1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Европейские культурные центры

17.12.2002

Сегодня мы познакомим вас с центрами некоторых европейских городов, с их особенностями, прелестями – и с их проблемами. Мы начнём с бельгийского города Брюгге, который был назван в уходящем году культурной столицей Европы. Вполне заслуженный «титул».

Брюгге часто называют «северной Венецией». Это сравнение подходит ему, пожалуй, даже больше, чем, скажем, Петербургу: город изрезан узкими каналами, через которые перекинуты маленькие каменные мостики. От фламандского слова «брюг» – «мост» – и произошло название города. Впрочем, есть и другая версия: когда-то Брюгге назывался «Бриггия», что значит «пристань», «причал», «порт». В средние века, которые определили облик древнего центра города с его узкими улочками и домиками из красного кирпича, Брюгге был крупным морским портом и одним из важнейших перевалочных пунктов на торговом пути, связывавшем север (Англию и Скандинавию) и юг Европы (Галлию и Италию). Здесь перегружали, продавали и скупали крупные партии товаров, заключали и заверяли у нотариусов сделки, подписывали векселя, обменивали валюту... Центром обмена денег самых разных стран мира, а также золота и серебра на фламандскую валюту была гостиница, принадлежавшая купцу по имени Ван дер Бёрсе. От его имени и родилось сегодняшнее название «биржи». Ещё одна интересная этимологическая деталь: русское слово «брюки» произошло от «брюжского» сукна – «брюгиш». Его негоцианты начали привозить в Россию в 16–17 веках. Из этой крепкой, высококачественной импортной ткани, как правило, и шили брюки.

С годами Брюгге потерял своё значение. Виноваты были в этом не перипетии экономического развития, а... природа. Море отступило от города на тридцать–сорок километров. Каналы мелели из-за песка, который приносил прилив, и время превратило территорию средневекового порта в песчаную косу. Правда, в конце девятнадцатого–начале двадцатого века начали строить современный аванпорт (он называется Зеебрюгге), который сегодня превратился в огромный промышленный город с контейнерными терминалами, заводами, судоремонтными верфями...

Что касается средневекового центра Брюгге, то он стал сегодня настоящей Меккой для туристов. В эти предрождественские дни подземные парковки забиты машинами с голландскими, французскими, немецкими – ну, разумеется, и бельгийскими номерами. На улицах – толпы народа. У большого катка, который залит на старой рыночной площади, и у входа на выставку скульптур из льда – огромные очереди.

Скажем честно: лучше приезжать в Брюгге в спокойные и тёплые летние дни. Тогда можно совершить приятную лодочную прогулку по каналам или прокатиться по городу в открытом ландо, подняться на огромную колокольню Белфрид, откуда в ясную погоду видно далёкое море (но внимание: это 366 ступеней!), покормить давно уже ставших ручными лебедей и не спеша выбрать в одном из десятков маленьких магазинчиков знаменитые бельгийские шоколадные пралине и ещё больше знаменитые фламандские кружева... Впрочем, перечислять туристические достопримечательности мы не будем: для этого есть путеводители. Но ни один из путеводителей не в силах передать неповторимую атмосферу старого Брюгге, который считался одним из самых богатых городов средневековья и был объявлен в нынешнем году культурной столицей Европы. Его надо увидеть собственными глазами.

Старый центр Брюгге остаётся практически нетронутым на протяжении нескольких веков. А вот центр Рима перестраивали много раз. Сейчас его ожидает очередная перестройка. О ней – в репортаже нашего римского корреспондента Алексея Букалова:

В первом веке нашей эры увлеченный планами создания грандиозной столицы своей империи Нерон задумал было накрыть гигантским куполом весь центр Рима, который тогда располагался на Палатинском холме. День и ночь факелы должны были освещать дворцы и площади, поражая пришлых людей величием и красотой Вечного города.

