1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Европа возвращается к ядерной энергетике

29.01.2008

Я уже не раз рассказывал в передачах радиожурнала «Европа и европейцы» об энергетических если не проблемах, то, по меньшей мере, заботах западноевропейских стран.

default

Эти проблемы (в первую очередь, из-за фантастического подорожания нефти и недавних газовых войн России против Украины и Белоруссии) продолжают оставаться актуальными, остро стоят на повестке дня. Многие западноевропейские страны ещё совсем недавно принимали решение в обозримом будущем (и даже, как Германия, в ближайшем будущем) закрыть все свои атомные электростанции. Теперь в этих странах идут серьёзные дискуссии: может быть, всё-таки не следует торопиться? В Германии, кстати говоря, тоже начинают задавать этот вопрос. Пока, правда, достаточно робко. А вот в Великобритании, например, премьер-министр Гордон Браун, агитирующий за строительство новых атомных электростанций, высказывается более определённо:

«Без этого мы будет зависимы от поставок электроэнергии из-за границы».

В правительственных кругах, в парламенте, в средствах массовой информации последние два-три года шла непривычно жаркая для сдержанных британцев дискуссия об изменении приоритетов в энергетической политике страны – в частности, о том, строить ли в срочном порядке новые атомные электростанции.

Сейчас подведена черта. В январе британское правительство приняло решение о строительстве ядерных реакторов нового поколения.

«Премьер-министр, в конце концов, понял, что без усиления роли ядерной энергетики будет очень трудно стабильно обеспечивать потребности Великобритании», - подчеркивает профессор Робин Гримс из Лондонского королевского колледжа. Четырнадцать атомных электростанций покрывают примерно двадцать процентов потребности страны в электроэнергии, около сорока приходится на уголь и возобновляемые источники энергии, оставшиеся сорок – на природный газ. Если учесть то, что Великобритания обязалась сократить выбросы углекислого газа в атмосферу (что означает сокращение потребления угля), а собственные запасы природного газа тают, то, как заявил лидер лейбористом, через лет через двадцать британцы на 80-90 процентов будут зависеть от поставок импортного газа, прежде всего, из России и Алжира – если, конечно, не пересмотреть энергетическую политику.

Прежние приоритеты были (теперь об этом можно говорить в прошедшем времени) такими: самые старые АЭС уже остановлены, до 2014-го года предполагалось закрыть половину из ныне действующих атомных электростанций. В перспективе лейбористская партия хотела вообще отказаться от использования ядерной энергии.

Но есть ли альтернатива?

Есть, - убеждены критики. По «ветрености» Британские острова намного опережают другие европейские страны. Поэтому строить здесь ветряные двигатели выгоднее, чем где-либо. И, в конце концов, использование энергии ветра и других возобновляемых источников будет выгоднее, чем использование атомной энергии. Бывший министр энергетики страны Майкл Мичер призывает ни в коем случае не пересматривать решение об отказе от ядерной энергетики. Кабинет министров, - заявляет он, - в своё время поступил мудро, обязав поставщиков электроэнергии увеличивать каждый год долю «возобновляемой» энергии. Но можно ли, учитывая нынешние технические возможности ветряных двигателей и их малую рентабельность, компенсировать всего через два десятилетия закрытие АЭС?

Вопрос остаётся открытым.

Между прочим, решение о модернизации ядерной энергетики Великобритании намеревалось принять ещё прежнее лейбористское правительство Тони Блэра, но в феврале прошлого года экологическая организация «Гринпис» в судебном порядке добилась проведения новых экспертных исследований. Подавляющее большинство независимых специалистов высказалось в пользу строительства новых ядерных реакторов. Кроме того, правительственную программу поддержало и население страны: «за» выступили 65 процентов опрошенных.

