1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Еврейский мудрец Раши

27.06.2005

В 11 веке талмудическая школа в Вормсе была известна во всей Европе. Еврейский юноша из северофранцузского города Труа приехал в Вормс, чтобы научиться читать и понимать Талмуд. Это был Раби Шломо Бен Ицхак, получивший всемирную известность под именем Раши. Его учение до сих пор оказывает большое влияние на еврейскую религиозную традицию. А комментарии Раши к Торе и Талмуду в немалой степени помогли христианским богословам понять Ветхий Завет. Евреи по сей день изучают труды Раши. По случаю 900-летия со дня смерти учёного город Вормс и Центральный совет евреев в Германии провозгласили 2005 год годом памяти Раши. Подробности – в репортаже Гейнц-Петера Катлевского.

По профессии Раши был виноделом. Именно виноделием он зарабатывал себе на жизнь. Среди евреев, однако, он получил известность своей любовью к изучению Библии и Талмуда и комментариями к ним. Раввин еврейской общины Мангейма Тувиа Ход говорит о значении Раши сегодня:

«Каждый верующий мальчик, а сегодня и девочка, знает, кто такой Раши. Он каждый день с ними. Они изучают его труды. Раши для них – не прошлое. Он для них в настоящем. И так будет и в будущем».

Примером такого будущего является школа «Лаудер-Мория» в Кёльне. Эта начальная школа находится в ведении Кёльнской синагоги. На ежедневных уроках иврита и основ иудаизма упоминания о Раши стали чем-то таким же обычным, как и молитвы детей.

«Со второго класса дети начинают готовиться к изучению Торы. Они узнают, кто и зачем написал Тору, какие книги входят в её состав, почему Тора считается священной. Большинство историй, которые я рассказываю детям, написаны Раши. Ведь свои комментарии он писал, опираясь на примеры из жизни. Они просты и легки для понимания».

Карен Гинсберг преподаёт иврит и основы религии в школе «Лаудер-Мория».

Комментарии Раши отличаются краткостью и доступностью для понимания. В них нет никакого академизма, поскольку Раши не был философом или профессиональным религиозным учителем. Он был человеком очень практичным, хорошо знавшим природу. На жизнь он зарабатывал, трудясь на своих виноградниках неподалёку от Труа, столицы Шампани, но самым страстным его увлечением была Тора. Он разъяснял её образами из повседневной жизни. Вот один из примеров. В первой книге Библии рассказывается история сотворения мира. Среди прочего, там говорится о том, что Бог сотворил на небесах два светила – одно побольше, другое поменьше. Раши размышляет о солнце и месяце как о царе и царице.

«Однажды солнце и месяц были у Бога, и месяц говорит: как же такое может быть, что в мире существуют два царя – солнце и я? Не должно такого быть. Царь должен быть один. И тогда Бог ответил: раз ты такое говоришь, то солнце будет царицей, а ты станешь поменьше, зато будешь получать помощь от звёзд».

Так Раши аллегорически обосновал различие между днём и ночью и тактично указал на то, что от высокомерия ничего хорошего не бывает.

Впрочем, Раши интересен не только детям. Для каждого взрослого, изучающего Талмуд, комментарии Раши имеют огромное значение. Профессор религиозной педагогики в Институте иудаики в Гейдельберге Даниэль Крохмальник говорит:

«Священные тексты мы читаем глазами Раши. Мы постоянно смотрим то в текст, то в комментарий. И всё время спрашиваем себя: что по этому поводу говорит Раши?»

Прежде чем Раши начал писать свои комментарии, ему пришлось на несколько лет покинуть свою французскую родину и пройти обучение в талмудической школе. В те времена это входило, так сказать, в общеобразовательный минимум почти каждого еврея. В Труа, да и вообще во всей северной Франции такой школы не было. Поэтому пришлось отправиться на учение в Германию. Министр по делам науки федеральной земли Рейнланд-Пфальц профессор Юрген Цёлльнер рассказывает:

«Примерно в 1060 году школа в Вормсе, а также школы в Шпейере и Майнце пользовались прекрасной репутацией во всей Европе. Поэтому молодой Раши оставил свой родной город Труа в Шампани, чтобы заняться изучением Библии и Талмуда на Рейне».