Нерон не успел. Не знаю, что вышло бы из его затеи, хотя бы с точки зрения освещения, не только купола тогда не построили, но и освещать Рим за два с лишним тысячелетия так и не научились.

И по сей день, с заходом солнца большинство улиц и памятников итальянской столицы действительно погружаются во тьму, лишь иногда прорезаемую тусклым помигиванием редких фонарей и фарами автомобилей. Объяснений этому я пытался добиться у двух римских мэров, но безуспешно. То ли у них нет лужковских связей с французскими осветительными фирмами, толи электричество так дорожает, что за ним не угонится никакой городской бюджет. Как бы то ни было, я хорошо помню эффектные телевизионные съемки рождественской мессы на площади Святого Петра в канун 2000-летия Христа. Операторы для полноты картины поднялись в небо на вертолете, и тогда с высоты птичьего полета стало ясно, что ярко освещенная прожекторами ватиканская площадь – суть маленький остров света в море темноты обступившего ее исторического центра Рима.

Справедливости ради, скажу, что время от времени отдельные памятники все же подсвечивают и замечательно подсвечивают, например, знаменитый Колизей. Красиво освещен и президентский дворец на Квиринальском холме и развалены терм Каракалы. Впрочем, они расположены за пределами городского центра.

Хотя, строго говоря, никакого точно очерченного исторического центра в Риме нет, и это одна из его особенностей. Нет Кремля или главного холма с крепостью, нет узкого пространства уличного лабиринта. А есть территория, ограниченная остатками Аврелианской городской стены, которую как каменную корону надели на чело Рима в начале Второго века нашей эры. Но это не безжизненная заповедная территория (за исключением, может быть, римских форумов, развалины которых сами по себе стали одним из величайших археологических музеев мира под открытым небом), а живая ткань города, в нее отлично вписываются все атрибуты современной метрополии, с ее официальными учреждениями, оживленной городской жизнью, людским шумом и, главное, невообразимым автомобильным движением. Ну а про него в центре Рима нужно не радиопередачу делать, а снимать полнометражный фильм.

Если, конечно, найдется второй Феллини - первый уже снял в 1972 году незабываемую ленту «Roma». Там, между прочим, (кстати, о трафике!) есть объяснение того прискорбного факта, что римский метрополитен все еще находится в зачаточном состоянии: строители новой линии, продираясь сквозь подземные археологически слои, то и дело наталкиваются на великолепные свидетельства былого величия Рима. Проходческие работы, конечно, всякий раз останавливаются, и так до бесконечности...

Этот опыт римлянам предстоит повторить в самое ближайшее время: наконец-то утвержден план строительства новой линии столичного метро, линии «С», она пройдет как раз через самый центр Рима. Названия станций говорят сами за себя: «Площадь Венеция», «Аргентинский форум», «Замок Святого Ангела», «Собор Святого Петра». Звучит, как прекрасный туристический маршрут, жаль, что под землей. Деньги на строительство уже выделены, но самые главные неприятности впереди – для самих римлян и для гостей столицы, бесчисленных паломников со всего света – то-то будет разочарований, когда весь центр Вечного города перекопают траншеями и украсят заборами с надписями на разных языках: «Извините за неудобства, мы работаем для Вас!» и так целых пять лет, если уложатся в график.

Так что, друзья мои, приезжайте посмотреть центр Вечного города, он того стоит: прогуляйтесь по Piazza di Spagna, через Via Margutta дойдите до Piazza di Popolo, поднимитесь на смотровую площадку Pincio, откуда Рим виден как на ладони. Только торопитесь, а то придут метростроевцы и испортят песню.

Если в центре Рима метро только собираются строить, то в центре Лондона оно давно уже построено. Вот только транспортные проблемы это не разрешило. Новую отчаянную попытку разгрузить Сити городские власти намерены предпринять в феврале: будет введена плата за въезд в центр города. Контроль за исполнением этого решения должна взять на себя самая современная техника. Множество установленных по всему Сити видеокамер будут фиксировать регистрационные номера автомобилей.