Еще больше поддержка АЭС в Финляндии. Все опросы общественного мнения показывают, что большинство жителей страны поддерживают развитие ядерной энергетики. Сейчас на западном побережье Финляндии, в Олькилуото, строится новый – пятый по счёту – ядерный реактор. Готов и проект шестого. Финляндия остро нуждается в электроэнергии. Проектная мощность реактора в Олькилуото (первого в Западной Европе после чернобыльской катастрофы) должна составить 1600 мегаватт, а расчетный срок эксплуатации – шестьдесят лет. Реактор, который строит германо-французский консорциум, должны запустить через два года.

Причем согласно первоначальным планам, реактор планировалось ввести в эксплуатацию уже в 2009 году. Однако проектные изменения и выполнение требований госинспекции, проверяющей, кроме всего прочего, степень безопасности будущего реактора, заметно скорректировали планы. По мнению международной экологической организации «Гринпис», недостатков у проекта ещё много. Такой точки зрения придерживается, например, Харри Ламми из Хельсинки:

«Задержка в строительстве – это следствие ошибок в проектировании бетонного фундамента. Часть его (там, где проходят трубы) пришлось разрушать и заливать заново, потому что проектировщики не учли, что в следующем десятилетии надо будет проводить генеральную инспекцию, и все «проблемные» узлы должны быть доступны. Что можно ожидать от такого отношения к строительству реактора?»

Ламми в принципе против нового реактора в Олкилуото:

«Мы в Финляндии считаем это попыткой испробовать на практике новую французскую конструкцию. Мол, посмотрим, окупит ли он себя новый тип реактора в нынешней ситуации, сложившейся на рынке электроэнергии».

Однако большую часть жителей страны проблемы, связанные со строительством в Олкилуото, не пугают. Ещё десять лет назад очень многие финны выступали против ядерной энергетики. Сегодня ситуация кардинально изменилась. Матти Пурасьоки говорит:

«Финны – очень прагматичный народ. У нас с атомными электростанциями больших проблем не было. Современные технологии позволяют свести риск к минимуму, о рентабельности я уже и не говорю. А решающим аргументом в пользу АЭС является забота об изменении климата».

Действительно, Финляндия твёрдо намерена выполнить условия Киотского протокола и уменьшить выбросы парниковых газов в атмосферу. Введение в строй реактора в Олкилуото и постепенное сокращение в связи с этим использования каменного угля, нефти и газа играет здесь очень важную роль.

Но главное, конечно, в том, что Финляндия остро нуждается в электроэнергии. Потребности экономики страны и частных потребителей энергии в последние годы возросли. И тенденция эта сохранится.

20 процентов электроэнергии финны импортируют – главным образом, из России. Они ни в коем случае не хотят увеличивать эту зависимость. Так что не удивительно, что многие предприниматели выступают за строительство новых атомных электростанций – помимо реактора в Олкилуото. Матти Путконен, представитель влиятельного профсоюза металлистов, не скрывает своего позитивного отношения к строительству новых АЭС:

«Если мы решили отказаться от угля и нефти и в то же время удовлетворить возросшие потребности экономики в электроэнергии, если мы не хотим, чтобы Россия диктовала нам свои условия, то, кроме Олкилуото, нам нужны, по крайней мере, два ядерных реактора. Только тогда мы сможем производить достаточно энергии».

В Финляндии нет собственных месторождений нефти, каменного угля и природного газа. Рельеф местности слишком ровный, чтобы можно было строитель эффективные и мощные гидроэлектростанции. Солнце светит не слишком часто, так что и на солнечные батареи надеяться не приходится. Импортируемая энергия составляет около семидесяти процентов энергетических потребностей страны. Главным поставщиком является здесь Россия. Причём, потребности бумажной, металлообрабатывающей, электронной и химической промышленности, без сомнения, будут только расти. Даже если очень экономно расходовать энергию, большого выигрыша ресурсов это не даст. А по данным профсоюзов, сохранение примерно четырёхсот тысяч рабочих мест прямо или косвенно зависит от сдерживания роста цен на электроэнергию. Как видим, аргументы в пользу ядерной энергетики у Финляндии вполне серьёзные.

