1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Ева и ее потомки: нескромная роль пьедестала в искусстве

В музее Роландсэк проходит выставка, посвященная роли постамента в искусстве. Для чего статуи вообще обзавелись пьедесталами? И могут ли они без них обходиться?

Штефани Троян (Stefanie Trojan), Обнаженная

Штефани Троян (Stefanie Trojan), "Обнаженная"

Языковая память хранит свидетельства значительности этого предмета: "вознести на пьедестал" или "свергнуть с пьедестала". Эти выражения употребляются как в прямом, так и в переносном смысле. Незабываемы такие исторические моменты, как свержение статуи Дзержинского в Москве или Хусейна в Багдаде. Конец диктатуры - поворот жерновов времени.

Но что есть пьедестал в искусстве?

Для чего статуи вообще обзавелись постаментами? И могут ли они без них обходиться? Этими вопросами решили озадачиться кураторы художественного музея, расположенного в живописном местечке Роландсэк, что на Рейне, недалеко от Бонна. Они подготовили целую экспозицию под названием "Фундамент искусства", сконцентрировав внимание аудитории на предмете, наличие или отсутствие которого обычно не столь (казалось бы) бросается в глаза: на постаменте.

Марк Дион (Mark Dion), Фламинго

Марк Дион (Mark Dion), "Фламинго"

"Пьедестал является частью скульптуры, - говорит участник и консультант выставки, швейцарский художник Павел Шмидт (Pawel Schmidt). - "Носитель" или "фундамент" необходим для трехмерного искусства, как чистый лист бумаги для рисунка, как холст для живописи".

Пьедестал как условие свержения с оного

В античности размеры постамента были подчинены столь же строгим пропорциям золотого сечения, как и сами статуи. Существовала и градация размеров: героям и чемпионам полагались постаменты, составляющие приблизительно треть "роста" скульптуры. Это приподнимало их над прочими смертными, но оставляло еще в нашем мире. Императорам и богам полагались пьедесталы, возносившие их в недостижимую для плебса высь.

Музей в Роландсэке (вверху справа)

Музей в Роландсэке (вверху справа)



Вплоть до конца 19 века пьедестал был неотъемлемой частью скульптуры. Первым, кто отказался от него, вернув статую в наш грешный мир, стал великий француз Огюст Роден. Гастроли его "Евы" в Роландсэке – великодушный жест дома-музея скульптора в Париже и маленькая сенсация выставки.

"Ева стоит прямо на земле, - Рассказывает куратор выставки и директор музея в Роландсэке Оливер Корнхоф (Oliver Kornhoff). - Впервые она экспонировалась в зале, в котором пол бы не каменным или деревянным, а земляным. Роден буквально "вкопал" свою статую в землю. Скульптура оказалась на одном уровне со зрителем. Это было революцией!"

Аксель Либер (Axel Lieber), Пьедестал скульптора

Аксель Либер (Axel Lieber), "Пьедестал скульптора"

Революции с тех пор вошли в моду: c середины 20 века в дело пошли пустые бочки и деревянные ящики, а статуи были заменены чучелами птиц и животных или живыми художниками, а то и старыми ботинками и прочими "реди-мейдами". Неразделимый тандем "статуя-пьедестал" оказался одной из наиболее устойчивых "икон" искусства, а потому - излюбленной мишенью для многочисленных иконоборцев, объявивших искусством сам жест низвержения.

Тим Ульрих (Timm Ulrich), На пьедестале - с пьедесталом

Тим Ульрих (Timm Ulrich), "На пьедестале - с пьедесталом"

Отсутствие постамента или его диспропорциональное отношение к статуе – это тоже художественное решение. Так, гигантский или массивный фундамент "унижает" "маленького человека", на ней стоящего, как у немецкого художника Штефана Балькенхоля (Stephan Balkenhol), или подчеркивает хрупкость статуи, как в некоторых работах швейцарца Альберто Джакометти.

Выставка оставляет за скобками социальную феноменологию пьедестала. Скажем, вне фокуса оказался период использования постаментов в эпоху "третьего рейха", например, в искусстве любимца Гитлера Арно Брекера (Arno Breker). Обошли организаторы стороной и тему значения пьедестала в монументальной пропаганде советских времен.

Экспозиция в Роландсэке, судя по всему, намерена развлекать публику, а не заставлять ее думать. Впрочем, как утверждал итальянский художник Пьеро Мандзони, феномен "скульптурного вознесения" определяется не постаментом и даже не статуей, а наличием публики, готовой взирать.

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Культура и стиль жизни