1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Еврозона продолжает расширяться

09.01.2008

Сегодня мы поговорим о переходе на евро новых членов ЕС. Мы посмотрим, как прошло неделю назад введение единой валюты на Кипре и Мальте, познакомимся с опытом Словении, которая с европейской денежной единицей живет уже год, и попытаемся понять, почему Чехия медлит с присоединением к валютному союзу.

Число участников европейского валютного союза, а именно так официально именуется то, что в обиходе принято называть еврозоной, вновь увеличилось. Напомню: шесть лет назад, 1-го января 2002-го года, евро был введен в наличное обращение сразу в 12 странах Европейского Союза. Это были Австрия, Бельгия, Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия и Франция. Затем, год назад, от своей национальной денежной единицы в пользу евро отказалась Словения. И вот 1-го января нынешнего года евро стал платежным средством на Кипре и на Мальте. Таким образом, в еврозону входят уже 15 стран. Однако у Европейского Союза в общей сложности 27 членов, так что расширение зоны действия валюты евро в ближайшие годы, несомненно, продолжится, причем именно за счет недавно вступивших в ЕС восточноевропейских государств. Давайте поэтому повнимательней присмотримся к тому, как протекает этот процесс.

«Думаю, что теперь мы почувствуем себя подлинными членами Европейского Союза. Я вообще считаю, что евро вполне можно было вводить у нас и раньше», - говорит эта молодая жительница Никосии. А этот пожилой киприот добавляет:

«Еще пару лет назад было просто немыслимо, чтобы Кипр присоединился к самой твердой на данный момент валюте в мире». Эти высказывания в значительной мере отражают общее настроение на острове, вернее – в греческой его части, которая была принята в ЕС 1-го мая 2004 года.

«Переход на единую валюту был для моей страны с самого начала большой целью, по сути дела – с момента нашего вступления в ЕС», - говорит посол Кипра при Европейском Союзе в Брюсселе Николас Эмилиу – и объясняет, почему:

«Ведь те страны-члены ЕС, которые перешли на евро, составляют своего рода внутренний круг в рамках Европейского Союза. И их голос имеет больше веса при принятии решений, касающихся экономической и финансовой политики ЕС», - подчеркивает Николас Эмилиу. О большом символическом и практическом значении вступления в еврозону говорил в новогоднюю ночь, стоя у банкомата с новенькими евро-купюрами, и премьер-министр Мальты Лоуренс Гонзи.

«С введением евро в наличное обращение Европейский Союз станет для каждого из нас более реальным, осязаемым. Переход на евро приведет к росту инвестиций, обеспечит нас новыми и более качественными рабочими местами», - убежден премьер Мальты Лоуренс Гонзи. А посол Кипра при ЕС Николас Эмилиу отмечает, что оба острова весьма активно сотрудничали в ходе подготовки к переходу на общую валюту.

«Конечно, каждая страна сама должна приводить в порядок свою экономику и свои финансы. Однако мы традиционно очень тесно сотрудничаем с Мальтой. У нас две сравнительное небольшие страны с частично общей историей», - отмечает Николас Эмилиу и продолжает:

«Так что мы активно взаимодействовали с Мальтой, например, при организации разъяснительных кампаний по подготовке наших граждан к переходу на евро. К тому же у нас были совместные встречи с Европейской Комиссией и с Европейским центральным банком. Короче говоря, это было действительно очень хорошее сотрудничество».

Впрочем, несмотря на все эти восторги, многие жители и Кипра, и Мальты опасаются роста цен после введения евро – например, журналистка из Никосии Афина Торнарити:

«Я боюсь, что у нас очень многое подорожает – как в свое время в Греции. Но зато у нас хоть проблем с пересчетом курса будет меньше, чем в Греции. Один кипрский фунт равен одному евро и 70 евроцентам. Так что у нас легче пересчитывать, чем в свое время в Греции, где один евро составлял 340 драхм», - вспоминает Афина Торнарити. Правда, опасений по поводу возможного роста цен на Кипре, судя по опросам общественного мнения, в последние месяцы стало меньше. Если еще полгода назад три четверти киприотов были убеждены, что переход на евро будет сопровождаться всплеском цен, то в ноябре так считала уже только половина жителей острова. А дипломат Николас Эмилиу, представляющий Кипр в Брюсселе в качестве посла при Европейском Союзе, даже не исключает определенного снижения цен:

«Что для наших предпринимателей сразу же изменится, так это отпадут все расходы, связанные с обменом кипрского фунта на евро или с осуществлением денежных переводов в еврозону. К тому же жители Кипра смогут теперь легко сравнивать свои цены с ценами в других странах ЕС, скажем, в Греции. Все это может привести к тому, что у нас что-то и подешевеет».

Добавлю, что на весьма популярном у россиян Кипре до 31-го января можно будет расплачиваться как евро, так и прежней национальной валютой – фунтами. Затем фунты будут полностью изъяты из оборота. Но если у вас от прежних посещений Кипра еще остались какие-то монеты и тем более банкноты, то вы сможете беспрепятственно обменять их на евро в местных банках. Правда, начиная с апреля за такую трансакцию уже придется платить комиссию. Причем монеты будут обмениваться в течение двух лет, а банкноты на протяжении десяти лет. Такие правила действуют, кстати, как на Кипре, так и на Мальте, то есть оба государства, действительно, весьма тесно сотрудничали при переходе на евро и унифицировали условия введения единой валюты. Условия, кстати, намного более жесткие, чем, например, в Германии. Здесь Бундесбанк и его отделения на местах по-прежнему обменивают старые дойчмарки без какой-либо комиссии и будут делать это без ограничений по времени, то есть фактически вечно.