В Вормсе и Майнце и были заложены основы для его дальнейшей деятельности в качестве комментатора Талмуда и Торы. Согласно легендам, будучи студентом, Раши уже был мудрецом. В действительности, однако, свои тексты он написал по окончании учёбы. Они быстро получили широкое распространение и сохраняют свою популярность среди евреев по сей день.

В Вормсе к зданию синагоги примыкает дом, который и сегодня всё ещё называют «Бейт-Мидраш Раши». В действительности, однако, он был построен много позже. Сегодня в нём находится Еврейский музей, в который стекаются почитатели Раши. В юбилейный год в Вормсе будут проведены многочисленные мероприятия, посвящённые Раши, еврейской культуре, иудаизму и еврейской традиции.

Гейнц-Петер Катлевский

♦♦♦

В 19 веке немецкие евреи положили начало реформации в иудаизме. Приверженцы нового движения рассматривали еврейский закон как живой процесс, а не как нечто, данное раз и навсегда. В этом движении женщины, например, пользуются равноправием во всех сферах. Во многих странах это движение получило признание. Но в Германии вот уже много лет длятся споры между Центральным советом евреев в Германии, занимающим консервативные позиции, и Союзом прогрессивного еврейства. «Прогрессисты» считают, что их права в Германии ущемляют. Недавно в Германии с официальным визитом побывала председатель Всемирного союза прогрессивного еврейства Рут Коэн. Подробности – в репортаже Элены Грипентрог.

Фишер, Шили, Мюнтеферинг приняли Коэн. А это, несомненно, свидетельствует о том, что политический Берлин очень серьёзно отнёсся к визиту делегации Всемирного союза прогрессивного еврейства. Да и прибывшая из Израиля Коэн отметила, что визит и переговоры проходили в атмосфере понимания.

«Мы бы хотели, чтобы Союз прогрессивного еврейства стал частью Центрального совета евреев в Германии. Мы хотим участвовать в определении политического курса и содержания работы, в воспитании молодёжи. То есть всё должно быть, как во всех других странах. И, конечно же, мы хотели бы получать часть субсидий, выделяемых государством».

В Германии только влиятельный Центральный совет евреев имеет общественно-правовой статус. Сравнительно небольшой Союз прогрессивного еврейства всё ещё пользуется статусом объединения. После долгих споров и в результате сильного политического нажима Центральный совет евреев, наконец, прошлым летом согласился передать Союзу прогрессивного еврейства часть полученных от немецкого государства средств и оказать конкретную поддержку. Однако, как жалуются «прогрессисты», обещания выполняются очень медленно и неохотно.

«Подобная ситуация в Германии воспринимается нами особенно болезненно, поскольку именно немецкие евреи разработали идею прогрессивного еврейства. Именно здесь находится сердце прогрессивного еврейства. Действительно, просто невыносимо видеть, что мы здесь всё ещё остаёмся не признанной частью еврейской общины».

По мнению Коэн, этот внутриеврейский спор – нечто уникальное. Вот уже несколько лет число «прогрессивных» еврейских общин в Германии постоянно увеличивается. Особой привлекательностью прогрессивное еврейство обладает как раз для многих молодых евреев. На это указывает председатель Союза прогрессивного еврейства в Германии Ян Мюльштейн.

«Потому что оно требует большего интеллектуального напряжения, потому что оно ставит перед тобой более сложные задачи. Тебе приходится самому искать собственный «еврейский» путь, в отличие от ортодоксального еврейства, где всё чётко расписано. К тому же, одной из причин является то, что на богослужении семья может присутствовать действительно как семья».

В ортодоксальных общинах на богослужениях женщины присутствуют отдельно от мужчин, а в «прогрессивных» общинах такого разделения не существует. Кроме того, «прогрессисты» устраивают праздник Батмицва и для девочек. По мнению Коэн, именно «прогрессисты» особо активно способствуют интеграции русскоязычных евреев в Германии. В бывшем Советском Союзе евреи, как правило, были далеки от иудаизма. Поэтому сегодня им гораздо ближе либеральное еврейство.

