1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Европа и память о Холокосте

04.03.2008

Aвстрийский фильм «Фальшивомонетчики» завоевал «Оскара». Еще одна комедия о концлагере – ее режиссер считает, что имеет право использовать Холокост просто как фон для своей универсальной истории

default

Мюзикл о еврейской девочке Анне Франк – в Мадриде состоялась премьера необычной постановки. Бурные аплодисменты в зале и вопрос – допустимо ли вообще такое сочетание – Холокост и несерьезный жанр музыкально-танцевального ревю

Мемориал памяти жертв нацистских репрессий во Франции – через пересылочный лагерь Руалье проходили все: евреи, партизаны, пленные военнослужащие. Мемориал чтит их всех. Необычный подход для современной Франции.

В местечке Компьень, недалеко от Парижа, с недавнего времени работает мемориал, созданный в память о жертвах нацистских репрессий во Франции. Мемориал размещен на месте бывшего пересыльного лагеря – последнего этапа маршрута, который вел в газовые камеры фашистских лагерей смерти. 40 тысяч человек прошли через пересыльный лагерь Руалье в Компьене.

В начале дороги, ведущей в прошлое, стоит железнодорожный вагон. Тот самый, в котором были подписаны два перемирия: Компьенское перемирие 1918 года и Компьенское перемирие 1940. Первое заключили Германия и страны Антанты - Франция, Великобритания и США. Второе - „третий рейх“ и Франция. Год спустя после заключения второго перемирия в 1941 году, в июне, вермахт начал использовать казармы в Компьенском лесу как транзитный лагерь - последний этап маршрута перед депортацией в лагеря смерти. Через транзитный лагерь Руалье прошли 40 тысяч человек. Один из них - ныне 82-летний француз Андре Бессьер:

„Я как будто снова слышу сигнал к сбору. Все должны были встать в проходах между нарами. Здесь в мемориале я вижу много знакомых лиц. Я же здесь три месяца провел. Нас привозили в лагерь небольшими группами - по 15 - 20 человек. Каждый день привозили новых заключенных. И каждую неделю увозили новую партию в концлагеря.“

Андре Бессьер был арестован за участие в Сопротивлении. Транзитный лагерь Руалье он покинул 27 апреля 1944 года - в конвое из 1700 заключенных, по маршруту - Освенцим. Лишь 833 вернулись из Освенцима домой.

Постоянная экспозиция в мемориале Руалье рассказывает о том, что было до транспортировки в нацистские лагеря смерти и как такое вообще стало возможным. Мало изученная на удивленье тема, история транзитного лагеря Руалье показывает, насколько сложной и противоречивой была ситуация во Франции во время оккупации этой страны фашистской Германией. Например, какую роль сыграл режим Виши, с самого начала оккупации активно помогали нацистам в преследованиии евреев. Иллюстрация на эту тему - карикатура, на которой евреи представлены как „возбудители болезней французского народа“. Также на выставке - печально известная фотография, на которой рядом с эссэсовцем Бернхардом Гризе позирует начальник полиции режима Виши Рене Бускет.

Экспозиция напоминает о всех жертвах жесточайших репрессий, чинимых нацистами в оккупированной Франции: евреях, участниках Сопротивления, пленных советских и американских военнослужащих. Напоминает экспозиция и о французских коллаборационистах. Долгие годы во Франции преобладал избирательный подход к собственной истории. Мемориал в Компьене заполняет пробелы в памяти. Говорит куратор экспозиции, историк Кристиан Делаже:

„После войны преобладала положительная трактовка событий периода оккупации - в центре стояли участники Сопротивления. Затем стала преобладать „негативная“ картина, все начали задаваться вопросом, а в какой мере Франция сотрудничала с фашистской Германией? Какие решения принимались после поражения 1940 года, решения, которые стали основой для участия Франции в массовом уничтожении евреев? Сегодня эти две трактовки прошлого сосуществуют, и здесь в мемориале Компьень они, что называется, сталкиваются лицом к лицу“.