В начале девяностых годов финский парламент подавляющим большинством голосов проголосовал за то, чтобы не строить новых АЭС. Но ситуация коренным образом изменилась, и было принято совершенно другое решение.

Но альтернатива нефти и газу – это не только «традиционные» (да позволено мне будет такое слово) атомные электростанции.

В Норвегии их вообще нет. Пока хватает нефти и газа. Ну а в качестве альтернативы им и урану рассматривается… торий. Когда запасы нефти и газа в норвежской части Северного моря будут истощены, торий может стать настоящим спасением от энергетического голода, - считают в Норвегии.

Перед Анитой Утсет лежит на столе последний отчёт об энергетической ситуации в стране. В принципе, серьёзных опасений ни у неё, стаатс-секретаря в норвежском министерстве энергетики, ни вообще у населения страны эта ситуация вызывать не должна. Норвегия остаётся одним из крупнейших экспортёров нефти и газа в мире. Разумеется, какие-то проблемы всё же приходится решать – например, тщательно следить за соблюдением норм выбросов углекислого газа в атмосферу. Они в Норвегии, где перерабатываются нефтепродукты, особенно высоки. Это была одна из причин (хотя далеко не главная), почему норвежцы заговорили о возможном строительстве ядерного реактора – но работающем не на урановом топливе, а на тории. Анита Утсет объясняет:

«Так как мы являемся страной, обладающей третьими по величине запасами тория в мире, то мы, естественно, попросили специалистов выяснить, как можно их эффективно использовать. Но пока речь вовсе не идёт об использовании ядерной энергии и о строительстве АЭС».

Население Норвегии, в которой нет ни одной атомной электростанции, весьма скептически относится к ядерной энергетике. С конца девяностых годов вопрос о ней дважды ставился на рассмотрение парламенты, и дважды большинство парламентариев высказывалось против возможного строительства АЭС. Однако надо думать и о будущем. Торий гораздо предпочтительнее урана – хотя бы тем, что его запасы в три-четыре раза превышают запасы урана в мире. В атомной энергетике уже сейчас применяются карбид, оксид, и фторид тория совместно с соединениями урана и плутония и вспомогательными добавками.

Нильс Бёмер из экологической организации « Беллуна» считает, что решение министерства энергетики запросить мнение экспертов о возможном ядерном реакторе, работающем на тории, - весьма опасное начало. Эколог и физик-атомщик по профессии подчёркивает:

«В восьмидесятые годы в разных странах, в том числе и в США, были проведены исследования с целью изучения возможного использования тория в качестве ядерного горючего для получения электроэнергии. Учёные пришли к таким выводам. Во-первых, реактор на тории вряд ли будет рентабельным, а, во-вторых, радиоактивных отходов будет при этом получаться не меньше, чем от уранового реактора. Впрочем, страны, обладающие большими запасами тория (например, Индия), продолжают поиски в этом направлении и мечтают о том, чтобы построить прототип реактора, работающего на тории».

Нильс Бёмер подсчитал, что разработка конкретного проекта такого реактора может обойтись Норвегии в сумму, достигающую пяти миллиардов норвежских крон (это более шестисот миллионов евро). Разработки эти могут продлиться десятки лет. А запасов урана в мире вполне хватит на то, чтобы обеспечить топливом «традиционные» атомные электростанции в течение ближайших тридцати лет. За это время вполне можно перейти на альтернативные и куда более оптимальные для окружающей среды источники энергии, чем ядерный реактор, работающей на тории:

«Есть самые разные концепции, на которые мы могли бы опереться. Что касается Норвегии, то определённую роль в получении электроэнергии здесь могли бы сыграть не только солнце и ветер, но также морские течения, приливы и отливы… В Норвегии существуют хорошие предпосылки для того, чтобы перейти на более чистые и безопасные для природы источники энергии».

Пусть это и действительно так, но возобновляемые источники энергии всё же, очевидно, дело будущего. А пока тенденции в Европе, по-моему, совершенно определённые: назад, к ядерной энергетике.