1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Европейская "тройка" ищет ключ к решению иранской проблемы

В четверг 12 января в Берлине министры иностранных дел европейской "тройки" - Германии, Франции и Великобритании обдумывали план ответных действий на "ядерный вызов" Ирана.

default

Слева направо: Франк-Вальтер Штайнмайер, Филипп Дуст-Блази, Джек Стро и Хавьер Солана

В экстренной встрече министров иностранных дел Германии, Франции и Великобритании в Берлине принимал участие и внешнеполитический координатор ЕС Хавьер Солана. Цель встречи – выработать согласованный ответ на возобновление Ираном работ по обогащению урана и обсудить возможность дальнейших переговоров с Тегераном.

Евро-российскому квартету Иран пока не по зубам

Symbolbild Iran und Atomkraft

На протяжении последних двух лет европейская "тройка" параллельно с Россией старались на переговорах побудить Тегеран добровольно отказаться от программы обогащения урана или по крайней мере представить гарантии, что такие работы не имеют своей целью создание атомной бомбы.

Усилия европейских и российских дипломатов оказались тщетными. Правительство в Тегеране такие гарантии дать отказалось, а два дня назад иранские специалисты вскрыли реакторные установки, ранее опечатанные инспекторами Международеного агентства по атомной энергии. В результате шансы найти решение проблемы за столом переговоров оказались и вовсе мизерными. Тем не менее вице-председатель фракции СДПГ в бундестаге Вальтер Кольбов (Walter Kolbow) считает, что необходимо еще раз попытаться возобновить диалог с Тегераном.

"Если это не произойдет, тогда следует воспользоваться другой возможностью и снова передать дело в МАГАТЭ, а кроме того подключить Совет Безопасности ООН и тем самым перейти на уровень санкций", - заявил политик.

Как повлиять на Иран?

Рычагов воздействия на Тегеран у мирового сообщества немного. Вашингтон уже объявил бойкот иранскому правительству и требует ввести санкции со стороны ООН. В Совет Безопасности могло бы по собственной инициативе обратиться также Международное агентство по атомной энергии, но вначале оно должно попытаться добиться согласия Ирана на проведение инспекций. У МАГАТЭ пока нет доказательств, что ядерная программа Тегерана имеет и военную составляющую.

"Конечно, Иран, как государство - участник договора о нераспростарнении ядерного оружия, имеет право проводить мирные атомные исследования, - поясняет директор берлинского фонда науки и политики Фолькер Пертес (Volker Pertes). - Однако поведение иранского руководства в прошлом и особенно в последние дни привело к законным сомнениям мирового сообщества в том, что иранские лидеры руководствуются и в самом деле только мирными интересами".

Единым фронтом

Возможность напрямую обратиться в Совет Безопасности вслед за США не исключил и британский премьер. При этом, однако, Вашингтон и Лондон рискуют на вето со стороны Китая и России. Москва при всей критике последних действий Ирана остается его важным экономическим и политическим партнером.

Видимо и поэтому европейская тройка на своей встрече в Берлине хоть и пришла к выводу о том, что пора подключать Совет Безопасности ООН, но действовать решила все же через МАГАТЭ. На пресс-конференции по итогам встречи министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) заявил: "Сегодня мы приняли решение проинформировать Совет управляющих МАГАТЭ о том, что наши переговоры с Ираном зашли в тупик. Мы попросим руководство МАГАТЭ заняться возникшей ситуацией. Но хочу отметить, что мы по-прежнему готовы искать решение в ходе многосторонних дипломатических переговоров, то есть мирными средствами".

С точки зрения трех министров иностранных дел и Хавьера Соланы именно совет управляющих МАГАТЭ должен будет обратиться в Совет Безопасности ООН, который может, в свою очередь, ввести санкции против Ирана. По словам министра, принятые в Берлине решения представляют собой новую фазу в попытке урегулировать конфликт, но, как он специально подчеркнул, это не прекращение усилий найти решение за столом переговоров.

Контекст