1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Европа следит за «делом Пасько»

Группа российских политиков и общественных деятелей направила письмо председателю Верховного Суда России Вячеславу Лебедеву

с просьбой опротестовать приговор Военной коллегии по делу Григория Пасько – военного журналиста, обвинённого в шпионаже. Это письмо подписали Григорий Явлинский, Борис Немцов, Алексей Симонов, возглавляющий «Фонд защиты гласности», Лев Пономарёв из общероссийского движения «За права человека», Юрий Афанасьев, Александр Яковлев и другие. Напомню, что 25 июня Военная коллегия Верховного Суда России подтвердила приговор Военного суда Тихоокеанского флота: 4 года колонии строгого режима (из которых полтора года Пасько уже, кстати, отсидел). Во флотской газете «Боевая вахта» капитан второго ранга Григорий Пасько работал до своего ареста в ноябре 97го года. Его обвинили в измене родине – за публикации по проблемам экологической безопасности. Часть конкретных обвинений Верховный суд снял, но сам приговор был оставлен в силе. Адвокат журналиста Анатолий Пышкин так говорит о подоплёке «дела Пасько»:

Мы пытаемся всем показать, что эти дела сфабрикованы, потому что доказательств виновности нет. Ведь то, в чём его признали виновным, осудив на четыре года, по сравнению с тем, что есть в открытых источниках – это детские шалости. Григория признали виновным в том, что он, присутствуя на одном из совещаний, сделал рукописные записи. Но в этом никакой крамолы нет, потому что командующий иногда даже и ругает, если военнослужащие просто сидят и ничего не пишут. Григорий записал не в рабочей тетради, а на неучтённых листах, но это не преступление, а проступок. В этих записях были перечислены несколько воинских частей, которые принимали участие в учениях. Мы суду представили несколько десятков открытых источников: сборники, изданные в Якутске, всевозможные журналы, источники из интернет. В этих источниках опубликовано всё то, в чём признали Григория виновным. Так разве можно судить за то, что уже известно всему миру? Что ещё характерно, все эти дела расследуются с многочисленными нарушениями закона. Мы суду представили доказательства порядка десятка нарушений, начиная с момента возбуждения уголовного дела. К сожалению, суд, приняв все эти заявления от защиты, никак на них не отреагировал. Кроме того, мы, адвокаты, знаем, что в отношении нас тоже проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Прослушиваются наши телефоны, ведётся наружное наблюдение, мы не исключаем, что проникают в наши служебные помещения и квартиры. И поэтому, я считаю, необходимо объединение усилий адвокатов.

«Дело Пасько» вызвало многочисленные протесты. Митинги в его защиту проходили и проходят в Москве, Петербурге, Томске, других городах России. И не только России.

Пикеты, организованные в защиту Григория Пасько, проходят у здания российского посольства в Берлине, с зимы этого года. Их проводили немецкое отделение «Эмнисти интернэшнл» («Международной амнистии»), организация «Репортёры без границ» и Германский союз охраны природы. «Никаких государственных секретов Пасько не выдавал, – подчёркивает координатор «Эмнисти интернэшнл» Петер Франк. – Он воспользовался своим законным правом на получение информации и её распространение. Это право подтверждается не только конституцией России (статьи 41–я и 42–я), но и уголовным кодексом (статья 237–я). Причём обнародованная информация носила открытый характер». «О том, что российские корабли сбрасывают радиоактивные отходы в море, было широко известно и до Пасько», – заявляют в парижской штаб–квартире организации «Репортёры без границ». Когда в начале июля во Францию приехал Касьянов, активисты этой международной правозащитной организации провели демонстрацию в защиту своего коллеги–журналиста. Тогда же с требованием к правительству России соблюдать свободу печати и пересмотреть приговор Григорию Пасько выступили в Страсбурге депутаты Европарламента.

В этом году преследуемый журналист был награждён Лейпцигской премией в области средств массовой информации. Её точное название: «Премия свободы и будущего». «Свобода печати – это основа демократии, – говорил на торжественном вечере в Лейпциге, посвящённом этому событию, известный немецкий журналист Томас Рот, много лет проработавший корреспондентом телекомпании АРД в Москве. – Григорий Пасько защищает эту свободу смело и бескомпромиссно».

Не только Григорий Пасько. Назовём также имена Александра Никитина – капитана первого ранга, обнародовавшего информацию о чудовищной экологической ситуации на севере России. И его в течение многих лет пытались посадить. Не удалось: суд, в конце концов, оправдал Никитина. Обвинили в государственной измене и сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина, который вообще не имел доступа к секретной информации. Можно назвать и других. На Западе с тревогой отмечают, что подобных псевдошпионских, сфабрикованных дел в России в последнее время становится всё больше. Чем это объяснить? Отвечает известный российский эколог, член–корреспондент Академии наук России Алексей Яблоков:

Удивительным образом, стоит сотруднику ФСБ открыть какое-то шпионское дело, как он получает повышение по службе, не дожидаясь решения суда. Все те люди, которые начали дело над Пасько, получили повышение или премию. У нас складывается определённое ощущение, что нас, экологов, ловят как лёгкую добычу для циничного, меркантильного продвижения по службе. Не ради защиты национальных интересов, а ради личных корыстных целей. Во многих законах и в Конституции РФ говорится, что экологическая информация в различных её формах не может быть государственным секретом. Но нигде нет определения, что такое экологическая информация. Выходом из этой ситуации было бы нормативное определение экологической информации. У меня есть ощущение, что ФСБ не хотела, чтобы такое определение было. Это мутная вода, в которой хорошо ловить рыбу. После скандальных процессов с Никитиным, Пасько, Щуром и так далее, видимо, критическая масса достигнута, и они согласились. Надо этим пользоваться и быстро выработать нормативное определение, которое позволило бы избежать накала псевдошпионских процессов. В 1998 году в Дании в Орхусе была заключена Конвенция о доступе к экологической информации, участии общественности в процессе принятия решений, и о доступе к правосудию по вопросами, касающихся охраны окружающей среды. Сейчас эта Конвенция ратифицирована многими странами. Мы не подписали эту Конвенцию из-за жёсткой оппозиции ФСБ. Когда наши делегации дважды или трижды пытались получить правительственное решение о подписании этой Конвенции, ФСБ стояла насмерть против. Я считаю, что конфликт заключён в том, что ФСБ не хочет согласиться с тем, что национальная и государственная безопасность включает не только военную, но и экологическую безопасность как составную часть. Как только они это поймут и примут, у нас с ними половина конфликтов будет ликвидирована. Мы будем работать рука об руку.

Ну, не знаю, Алексей Владимирович, не знаю. Боюсь, никогда вам с ФСБ рука об руку столбовой дорогой гласности не идти. И ещё долгое время поддержкой вам и другим российским экологам и журналистам будут, прежде всего, западные коллеги. Такие, например, как бельгийский депутат Европарламента от партии «зелёных» Барт Стэс, который заявил сегодня, что «делом Пасько» и другими псевдошпионскими делами последнего времени в России займётся Комиссия Европейского Союза. Стэс уже поднимал в Европарламенте вопрос о возможном замораживании помощи ЕС, выделенной России, если война в Чечне и систематические нарушения прав человека будут продолжаться. «Дело Пасько» – ещё один аргумент.