1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Европейские армии

19.02.2002

Приближается праздник, который сейчас называется в России Днём защитника Отечества, а когда-то назывался Днём Советской Армии. Так как я в этой самой армии тоже в своё время служил, не могу обойти 23 февраля молчанием.

И поэтому решил посвятить сегодняшний выпуск европейским армиям. Некоторые из них (например, британская и французская) формируются на профессиональной основе, в других странах (в Германии, Дании, Турции) существует всеобщая воинская повинность, а в Швейцарии в составе вооружённых сил – чуть ли не всё мужское население страны.

Начнём мы с рассказа о Дании – стране, входящей в НАТО и вместе с тем запрещающей размещать на своей территории ядерное оружие, стране, каждый гражданин которой теоретически обязан служить в армии, но далеко не каждый действительно служит. Из Копенгагена – наш корреспондент Борис Вайль:

В солдаты – по жеребьёвке

Дания последний раз воевала почти 150 лет назад. Все ее войны 19 века были проиграны. Поэтому в 20 веке Дания старалась оставаться нейтральной страной, но это ей плохо удавалось. После окончания Второй мировой войны Дания вошла в НАТО и участвует наряду с другими странами этого военного союза в миротворческих операциях, в частности на Балканах, а теперь и в Афганистане. Армия Дании строится на смешанной основе – на всеобщей воинской повинности и на контрактной системе. Система комплектования вооруженных сил страны напоминает российскую дореволюционных времен. А именно – призыв в армии происходит с использованием жеребьевки, а также привлекаются добровольцы. Ежегодно службу в армии проходит 36 000 новобранцев. Из них 80% на добровольной основе. Призывной возраст – 18 лет. Срок службы – до одного года. Профсоюзная организация рядовых солдат, сержантов следят за тем, чтобы рабочий день солдат не превышал нормальный датский рабочий день – 37 часов в неделю. Датские солдаты получают жалование. Оно равно зарплате неквалифицированного рабочего, поскольку учитывается, что солдаты получают бесплатное питание, одежду и не платят за жильё. Ровно половина бюджета министерства обороны – это зарплата солдатам, офицерам, техническому и обслуживающему персоналу. Отказники от военной службы отправляются на гражданскую, как правило, на конторскую работу. Жители Гренландии и Фарерских островов – частей Датского королевства, находящихся на особом положении – не отбывают воинской повинности. Они от нее освобождены. Главная причина в том, что если бы они служили в датской армии, то государство должно было бы оплачивать им регулярные поездки на выходные домой, а туда можно попасть лишь самолетом. Это было бы разорительным для государства, то есть для налогоплательщиков. Кажется, сейчас никто не сомневается в том, что армия Дании нужна. Но вот спор о том, должна ли эта армия быть построена на основе воинской повинности или же на профессиональной основе, давно уже не затихает. Сторонники сохранения воинской повинности говорят: «Армия – плоть от плоти народа. Молодежь должна пройти через армию. Задача армии общенациональна.

О национальной гордости – в следующем репортаже, который мы получили из Лондона.

Кто из вас не видел (хотя бы и по телевизору) британских королевских гвардейцев – красиво марширующих перед Букингемским дворцом в высоких медвежьих шапках или восседающих на холеных лошадях в блестящих кирасах?

С кем воюют гвардейцы?

Королевская гвардия – это личная охрана английского монарха. В наши дни опасаться за жизнь короля или королевы особенно не приходится, и сегодня гвардейцы выполняют, в основном, церемониальные обязанности. Однако гвардейские традиции зародились около трёх веков назад, когда британские монархи действительно выходили на поле боя. Солдат в гвардейские полки отбирали очень строго, это были лучшие части.

Британская гвардейская дивизия состоит сегодня из двух конных и пяти пехотных полков. Кавалерия – это Лейб-гвардейский конный полк (его форма – красные мундиры, а зимой еще и красные накидки) и Конногвардейский королевский полк – в синих мундирах и в синих накидках. Пехотные полки гвардии Её величества – Колдстримский, Гренадерский, Шотландский, Ирландский и Валлийский. Все гвардейцы-пехотинцы носят высокие медвежьи шапки и красные мундиры. То есть отличить друг от друга солдат того или иного полка непросто – разве что по расположению пуговиц на мундире и цвету кокарды на шапке.

Знаменитые шапки гвардейцев сделаны из меха североамериканского медведя-гризли. У офицеров шапки более высокие и более блестящие. Дело в том, что их делают из меха самца, а шапки рядовых и унтер-офицеров – из меха самки гризли (он не столь эффектно выглядит).

