1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Евгений Лимарев: «расстрельного списка» врагов Кремля не существует...

«…по крайней мере, к которому бы я имел отношение... Но то, что корни этого преступления следует искать в России и что организаторы убийства близки к кругам спецслужб, - для меня не вызывает сомнения.» Интервью DW-RADIO.

default

Дом Лимарева в городе Клюз во французских Альпах

Сегодня нам удалось связаться с человеком, которого называют одним из ключевых свидетелей в деле об отравлении Литвиненко. Это Евгений Лимарев, россиянин по происхождению, постоянно живущий во Франции. Сам Лимарев представился нам консультантом по вопросам безопасности и деятельности спецслужб постсоветских государств. Мы разыскали его, потому что, как сообщалось ранее, именно он и являлся автором или одним из источников той информации, которую передал Александру Литвиненко Марио Скарамелла, - а именно о некоем «расстрельном списке» врагов Кремля. «Действительно ли такой список существует?», - спросили мы Евгения Лимарева.

«Речь идёт, судя по всему, о пресловутой копии e-mail´a, которая 1 ноября былa передана Александру Литвиненко Марио Скарамеллой. Автором этого e-mail´a, согласно последующему заявлению господина Гуццанти (бывшего шефа «комиссии Митрохина» в итальянском парламенте) и заявлениям самого господина Скарамеллы, якобы являюсь я. Я не буду пересказывать его содержание, но отрывки из него были опубликованы 26 ноября в газете Guardian, а также в газете Mail on Sunday. Я могу просто подтвердить, что такой e-mail господин Скарамелла действительно получал, но не напрямую от меня, а от моих российских источников. И я ему, со своей стороны, подтвердил, что такого рода угрозы, о которых говорилось в письме, а там шла речь об угрозах самому господину Скарамелле и сенатору Гуццанти, действительно, правдоподобны».

Полную версию интервью, которое провел боннский журналист Сергей Вильгельм, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст