1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Европейские площади

11.11.2003

Сегодняшняя передача посвящена площадям. Мы начнём с Венеции. Во многих языках мира – в том числе и в русском – есть сразу несколько слов, которыми мы называем улицы. Мы употребляем то или иное из них в зависимости от ширины улицы, её длины, красоты, степени озеленения. Поэтому одна улица – улица, а другие – проспект, шоссе, переулок, бульвар… В итальянском языке есть два слова, обозначающие площадь: кампо и пьяцца. «Кампо» буквально переводится как «поле», «площадка». Так итальянцы обычно называют небольшие, закрытые со всех сторон, окруженные домами площади, как, например, знаменитую римскую «Кампо де Фиори» – «Площадь цветов», на которой каждое утро в течение уже многих столетий раскидывает свои палатки рынок (где давно уже торгуют не только цветами, но и фруктами, овощами, рыбой). Посредине «Кампо де Фиори» стоит памятник монаху Джордано Бруно (именно здесь его сожгла инквизиция).

Но «настоящие», если можно так выразиться, парадные площади итальянцы называют «пьяцца». Не только из–за их большой площади (простите за неловкую игру слов), но также, как правило, из–за впечатляющей архитектуры. Так вот: «кампо» в Венеции очень много, а «пьяцца» только одна – Пьяцца Сан Марко, Площадь Святого Марка. С неё мы сегодня и начнём.

Знатоки говорят, что для того, чтобы в полной мере оценить красоту Площади Святого Марка, к ней надо подойти с моря. Жаль только, что и пристань, где останавливается «вапоретто» – венецианский речной трамвайчик, – и пирс для стоянки больших пассажирских судов расположены не у самой площади, а в стороне. Место же у выходящего на набережную Дворца дожей занимают гондолы, что, впрочем, впечатления тоже не портит.

У Площади Святого Марка – довольно необычная форма – трапециевидная. Она протянулась в длину на 175 метров. С юга и севера её обрамляют дворцы с крытыми галереями внизу, на восточной стороне расположены Дворец дожей и собор Святого Марка, а на западной – так называемая «наполеоновская аркада».

Наполеон как–то назвал площадь Святого Марка «самым красивым салоном Европы». И принял деятельное участие в украшении этого салона, построив на стороне, противоположной собору и Дворцу дожей, открытую внизу аркаду.

Сегодня в этом здании расположился исторический музей, где хранятся старые венецианские костюмы, монеты, различные документы и, разумеется, живописные полотна. Несколько залов отданы собранию «Музео дель рисоржименто» – музею сопротивления. Его экспозиция рассказывает о борьбе жителей Венеции против австрийских оккупантов в 19 веке.

Длинные здания, обрамляющие площадь Святого Марка с юга и севера, известны как «прокурации». Здесь когда–то работали прокуроры, но не те, что сегодня возбуждают уголовные дела и выступают обвинителями на судебных процессах. Прокурорами тогда назывались муниципальные чиновники, управлявшие различными гражданскими службами Венецианской республики.

В крытых галереях на первых этажах «прокураций» расположились сейчас безумно дорогие магазины – причём, торгующие не только ювелирными изделиями или антиквариатом. Очень дорого стоят здесь и традиционные сувениры, которые обычно привозят из Венеции туристы, – стеклянные вазы, карнавальные маски, тиснёная бумага... Стоит только отойти чуть в сторону от площади Святого Марка – и то же самое вы можете купить в полтора–два раза дешевле.

Совершенно запредельны цены и в шикарных кафе, расположенных в колоннадах площади. Самое популярное кафе – «Флориан». Ему 280 лет. Во время традиционного венецианского кинофестиваля именно здесь собираются знаменитости. Но тут есть на что посмотреть, и тогда, когда «звёзд» нет. Во «Флориане» – великолепный интерьер: зеркала, красное дерево, столики с резными деревянными ножками, плюшевые диваны… И «живая» музыка. Которая, между прочим, тоже стоит денег. Когда играет оркестрик, то кроме семи евро за чашечку капучино в кафе приходится платить и музыкальную надбавку – четыре с половиной евро. Как видите, удовольствие недешёвое.