Еще пару слов о внешнем виде кипрских и мальтийских евромонет. Как вы знаете, лицевая сторона у всех монет в еврозоне одинаковая, а вот оборотную сторону каждая страна оформляет по собственному усмотрению. Так вот, на Мальте на монетах достоинством в 1,2 и 5 евроцентов изображен алтарь храма Мнайдра, на монетах в 10, 20и 50 евроцентов – герб Мальты, а на монетах в 1 и 2 евро – знаменитый мальтийский крест. А на Кипре на монетах достоинством в 1,2 и 5 евроцентов изображен местный дикий баран – муфлон, на монетах в 10, 20 и 50 евроцентов – античный корабль, символизирующий вклад острова в развитие торговли, а на монетах в 1 и 2 евро – идол Помоса. Этой крестообразной фигурке более 3 тысяч лет, она хранится в Кипрском музее в Никосии и выбрана как символ древности острова.

От двух дебютантов еврозоны перейдем к стране, которая уже накопила двенадцатимесячный опыт жизни с евро – это бывшая югославская республика Словения.

«Спустя год после введения евро можно подвести в целом положительный итог, особенно с точки зрения тех, кто охотно путешествует, потому что больше не приходится мучиться с обменом денег», - рассказывает этот житель столицы Словении Любляны. Однако, по его наблюдениям, большинство его сограждан по-прежнему регулярно пересчитывает в уме цены – из евро в толары. Такие пересчеты начинаются, как правило, при ценах от ста евро и выше, и приобретают всеобщий характер, когда речь заходит о крупных покупках – автомобиля, квартиры или дорогой бытовой техники. Просто людям важно получить представление о том, насколько выгодна или невыгодна ныне данная вещь. Ведь еще совсем недавно люди в Словении сталкивались с совсем иными цифрами, чем сейчас: сегодняшние 750 евро – это прежние 180 тысяч толаров. Кстати, такой обменный курс имел ярко выраженный отрицательный психологический эффект: зарплата в цифровом выражении резко уменьшилась.

«Я никаких восторгов от перехода на евро не испытываю, нет, я не доволен тем, что зарплата стала номинально намного ниже, для меня это просто ужасно», - жалуется этот словенец. Если доходы жителей Словении после введения евро чисто визуально уменьшились, то цены вполне реально выросли. Особенно, по данным организаций по защите прав потребителей, на различные виды услуг, на спортивные и культурно-зрелищные мероприятия.

«Как и прежде, основная наша проблема состоит в том, что у нас просто мало денег. А евро явно привел к росту цен, я это специально проверила на товарах, которые регулярно покупаю», - рассказывает эта жительница Любляны. К тому же, добавляет она, заметно больше денег приходится тратить при посещении кафе и ресторанов. Правда, Национальный банк Словении недавно указал на то, что рост цен в стране во второй половине прошлого года был связан скорее с общими инфляционными тенденциями в Европе и в мире, чем собственно с введением евро.

Итак, в еврозону входят уже 15 стран. Кто же следующий? Тут, наверное, следовало бы напомнить, что решения о приеме в европейский валютный союз новых членов принимаются на основе совершенно четко сформулированных макроэкономических критериев, о которых напоминает пресс-секретарь Европейской Комиссии Амелия Торрес:

Решение о том, может ли та или иная страна вступить в валютный союз, зависит от того, выполнила ли она маастрихтские критерии. Так, дефицит государственного бюджета не должен превышать три процента валового внутреннего продукта. Важную роль играют также уровень инфляции и величина банковских процентных ставок. Если все критерии выполнены, то соответствующие страны могут вводить евро – как это только что сделали Мальта и Кипр.

Так кто же последует за этими двумя островами? Представительница Еврокомиссии дает достаточно уклончивый ответ:

Целый ряд стран уже наметили конкретные даты. Первой в этом списке значится Словакия, очередь которой наступит в 2010 году. А затем идут сразу несколько государств, которые сообщили нам, что хотели бы ввести у себя совместную валюту между 2010-м и 2014-м годами. Посмотрим, насколько быстро все это произойдет на самом деле.

Итак, Амелия Торрес назвала Словакию, но не Литву или Эстонию, которые чуть было не вошли в еврозону в этом году – их подвели более высокие, чем требовалось, показатели инфляции. Кстати, обратите внимание: Словакия, которая в составе прежней Чехословакии всегда считалась экономически более отсталой, вступительные экзамены в еврозону почти уже сдала – а более благополучная Чехия, как видим, нет.

«Наша экономика уже сейчас стоит на достаточно здоровых ногах. Однако у нас по-прежнему имеются некоторые узкие места, например, в области государственных финансов и на рынке труда», - говорит директор Национального банка Чехии Зденек Тума. Поэтому первоначально намеченное на 2010-й год введение евро было перенесено на неопределенный срок – чешское правительство хотело бы до этого провести основополагающие реформы в области финансов, пенсионного обеспечения и здравоохранения. Так что Чехия вполне может оказаться одной из тех стран, которые перейдут на евро в последнюю очередь:

«Совершенно очевидно, что нынешнее правительство не станет принимать решения о вступлении в еврозону. Следующее правительство будет сформировано в 2010 году. Поэтому первой реальной датой введения евро в Чехии можно считать 1-ое января 2014-го года. И это при условии, что будущее правительство еще осенью 2010-го года проголосует за введение евро», - подчеркивает чешский экономист Певел Мертлик.