Кристиан Делаже убежден, что память о прошлом нельзя сохранить указом сверху. Над ее сохранением надо работать. Индивидуально и добровольно. Поэтому идею, с которой выступил недавно президент Франции Николя Саркози куратор мемориала в Компьене считает неудачной. Саркози предложил обязать французских школьников взять своего рода шефство над жертвами Холокоста:

„Моральные обязательства здесь неуместны. Интерес к прошлому нельзя навязать. Рефлексия наступает в тот момент, когда человек критически начинает задумываться о прошлом, анализирует события, способен видеть достаточно полную картину того, что когда-то произошло. Аффективная работа с прошлым по разнарядке сверху бессмысленна“.

Франция продолжает спорить о том, какой метод переосмысления прошлого можно считать наиболее верным.

Холокост – это первое, что вспоминают в США, когда речь заходит о Германии. Насколько живучи стереотипы, показала и недавняя церемония раздачи Оскаров в Лос-Анджелесе. В категории лучший иноязычный фильм победила немецкоязычная лента, австрийско-германская совместная постановка – «Фальшивомонетчики». И она - о Холокосте. До этого были «Жестяной барабан» и «Нигде в Африке». Австрия «Оскара» завоевала впервые.

Восторги и аплодисменты в Вене. Австрийские синефилы не зря провели бессонную ночь, следя за прямой трансляцией церемонии вручения наград американской киноакадемии. Впервые «Оскар» завоевала Австрия. В категории «лучший иноязычный фильм» победил режиссер Штефан Ружовицкий:

«Я надеялся, но никак не ожидал, что это действительно произойдет. Теперь и у нас есть «Оскар».

Австрийским кинематографистам в последнее время не приходилось рассчитывать на щедрость государства. Теперь, после триумфа в Голливуде, появилась надежда на то, что отечественный авангард, наконец-то, оценят по достоинству и на его родине.

«Хочется надеется, что «Оскар» сделает то, чего не удалось сделать фестивальным призам в Каннах и Венеции, которые завоевали австрийские режиссеры Михаэль Ханеке и Ульрих Зайдель. Мы надеемся, что «Оскар» привлечет внимание широкой общественности и политиков Австрии к австрийскому кинематографу»,

- говорит австрийский кинокритик Ханс Лангштайнер. Сам Штефан Ружовицкий заявил со сцены кинотеатра «Кодак» в Лос-Анджелесе, что посвящает свою победу австрийским кинодеятелям, правда, другого поколения. Тем, кто вынужден был бежать из Австрии, спасаясь от нацистов:

«В Голливуде оказались в свое время Билли Уайлдер, Фред Циннеманн, Отто Премингер и другие австрийские кинематографисты. Большинство из них были вынуждены уехать из моей страны из-за нацистов. Это символично, что первый австрийский фильм, получивший «Оскара», рассказывает о преступлениях нацистов».

«Фальшивомонетчики» - это необычный фильм. Он основан на реальных событиях. Заключенные немецкого концлагеря по заказу «третьего рейха» подделывают иностранную валюту - операция под кодовым названием «Бернхард» - малоизвестный, но факт истории. Гитлер надеялся спровоцировать инфляцию в воюющих против него странах и парализовать их экономику. В концлагере Заксенхаузен нацисты наладили массовое производство фальшивых долларов и фунтов стерлингов. К печатному станку поставили евреев-заключенных, имеющих опыт по подделке документов и дензнаков. Воры и мошенники – главные герои ленты о Холокосте? Неординарный подход к теме. Штефан Ружовицкий поясняет:

« Раньше фильмы рассказывали о том, как все было. Они обвиняли. Я же считаю себя представителем нового поколения. Я снимаю фильмы об универсальных моральных ценностях. Концлагерь я использую как фон для моей истории».

Саботировать нацистскую систему или помогать ей и пытаться таким образом выжить – вот дилемма, которую предстоит решить героям фильма «Фальшивомонетчики».