«Мы можем указать на значительные успехи и на территории бывшего Советского Союза, где мы после краха коммунизма создали более 100 общин. Люди там жаждут узнать как можно больше о еврейской традиции, то есть о том, что раньше знали только дедушки и бабушки. Вот это и есть современное еврейство».

«Прогрессисты» очень надеются, что им с помощью федерального правительства удастся урегулировать спор с Центральным советом евреев в Германии. Видимо, правительству Германии действительно придётся проявить активность, поскольку во время визита председателя Всемирного союза прогрессивного еврейства Рут Коэн в Германию ни одной официальной встречи с представителями Центрального совета евреев так и не состоялось. «Прогрессисты» считают это просто оскорбительным.

Элена Грипентрог

♦♦♦

В ходе расширения ЕС на восток к Евросоюзу присоединились страны, не знавшие до 1989 года демократического переосмысления истории. В период коммунизма существование антисемитизма в этих странах просто отрицалось. Сегодня антисемитские тенденции снова становятся очевидными. Неужели после расширения ЕС на восток всей Европе грозит новая волна антисемитизма? Недавно в Нойхарденберге неподалёку от польской границы специалисты обсудили проявления антисемитизма в Польше и других восточноевропейских странах. Подробности – в репортаже Томаса Клатта.

Несмотря на то, что сегодня в Польше, по некоторым оценкам, проживают всего лишь около тысячи евреев, подспудная ненависть к евреям там всё ещё ощущается. По мнению польского социолога Иренеуша Кжеминьского, у антисемитизма в Польше два источника: традиционно-христианский и современно-националистический.

«Для польского самосознания большое значение имеет некий символический образ еврея. Еврей считается хитрым, расчётливым и всегда ищущим собственной выгоды. Поляки же якобы сохраняют верность своим христианским ценностям и своей родине, даже если иногда им от этого только хуже».

Поэтому на евреев возлагалась вина за коммунизм в Советском Союзе и за то, что поляки десятилетиями страдали в условиях социалистической системы. Парадоксальным образом теперь евреев обвиняют в крахе социализма и победе капиталистического Запада. По мнению бывшего архиепископа Парижского кардинала Жан-Мари Люстиже, результаты опроса общественного мнения подтверждают давний феномен: евреи, жившие в рассеянии, всегда испытывали на себе враждебность со стороны коренного населения.

«В глазах всех других народов евреи – партикуляристы, то есть чужаки. Но в то же время они – носители идеи универсализма. Тем самым евреи превращаются в символ диаметрально противоположных точек зрения. И в любом случае на них возлагается ответственность за грядущие несчастья. Так что евреям всегда отводится роль козла отпущения».

В 2002 году польский социолог Кжеминьский провёл среди своих соотечественников опрос об их отношении к евреям. В результате выяснилось, что демократизация Польши вовсе не привела к автоматическому отказу от стереотипного мышления. Неожиданностью, однако, оказалось и одновременное усиление сопротивления проявлениям антисемитизма.

«Интересно, что в Польше число тех, кто осуждает антисемитизм, также увеличилось вдвое. Вряд ли можно назвать этих людей «филосемитами», тем не менее, все обвинения, выдвигаемые против евреев, они считают глупыми и бессмысленными. Так что в последние 10 лет наблюдается поляризация позиций».

Характерной особенностью образа мыслей поляков является то, что большинство из них считают себя жертвами. 78% поляков полагают, что за свою историю они страдали больше всех остальных народов, даже больше евреев. Такое мнение преобладает даже среди хорошо образованных людей. В других восточноевропейских странах также просматривается связь национализма с антисемитизмом. Венгерский правозащитник Дьёрдь Далош говорит:

«Я не против национальной гордости. Нация, не способная собой гордиться, не способна и испытывать чувство стыда».

Впрочем, и в Западной Европе мы сталкиваемся со всё новыми формами проявления антисемитизма. Некоторые консервативные политики всё ещё предпринимают осторожные попытки придать салонный характер старым предубеждениям. Да и антиизраильская пропаганда, которую, например, во Франции ведут молодые мусульмане, также представляет собой новый вариант антисемитизма.