В галереях площади Святого Марка есть ещё два старых кафе – «Квадри» и «Лавена». В «Квадри», за редким исключением, сидят одни туристы. Не только из–за цен, но, прежде всего, из–за того, что в 19 веке это кафе пользовалось особой популярностью у офицеров австрийского оккупационного корпуса. Поэтому многие коренные жители Венеции бойкотируют его до сих пор. Здесь тоже играет небольшой оркестр – но, в основном, венские вальсы и польки, а к кофе подаётся традиционное австрийское печенье «кипферл».

Венецианская площадь Святого Марка уникальна, кроме всего прочего, ещё и тем, что на ней находится сразу несколько великолепных памятников архитектуры. Мы начнём с собора с его пятью куполами, давшего название площади. В этом соборе, который начал строиться тысячу лет назад, покоятся мощи одного из евангелистов – Марка. Его останки перевезли в Венецию из египетской Александрии ещё в девятом веке. Венецианские купцы и воины вообще любили собирать реликвии. Конная квадрига над входом в собор Святого Марка – это точная копия той бронзовой и позолоченной, которая находится в внутри собора. Оригинал был доставлен в своё время из Византии. Живописные полотна, гобелены и ковры сюда привозили со всего света. Из скульптурных украшений собора только разве что крылатый лев с книгой – символ Венеции – был сделан местными мастерами. В виде льва аллегорически изображали евангелиста Марка – покровителя города.

Такой лев, конечно же, стоит и на «Часовой башне» – «Торре делле Оролоджио», расположенной слева от собора Святого Марка, в углу площади. Часы на ней считались в своё время (в пятнадцатом веке) чудом техники: кроме времени, они показывают фазы луны, путь, который совершает над горизонтом солнце, и знаки зодиака.

Наверху «Часовой башни» – смотровая площадка, на которой всегда полно туристов. Но самый замечательный вид на площадь Святого Марка и на всю Венецию открывается с Кампаниле – остроконечной колокольни из красного кирпича. Её высота – около ста метров, но не пугайтесь, если захотите туда подняться: есть лифт. Правда, за него надо платить.

Ну, и, наконец, самый знаменитый архитектурный памятник на площади Святого Марка – «Палаццо Дукале», «Дворец дожей». В течение почти тысячи лет здесь заседали 120 патрициев, управлявших могущественной Венецианской республикой. Кстати говоря, должность эта была сопряжена не только с властью, почестями и всяческими удобствами. Дожи не имели права покидать Венецианскую республику без официального разрешения. Они не могли сами выбирать себе советников и встречаться без свидетелей, с глазу на глаз, с иностранными посланниками. Им, высшим должностным лицам города–государства, было запрещено принимать подарки и посещать кафе или театры. Ну, и, наконец, в одиннадцатом веке власть дожей была достаточно сильно урезана. Реально Венецией управлял так называемый «Совет десяти» – что–то вроде секретной службы, венецианского ФСБ. В истории порою найдёшь весьма любопытные параллели...

Я был в Венеции несколько раз, и должен сказать, что площадь Святого Марка в любое время года и в любую погоду просто забита туристами. Даже когда уровень воды в лагуне поднимается на метр и выше и мостовую заливает, толпы людей идут гуськом друг за другом по специально поставленным мосткам: от собора – ко Дворцу дожей, от Кампаниле – в кафе «Флориан»... Но настоящие хозяева площади – не туристы, а голуби. Десятки, если не сотни голубей, набрасываются на каждого, кто решится купить кулёк с кукурузой у уличных торговцев. Фотографии людей, облепленных голубями, которые сидят на голове, на плечах, на руках, – чуть ли не более популярный венецианский сувенир, чем изделия стеклодувов с соседнего острова Мурано, причудливые карнавальные маски или туфли, сшитые прямо на ваших глазах. И уж, конечно, - намного более дешёвый сувенир.