Амбивалентные персонажи – это фирменный знак режиссера. Штефан Ружовицкий родился в 1961 году в Вене, вырос в Германии. Среди коллег имеет репутацию человека талантливого и в меру скромного. Любит экспериментировать с жанрами. На его счету историческая драма, известный и в России триллер с элементами ужаса «Анатомия», детский фильм. И вот теперь – оскароносная комедия «Фальшивомонетчики».

Австрийский режиссер Штефан Ружовицкий не первый, кто решился снять комедию на тему Холокоста. А вот испанский театральный режиссер Рафаэль Альберо впервые в Европе поставил мюзикл о Холокосте. Он инсценировал «Дневник Анне Франк» - историю короткой жизни и гибели еврейской девочки из Франкфурта, которая с семьей уехала в Голландию, спасаясь от преследований нацистов, и до своей депортации в концлагерь в 1944 году вела дневник. Премьера мюзикла состоялась в Мадриде в конце февраля. Необычный спектакль встретили бурными аплодисментами. А вот двоюродный брат Анне Франк Бадди Элиас считает выбор жанра вопиющей бестактностью. Холокост и мюзикл – уместно ли такое сочетание?

За кулисами мадридского театра Кальдерон. Последнее указание режиссера перед началом спектакля:

«Так, играем без горечи и печали. Этого бы она точно не хотела. Мы должны смотреть вперед, хотя бы ради того, чтобы сохранить о ней память».

Занавес открывается. Начинается музыкальная мелодрама о короткой жизни Анне Франк.

Как перенести на сцену один из главных документальных свидетельств Холокоста? Как рассказать о жизни замученной девочки в песнях и танцах? Режиссер Рафаэль Альваро решил передать только суть: его мюзикл не о политике, не о религии и даже не об истории. «Дневник Анне Франк» режиссер трактует как оду во имя жизни.

«Мы хотели сохранить память о девочке, энергичной фантазерке, любящей жизнь, полной оптимизма. Благодаря дневнику ее знают и ею восхищаются целые поколения».

Концепция режиссера понравилась, хотя и не сразу, Фонду Анне Франк в Амстердаме. Решающую роль сыграло то, что постановка хотя и называется мюзиклом, но обходится без типичной для этого жанра помпезности. Это скорее камерная постановка. Тайное убежище, в котором пряталась от нацистов семья Анне Франк, воспроизводят на сцене строгие, лаконичные декорации – маленькая, тесная комната, в ней – 13-летняя Изабелла Кастилльо, исполнительница главной роли:

«Дорогое радио, я устала сидеть в заточении. Я хочу стать птицей, улететь далеко-далеко и больше сюда никогда не возвращаться», - поет юная актриса. Вся труппа во главе с режиссером побывала в Амстердаме в доме-музее Анне Франк. Изабелла Кастилльо рассказывает:

«Когда я ходила по дому, я представляла себе все те сцены, которые описывает Анне в своем дневнике. Очень странное было при этом ощущение».

В либретто спектакля нет ни одной строчки, напрямую позаимствованной из «Дневника Анне Франк». Текст песен тоже написан специально для спектакля, рассказывает режиссер Альберо.

Легко запоминающиеся мелодии не режут слух и гармонично ложатся в общую канву повествования. И что самое главное, они не опошляют образ убитой нацистами девочки.

В такой подаче трагическая история окажет более эффективное воздействие на юную публику, чем книга или выставка, уверены создатели мюзикла. Они сознательно отказались от производства сопутствующих рекламных сувениров: кружек, кепок и футболок. Вместо этого подготовлена специальная программа, дающая представление о времени, в котором жила Анне Франк.

Единственный оставшийся в живых родственник Анне Франк, ее 83-летний двоюродный брат, не пришел на премьеру музыкальной постановки. «Холокост – это не тема для мюзикла», обосновал он свой отказ.