развивая связи с Россией?

Что такое "стратегическое партнерство"?

С подачи немецких политиков отношения между ЕС и Россией квалифицируются как "стратегическое партнерство". Никто, правда, точно не знает, что под этим следует понимать. Руководитель московского представительства фонда Наумана Фальк Бомсдорф, открывая конференцию, резонно заметил: "Мы все знаем, что эта формула - "стратегическое партнерство" - страдает, как говорят в Америке заезженностью и отсутствием дефиниции".

На трудность выработки согласованной политики ЕС в отношении России обратил внимание представитель брюссельской комиссии Гуннар Виганд. Он указал на тот факт, что в ЕС теперь: "27 стран, из которых десять в прошлом были либо сателлитами, либо республиками Советского Союза. Они имеют с одной стороны теснейшие связи с Россией, но и зачастую негативный опыт".

Единая политика с расхождениями

Пока страны ЕС едины только в том, что политика Евросоюза в отношении России должна быть единой. Но какой конкретно, в этом мнения расходятся. Гуннар Виланд обратил внимание на некоторые парадоксы: "Мы всегда хотели иметь в лице России сильного партнера, мы требовали от нее быть активным игроком на мировой арене. Теперь же и мы, и американцы удивляемся жесткому тону Москвы по многим международным проблемам, а еще больше тому, что она препятствует их решению, чтобы подкрепить свою заявку на большую роль в мировой политике".

Однако, вопреки преимущественно критическому освещению в европейской печати отношений ЕС и России, Гуннар Виланд обратил внимание на весьма плодотворное сотрудничество партнеров в целом ряде областей - от экономики, науки и образования до облегчения визового режима. Но можно ли на основании этого говорить о "стратегическом партнерстве"?

"Настоящее, глубокое партнерство предполагает наличие одного очень важного элемента – взаимного доверия. Можно придерживаться различных взглядов и подходов, как например, в трансатлантических отношениях, но основой должно быть доверие, а также, разумеется, общность ценностей", - иуказал представитель Брюсселя.

Хладнокровность и трезвость

Говоря о растущей зависимости ЕС от поставок российских энергоносителей, Гуннар Виланд подчеркнул: "Одновременно две трети российского экспорта энергоносителей приходится на Евросоюз и две трети российского бюджета формируется именно за счет такого экспорта. Наибольшие доходы дает именно европейский рынок, который не только самый стабильный, но и платящий наивысшие цены. ЕС - лучший клиент России, а Россия - важнейший поставщик энергосырья. Так что нам следует хладнокровнее и трезвее относиться к России".

Против неких особых отношений с Россией высказался, выступая на конференции, и председатель фонда Наумана, в прошлом лидер немецких либералов и их парламентской фракции Вольфганг Герхард: "Есть международные правила игры, которых обязаны придерживаться все – вне зависимости от размера страны, ее географического положения, богатства природными ресурсами. Всем следует придерживаться определенных норм в отношениях друг с другом".

Никита Жолквер

Контекст