Конные повозки давно уже исчезли с мостовых Лондона, однако, скорость движения по забитым транспортом центральным улицам британской столицы с тех пор практически не изменилась и составляет в среднем всего 15 километров в час. Транспортный хаос в Лондоне – явление хроническое. Именно поэтому мэр города Кен Ливингстон и решил ввести плату за проезд через лондонский центр. С середины февраля этого года однодневное разрешение на проезд будет стоить в пересчете на единую европейскую валюту восемь евро. Точнее сказать, плата будет взиматься за проезд на автомобиле в Сити и Уэст-Энд, довольно обширный район, который простирается от триумфальной арки «Марбл-арч» до лондонского Тауэра. Для тех, кто отправится в Сити ночью или в выходной день, это удовольствие не будет стоить ничего. Платить придется только по рабочим дням с семи часов утра до половины седьмого вечера. Людям, постоянно живущим или работающим в платном районе, полагаются скидки. От оплаты освобождаются также лондонские такси, автобусы и машины спасательных служб. Мэр города Кен Ливингстон надеется, что введение платы за проезд уменьшит транспортный поток через лондонский Сити на 15 процентов. А в некоторых местах, утверждает он, улицы даже опустеют как в дни каникул. Зато пополниться должен бюджет городского управления – примерно на 254 миллиона евро. Эти средства пойдут на модернизацию лондонского метро.

Но именно в метро, по мнению критиков, и кроется самое слабое место предложенного мэром плана. Явно устаревшая лондонская подземка, которую сами жители города за неприглядность и грязь называют не иначе как «tube» - труба, уже сейчас переполнена, не отличается надежностью и пунктуальность и потому не может пока служить серьезной альтернативой автомобилю. Например, Саймон Уилтон, член районного правления Вестминстера считает:

«Больше всего разочаровывает то обстоятельство, что Ливингстон обещал ввести плату за проезд только тогда, когда будет улучшена работа общественного транспорта. Но этого не произошло. Например, вокзал «Viktoria Station» приходится закрывать для входа пассажиров по несколько раз в неделю, потому что он сильно переполнен».

Многие автолюбители уже сейчас называют плату за проезд через Сити «обираловкой», говорит представитель автомобильного клуба Великобритании Браун Уотерс:

«Автолюбители считают это новым налогом на автомобиль. Они беспокоятся о том, как все это будет функционировать и какое воздействие окажет на их повседневную жизнь: где можно купить разрешение на проезд, что случится, если вдруг забудешь взять это разрешение с собой. Не придется ли тогда платить штраф в 120 евро».

Однако мэр Ливингстон на все это отвечает, что речь идет не о введении нового налога, а о стремлении решить одну из самых острых проблем Лондона.

«Я ввел бы плату за проезд и в том случае, если бы она не приносила вообще никаких доходов в городскую казну. Ведь пробки на улицах мешают и простым лондонцам, и работающим в городе фирмам. Например, фирмы каждую неделю теряют из-за автомобильных пробок в центре города от трех до шести миллионов евро».

Наверное, поэтому лондонская торговая палата, хотя и с некоторыми опасениями, но все же поддержала инициативу лондонских властей. Кстати, за порядком в платной зоне будут следить около 230 видеокамер, установленных на ее границе. Разрешение на проезд в Сити водители могут приобрести на авто-заправках, в газетных киосках или через Интернет. После этого номерной знак автомобиля будет заноситься в специальный банк данных. Видеокамеры должны автоматически сравнивать номерные знаки въезжающих в платную зону машин с проданными разрешениями. Тот, кто въехал в Сити, не заплатив, в скором времени получит от городского управления письмо с вежливым требованием уплатить штраф в 120 евро.

В общем, если у вас возникла идея приехать в Лондон на собственной машине, поторопитесь: с февраля это будет дороже. Ах, да! И не забудьте, кстати, что в Англии – левостороннее движение.