1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Друг краснокожих" Карл Май

Не всякий знает, что истории про Виннету и его друга Верную Руку придумал человек, который никогда в прериях не бывал. Автор захватывающих историй про индейцев Карл Май родился и умер в городке Радебойль, под Дрезденом.

default

Фестиваль "Карл-Май-Шпиле" в Бад Зегеберге.

Gojko Mitic in SPUR DES FALKEN

Гойко Митич в роли Виннету.

Правда, в послевоенной Восточной Германии имя Карла Мая по инициативе партийного руководства было предано забвению. Все из-за того, что Гитлер назвал однажды Карла Мая своим любимым писателем. Даже вестерны восточногерманской киностудии ДЕФА с Гойко Митичем официально считались экранизациями романов гэдээровской писательницы Лизелотты Вельскопф-Хенрих, по сути, переписанных с оригиналов Карла Мая. Писатель был реабилитирован только в начале 80-х, то есть, 70 лет спустя после его смерти. А в 1985 году в Радебойле, по личной инициативе Эриха Хонеккера, был открыт дом-музей Мая. Увлечение романтикой далеких прерий не ослабевает и сегодня. И на западе Германии, и на востоке.

"Немецкий Фенимор Купер" не был баловнем судьбы

Культ "Дикого Запада" вспыхнул в Европе в 60-е годы. Берлинская студия "Риальто" выпустила первые фильмы по романам "немецкого Фенимора Купера" – Карла Мая. Романами Мая зачитывались в своё время Альберт Эйнштейн, Томас Манн, Алексей Толстой. Но при жизни автор увлекательных историй "про индейцев" отнюдь не был баловнем судьбы. Вскоре после окончания семинарии он угодил в тюрьму за воровство: товарищ по комнате обвинил молодого помощника учителя в том, что он украл его часы. Кроме этого, в "послужном списке" Карла Мая конокрадство и попытка похитить бильярдные шары в ресторане...

Автор отождествлял себя с героями своих произведений и даже на письма читателей нередко отвечал от имени Виннету. Поэтому когда выяснилось, что свои романы-путешествия он написал, сидя дома, и вовсе не владеет ни лассо, ни многочисленными иностранными языками, его жестоко осмеяли и обвинили в шарлатанстве.

Он умер в 1912 году от сердечного приступа. Всего через несколько дней после публичного доклада, который назывался "Вперед, в царство благородных людей". Однако благородных аборигенов Америки Карлу Маю спасти не удалось. "Потомки" его прекрасных героев в большинстве своем живут в резервациях, а об их исконных традициях сегодня можно узнать главным образом в этнографических музеях или на фестивалях Карла Мая, которые проводятся во многих городах Германии.

Возрождение "долины смерти"

Свист стрел, оглушительный треск ружейных затворов, в воздухе реют настоящие орлы, мимо галопом проносятся всадники... Девушка из племени апачей мечтает освободить своего возлюбленного немца. Его, вместе с другими пленниками, удерживает в рабстве владелец серебряных рудников Роулин. На помощь приходит Виннету вместе со своим бледнолицым другом и борцом за справедливость Олд Файерхэндом.

Таков сюжет инсценировки по мотивам романа Карла Мая "В долине смерти". В минувшем сезоне эту постановку можно было увидеть на фестивале, проходившем у подножия холма "Калькберг" в северогерманском городе Бад Зегеберге. Здесь расположен театр под открытым небом - "Карл-Май-Шпиле", который уже полвека радует своими спектаклями любителей историй про индейцев.

"Сын Большой медведицы" Гойко Митич

Уже много лет роль Виннету исполняет легендарный югославский актёр Гойко Митич. Бывшим советским зрителям предводитель апачей и сын Большой медведицы известен по кинофильмам студии DEFA. Когда Виннету появляется на сцене, становится ясно: все закончится хорошо.

Необычайно обаятелен Гойко Митич и в жизни. Будучи уроженцем Югославии, кроме родного сербского он владеет и другими славянскими языками, и, как оказалось, совсем неплохо говорит по-русски.

"...я изучал в школе 12 лет. Ну, очень много мы снимались в Союзе раньше. Это было в Бухаре, Самарканде, на Кавказе, было очень интересно. Мы поставили только кактус, и это получилось, как Мексико. Мы снимали там "Апачи", две картины там снималось".

Не прибегая к услугам каскадеров

После "Сыновей большой медведицы" было снято еще 11 картин: "Чингачгук", "Белые волки", "След сокола". С тех пор вождь апачей каждый день получает письма от поклонников, в том числе и из бывшего Советского Союза. Сегодня Гойко Митичу 62 года, он живет в Берлине, всё ещё снимается в кино и в седле так же легок, как и 30 лет назад. Услуги каскадеров ему, как и прежде, ни к чему.

"Когда наверху этой деревянной башни происходит финальная сцена - борьба злого и доброго начала - все достаточно опасно. Оступись - и нет тебя. Три года назад здесь был построен висячий мост, по которому мне нужно было пройти. Руководство театра заявило: ни в коем случае. Но я настоял. Пришлось подписать бумагу о собственной ответственности. И, как видите, со мною ничего не случилось. Но для того, чтобы участвовать в этих представлениях, необходима серьезная физическая подготовка. Сцены с лошадьми тоже требуют сноровки".

Там, где добро побеждает зло

Как и другие произведения Карла Мая, роман "В долине смерти" посвящен извечной теме борьбы добра со злом.

"Вымышленные фигуры романов Карла Мая, как Виннету, например, которого я играю с огромным удовольствием, стремятся воплощать совершенно определенные ценности, такие как справедливость и равноправие. Во время очередного монолога часто замечаешь, как 7 тысяч зрителей в амфитеатре (это как футбольный стадион) вдруг притихли и внимательно слушают. Думаю, что это важно особенно для детей - наших главных зрителей. И часто со сцены я замечаю, как папы и мамы в зале снова становятся детьми".

"Америка забыла своих краснокожих сыновей"

Вестибюль театра под открытым небом - типичная кулиса вестерна.

К окруженному частоколом поселению колонистов, где продается всевозможная атрибутика Дикого Запада, примыкает индейский поселок. Тут всего за один евро можно научиться мыть золото, а можно просто расслабиться в вигваме. Рядом - выставка, посвященная кровавой истории колонизации Америки. Об этом мы говорили и с Гойко Митичем, который впервые побывал в Америке всего четыре года назад:

"Я был очень огорчен. У меня такое чувство, что Америка забыла своих краснокожих сыновей. Но надежда никогда не умирает".

Контекст