О голубях пойдёт речь и во втором сегодняшнем сюжете – о Трафальгарской площади в Лондоне. Рассказывает наш корреспондент Джерри Миллер:

Центральную площадь Лондона проектировал в тридцатые годы 19-ого века архитектор Чарльз Бэрри – тот самый, что примерно в километре от нее возводил в то же время на берегу Темзы новое здание британского парламента со знаменитой башней «Биг Бен». Трафальгарская площадь должна была стать вечным памятником крупнейшей морской битве в человеческой истории, Вблизи испанского мыса Трафальгар 21 октября 1805-го года британский флот, которым командовал адмирал Горацио Нельсон, разбил соединенный франко-испанский флот Наполеона. Потерявший до этого в одной битве руку, а в другой – глаз, лорд Нельсан в Трафальгарской битве потерял жизнь: когда уже стало известно о победе британцев, его сразила пуля французского снайпера.

Так что неудивительно, что в центре площади на сорокаметровой колонне из девонского гранита красуется шестиметровый каменный легендарный адмирал в военной треуголке. Постамент колонны украшают четыре барельефа с изображением битв, в которых Нельсон одерживал победы, а рядом с постаментом сидят сторожащие колонну четыре бронзовых льва. И барельефы, и львы отлиты из металла трофейных пушек.

Когда Чарльз Бэрри проектировал площадь, он задумал по четырем углам ее установить четыре пьедестала для памятников великим британцам. На двух пьедесталах к югу от «колонны Нельсона» сегодня красуются два генерала, два покорителя Индии – Генри Хавилок и Чарльз Напье. В северо-восточном углу площади стоит конная скульптура английского короля, в чье правление прошла Трафальгарская битва, – Георга Четвертого. А вот северо-западный пьедестал уже 160 лет пустует: до сих пор британцы так и не решили, кого на него поставить.

Трафальгарская площадь – это центр не только Лондона, но и всего Соединенного королевства, а когда-то и всей Британской империи. Отсюда измеряются все расстояния в Великобритании, о чем гласит металлическая табличка, вмонтированная в мостовую на «нулевой» отметке недалеко от колонны Нельсона. Но не только это делает Трафальгарскую площадь в буквальном смысле слова «центральной». Она всегда была местом проведения важнейших демонстраций, митингов и манифестаций. В шестидесятые годы именно здесь начинались бесконечные демонстрации за запрет ядерного оружия. А в 1990-ом, во время массовых беспорядков из-за непопулярного тэтчеровского подушного налога, на площади шли настоящие бои между полицией и демонстрантами.

Кроме того, на Трафальгарской площади лондонцы встречают новый год. Над одним из двух фонтанов всегда в канун Рождества устанавливают главную ёлку города. Елку эту традиционно дарит Лондону мэр Осло – в знак благодарности британцам за их помощь в годы Второй мировой войны. В одном из зданий, выходящих на площадь, где сейчас расположен таиландский ресторан, в военное время заседало норвежское правительство в изгнании. В новогоднюю ночь на Трафальгарской площади собирается до ста тысяч человек. Отсюда прекрасно виден «Биг Бен» и слышен бой курантов на башне. Молодежь пьет шампанское и купается в фонтанах.

В этом году, после многолетних ремонтных работ, северная часть Трафальгарской площади, наконец, была закрыта для транспорта. Теперь пешеходная зона охватывает центр площади, «колонну Нельсона», памятники, фонтаны, и протянулась до самого длинного здания главной картинной галереи Великобритании – Национальной, обрамляющей площадь с севера.

Власти Лондона уже много лет ведут войну не на жизнь, а на смерть с тучами голубей, населяющих Трафальгарскую площадь. А туристы, непрерывно блуждающие по площади, в свою очередь, голубей все время подкармливают. «Колонну Нельсона» приходится регулярно покрывать специальным раствором, отпугивающим сизарей. В прошлом году по указу мэра Лондона был закрыт ларек на Трафальгарской площади, торговавший хлебными крошками. Голубей отпугивают петардами, на одну из крыш переселили специально обученного сокола, – но ничего не помогает.