Но и шапки рядовых гвардейцев, которые, так сказать, передаются «по наследству» (от демобилизующихся солдат – молодым), служат чуть ли не сто лет, так что члены общества охраны животных могут быть спокойны за поголовье медведей. Тем не менее, по требованию защитников природы британское Министерство обороны уже не один год экспериментирует, пытаясь «внедрить» шапки из синтетического меха. Но эксперименты эти пока так и не увенчались успехом. Искусственный мех после дождя либо свисает неопрятными лохмотьями, либо, наоборот, - встаёт дыбом, так что гвардейцы выглядят в таких шапках как панки.

Против введения шапок из искусственного меха выступает и Канада – член Британского содружества. Поголовье медведей-гризли в этой стране исчисляется сотнями тысяч. Их слишком много, и канадское правительство выдает лицензии на отстрел 25 тысяч медведей в год. Охотятся на них, в основном, канадские индейцы, которые потом и выделывают медвежьи шкуры. То есть переход на синтетику может лишить их хорошего заработка.

В отличие от пехотинцев, охраняющих днём и ночью Букингемский дворец, другие резиденции семьи Её Величества, а также, например, хранилище королевских регалий в Тауэре, конные гвардейцы несут караульную службу только в дневное время и только у своих казарм на лондонской улице Уайтхолл. Единственное оружие – сабля. Меняют их каждый час: лошадь больше часа неподвижно стоять не может. А вот пешие гвардейцы вооружены автоматами с примкнутыми штыками. Ночью, кстати, караульные снимают свои медвежьи шапки и красные парадные мундиры и одевают обычную защитную униформу.

В Великобритании нет обязательной воинской повинности, и все военнослужащие, в том числе гвардейцы, – контрактники. В первый год службы рядовой гвардеец получает 750 фунтов в месяц (около тысячи долларов). Это не так много, даже если учесть, что живут солдаты на всём готовом. Тем не менее, чтобы попасть в гвардию, нужно пройти, повторяю, чрезвычайно жесткий отбор. Между прочим, в гвардейские полки часто принимают представителей национальных меньшинств – выходцев из Индии, Пакистана, Африки, что часто удивляет приезжающих в Лондон туристов. А в полковые оркестры (у каждого гвардейского полка есть свой собственный) берут сейчас и женщин.

Обычные смены караула, которые большого внимания к себе не привлекают, не следует путать со знаменитой церемонией у Букингемского дворца, которая проходит каждый день в летние месяцы и через день – в зимние. Церемония эта – не обязательная, ее могут и отменить (скажем, из-за дождя). В ней принимают участие обычно два караульных подразделения и два оркестра из четырех разных гвардейских полков, и продолжается она более часа.

Солдаты маршируют сквозь толпы туристов. Офицеры полка, сдающего посты у дворца, «декламируют» выдержки из устава караульной службы и перечень обязанностей своим сменщикам. Те повторяют это, обращаясь к своим солдатам. Затем, чеканя шаг, разводят их по постам. Гвардейские оркестры, стоящие в стороне, время от времени играют различные мелодии, в наше время – даже музыку «Битлз». Надо сказать, что небольшому плацу перед фасадом Букингемского дворца сильно достается от гвардейских башмаков, Подсчитано, что в среднем за неделю гвардейцы «намаршировывают» по нему 1600 километров. Поэтому каждые несколько лет покрытие плаца приходится полностью менять.

Другая знаменитая церемония (куда более впечатляющая), в которой принимают участие и конные, и пешие королевские гвардейцы, проходит недалеко от Букингемского дворца в присутствии Её Величества раз в год в середине июня – в день, который «назначен» днём рождения британских монархов (при этом неважно, когда они на самом деле родились). Этот парад называется Trooping the Colour – «торжественный развод караула с выносом знамени». Каждый год честь нести знамя предоставляется другому гвардейскому полку. В минувшем году это делали гренадёры. Парад длится несколько часов и в нем принимают участие сотни гвардейцев. Порою он проходит в страшную жару, и тогда солдаты, бывает, падают в обморок прямо в строю: из-за солнечного удара.

Но это, разумеется, не самое трудное, что приходится выносить британским гвардейцам за время их службы. Они – не опереточные, а самые настоящие солдаты. Гвардейцев часто посылают в «горячие точки». Они участвовали в войне за Суэцкий канал и в операции против Саддама Хуссейна в районе Персидского залива, воевали на Фолклендах, они несут службу в Северной Ирландии. И нередко погибают.

Но и в мирное время служба у королевских гвардейцев – не мёд. На посту нужно стоять, не обращая никакого внимания на туристов. А медвежья шапка весит около трёх килограммов. А высокий воротник мундира, сшитого из толстого сукна, больно упирается в подбородок. А парадный строевой шаг, выработанный ещё в незапамятные времена, особенно труден: вытянутый мысок ноги как бы зависает перед тем, как солдат чеканно ставит ногу на мостовую. Правда, живут гвардейцы (как, впрочем, и все британские военнослужащие) весьма комфортно: по двое в комнате, с телевизорами, музыкальными центрами. Они обладают и особой привилегией, которой нет у представителей других воинских частей: раз в год Её Величество Елизавета Вторая и её муж принц Филипп устраивают специальный приём для гвардии, на который каждый гвардеец может привести с собой одного члена семьи. Молодые солдаты берут на эти приёмы либо своих матерей, либо своих невест. И с каждой из них (подчёркиваю: с каждой!) королева ведёт персональную беседу.

Гранатомёт на велосипеде

А теперь о самой необычной армии не только в Европе, но и во всём мире – о швейцарской армии. Нам уже как-то приходилось рассказывать о ней в радиожурнале «Европа и европейцы». Швейцарская армия, если брать в пересчёте на душу населения, является самой большой в Европе. Даже не верится…

Тем не менее, это так. На шесть миллионов жителей Швейцарской конфедерации приходится сегодня более 380 тысяч солдат и офицеров. Правда, это не значит, что все они в данный момент находятся под ружьём. Лишь каждый десятый из них – профессиональный военный, офицер или контрактник.

Армия нейтральной Швейцарии, на территорию которой со времён Наполеона не ступал враг, формируется по милицейскому принципу. До сорокапятилетнего возраста каждый гражданин Швейцарии является военнообязанным и раз в один–два года в течение нескольких дней проходит военные сборы.

О швейцарской армии ходит множество анекдотов. Дескать, она по-прежнему передвигается на велосипедах и лошадях. Это не совсем так. Военные многих стран высоко ценят, например, бронетранспортёры «Пиранья» и «Орёл», которые выпускает швейцарская фирма «МОВАГ». «Орлы» закупает, в частности, датская армия.

Что касается кавалерийского полка, то он давным-давно расформирован. А вот к велосипеду вряд ли стоит относится пренебрежительно даже в ракетно-ядерный век. Это – прекрасное средство передвижения в горных районах, где и танк с бронетранспортёром не проедут. К тому же на специальных армейских велосипедах перевозят до 150 килограммов груза (гранатомёты с боеприпасами, например). И они развивают скорость до ста километров в час!

Но что велосипеды! Швейцарцы заслуженно гордятся, например, собственной модификацией американского «Фантома» – Ф/А 18. Правда, таких военных самолётов, получивших название «Шершень», в швейцарских ВВС лишь немногим более трёх десятков, зато квалификация у швейцарских военных лётчиков уж никак не хуже, чем, например, у российских. Во всяком случае, больше налётанных часов. Причём, они проводят даже ночные тренировочные полёты за Полярным кругом (по соглашению с норвежцами). К тому же в состав военно-воздушных сил входят ещё несколько эскадрилий штурмовиков «Мираж», закупленных швейцарцами во Франции.

На вооружении швейцарской армии находятся также около двух миллионов современных автоматов, винтовок, пистолетов и ручных пулемётов. То есть одна единица огнестрельного оружия приходится на каждого третьего швейцарца. У многих жителей страны их личное оружие (как правило, это автоматическая винтовка М-57) хранится дома – до тех пор, пока они не выходят из призывного возраста в резерв. Это вполне в духе милицейского принципа формирования вооружённых сил.

В прошлом году в Швейцарии прошёл референдум, инициаторами которого выступили пацифистские организации, объединившиеся в коалицию «Швейцария без армии». Они считают, что нейтральной стране, которой никто не угрожает, вообще не нужны вооружённые силы. Был и чисто практический аргумент: армия обходится Швейцарии в копеечку, а постоянные сборы отрывают людей от работы. Итак, граждане конфедерации должны были высказаться за ликвидацию вооружённых сил. Но за это проголосовало лишь немногим больше двадцати процентов. Подавляющее большинство швейцарцев посчитало, что армия стране необходима. Однако экономить всё же приходится, и сейчас идёт сокращение «милиционеров». К 2004 году, когда реформа вооруженных сил, получившая название «Армия 21» (подразумевается 21 век), завершится, в строю останутся лишь 120 тысяч человек. Ещё 80 тысяч зачислят в резерв. Солдаты и унтер–офицеры будут выходить в резерв в тридцать лет, самое позднее (если они сами, добровольно, захотят и дальше проходить военные сборы) – в 34 года. Обязательный курс начальной военной подготовки должен составить пять месяцев (это окончательно решит всенародный референдум), затем до выхода в резерв «милиционеров» будут шесть раз призывать на военные сборы продолжительностью в три недели.

Боеспособна ли такая армия? Предвижу усмешки представителей ядерных держав. Отвечу на это так: обратите внимание на то, что швейцарская армия последний раз уступала неприятелю больше двухсот лет назад. Скажете, что армия здесь не при чём? Что главную роль сыграла политика нейтралитета? Даже если так: тоже ведь неплохое дело.